[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Даниил Огилец", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0434\u0438","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 7, "likes": 31, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "7589" }
Даниил Огилец
4 128

Press X to Not Die: как одна кнопка может спасти весь мир

Иногда трэшовость игре лишь на пользу.

Поделиться

В избранное

В избранном

Малобюджетное кино, грайндхаус, фильмы категории «Б» — явление настолько же привычное, как и дорогие блокбастеры. Все мы помним картины вроде «Зловещие мертвецы» и совместный проект «Грайндхаус» Тарантино-Родригеза. Знатоки вспомнят шедевр «Геи-ниггеры из далёкого космоса» или «Пальцатый Титаник». Кино, которое снимается по принципу «настолько плохо, что даже хорошо», — значимая часть современной культуры, без которой никуда.

Классический B-Movie

Но если с кинематографом всё понятно и привычно, то с видеоигровой индустрией дела обстоят неоднозначно. Откровенно плохих игр с излишком, но нарочито трэшовых проектов, после которых хочется плакать от смеха кровавыми слезами, не так уж и много. Можно вспомнить «Подземного человека» Мэддисона, «Симулятор камня в лесу» или «Игру про ничего», которая на сто процентов отыгрывает название.

Но это неинтересно. Нам нужны игры с литрами крови, кишками на телефонных проводах, взорванной военной базой и биологическим оружием.

Как раз об этом Press X to Not Die — игра, полностью состоящая из видеовставок от первого лица и QTE с классическим сюжетом о неизвестном вирусе, который превращает людей в бездумные машины для убийств.

Нам предстоит играть за безымянного парня, которого будит приятель Мэтт, сообщающий о том, что судный день настал и единственный способ выжить — вовремя нажимать X. Усваивать полученную информацию придется быстро, потому что в комнату врывается сумасшедшая баба, вооруженная кухонным ножом.

Чтобы не пасть смертью храбрых, нажимаем заветную клавишу и переводим опасность на товарища, чья скорость реакции ниже, чем у нас. Горевать по истекающему кровью Мэтту некогда — отправляемся спасать возлюбленную.

Весь последующий геймплей движется по давно начерченной линии сюжета классического зомби-хоррора с двумя поправками: во-первых, бюджет команды разработчиков составлял примерно четыре доллара; во-вторых, мы принимаем участие в развитии сюжета, пусть и незначительно — выбираем варианты ответов в диалогах и решаем, каким именно способом надрать зад очередному заражённому.

Скромный хронометраж проекта (от силы 40 минут) разработчики компенсировали изобретательностью, доходящей до абсурда — нам придется набить лицо зомби-хоккеисту, распилить бензопилой сумасшедшего клоуна (альтернатива — попытаться убить его воздушным шариком в форме меча) и прикончить заражённого учёного степлером.

Формат интерактивного кино — совсем не новинка для видеоигровой индустрии. Первые проекты, поддерживающие технологию FMV (full motion video) появились больше тридцати лет назад на аркадных автоматах. Формат простой — на экран транслируется мультфильм, а игрок должен вовремя нажимать на большую красную кнопку, иначе благородный принц, спешащий спасти принцессу из заточения, попадет в пасть к дракону или сорвётся в пропасть.

Золотая эра fmv-игр выпала на середину 90-ых. Тогда были популярны проекты с полноценным видео и живыми актёрами, вместо неубедительной графики. Многие производители даже ринулись штамповать консоли, заточенные как раз под такие видеоигры. Не удержалась и Apple, выпустившая в 1995 году одну из худших игровых систем в истории (Apple Pippin).

Press X to Not Die отдаёт дань уважения fmv-классике, предлагая сыграть в режиме «1994», который сжимает видео и превращает игру в месиво оттенков рыжего цвета.

Выглядит это примерно так

Не уверен, пытаются ли подобные поделки возродить давно устаревший жанр, но можно с уверенностью сказать, что fmv-игры если и не переживают второе рождение, то, как минимум, не мертвы.

#инди #мнения

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться