[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Артём Слободчиков", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0435\u0442\u0440\u043e","nes"], "comments": 13, "likes": 32, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 560

Люди, которые всё ещё делают игры для NES

Steam для слабаков, картриджи — выбор мастеров.

Поделиться

В избранное

В избранном

Официально «смерть» приставки NES наступила в 1995 году. Однако фанаты до сих пор поддерживают в ней жизнь, разрабатывая и выпуская собственные игры — с картриджами и стилизованными мануалами, как двадцать пять лет назад. Eurogamer рассказал о таких людях, а мы выбрали из материала главное.

Кевин Хенли (Kevin Hanley), живущий в Крествью, штат Флорида, — типичный современный разработчик для NES. С 2009 года он сделал девять «кустарных» игр для NES, с картриджами и всем прочим. Отчасти его творения — ремейки старых игр, отчасти — полностью оригинальные тайтлы. Первой его игрой стала Ultimate Frogger Champion, порт оригинального Frogger с аркадных автоматов. А значительную часть 2015 года он потратил на создание The Incident, головоломки, построенной на механике толкания блоков. В 2017 году Хенли выпустил порт Scramble, ещё одной классической аркадной игры.

Я подумал, что это может быть весело — переносить игры, в которые я играл в детстве, на мою любимую консоль. Это интересный вызов, к тому же, я ведь люблю эти игры и хочу, чтобы в них поиграло больше людей. ​

Кевин Хенли, разработчик игр для NES

Хенли обычно не меняет исходный материал — он считает, что даже мелочи вроде скорости движения объектов должны оставаться прежними, иначе пропадёт аутентичное впечатления от игры. Но старается по возможности добавлять что-то своё.

Благодаря ему в Scramble появились достижения, перенёсшие в игру классические вызовы, которые бросали друг другу подростки в аркадных залах — например, пройти игру, не умирая. В 2016 году Хенли переделал свой же порт Frogger. Получился набор из четырёх игр с кастомными звуковыми эффектами, новыми анимациями и более точным счётчиком очков.

Scramble

Хотя сама NES не изменилась, платы и оперативная память стали гораздо более технологичными. Поэтому создатели игр для NES могут добавлять некоторые современные функции — сохранения или те же достижения.

Но почему NES? Ведь даже SNES даёт гораздо больше возможностей. По словам Хенли, как раз в этом и проблема.

Когда ты переходишь на более современные консоли вроде Super Nintendo, становится гораздо сложнее делать всё самому. Думаю, NES идеально подходит для тех, кто хочет самостоятельно разрабатывать все аспекты игры и тратить на это разумное время.

Кевин Хенли, разработчик игр для NES

На каждый проект у Хенли с минимальным аутсорсингом уходит шесть-восемь месяцев. Он создаёт игры не только ради ностальгии, — чтобы обходить технические ограничения старой консоли, нужно развивать в себе смекалку. Лучшие кустарные игры для NES поднимают восьмибитные спрайты, звуки и скроллинг на небывалый уровень.

Например, энтузиасты пользуются техникой под названием дизеринг — симулируют шейдеры и текстуры с помощью точно распределённых пикселей. Также они развили композицию спрайтов консоли. Все визуальные данные, генерируемые NES, состоят из спрайтов, высота которых всегда составляет восемь пикселей, а вот ширина может быть как восемь, так и 16. Во втором случае игровой экран становится больше. Например, в оригинальной Super Mario Bros. используются спрайты 8x8, а в Super Mario Bros. 3 — 8x16.

После нескольких изменений энтузиасты смогли создавать более разнообразные ассеты размером 8х16, так что арт-составляющая их игр стала уникальнее.

Super Mario Bros. 3

Им помогает стабильный рынок необходимых ресурсов. Как объясняет Хенли, раньше достать картриджи и платы для NES можно было только у ритейлера ретро-игр RetroUSB. Сейчас же подтянулись другие поставщики, из-за чего цены поползли вниз. Правда, и разработчиков стало больше, так что конкуренция усилилась: Хенли продал где-то сто копий Scramble, хотя предыдущие его проекты расходились тиражом по 200-300 экземпляров.

Тем не менее, новые игры для NES всё равно могут быть успешными. В феврале 2017 года Томас Гуинан (Tomas Guinan) из Труто, что в Канаде, решил сделать свою. Через три месяца вышел Eskimo Bob, 2D-платформер для NES.

Раньше Nintendo регулировала цвет картриджей. Сейчас энтузиасты могут выбирать какой угодно. У Eskimo Bob, например, есть картридж снежно-белого цвета

Изначально Eskimo Bob был флеш-мультиком, который Гуинан в подростковом возрасте делал вместе со своим братом. Они давно хотели сделать игру на его основе для своей любимой платформы, что в итоге Гуинану удалось после относительно короткого обучения. Затем он решил пойти дальше.

​Я очень хотел выпустить её на картриджах. У меня ещё с детства осталась эта мечта: сделать собственную игру для NES, и чтобы она была на картридже. Ребёнок внутри меня считает, что это очень круто.

Томас Гуинан, разработчик игр для NES

Оказалось, что выпустить игру на картридже относительно несложно. Он нашёл производителя коробочек (их Гуинану в итоге пришлось складывать самому). Затем ему прислали отпечатанные мануалы, наклейки и коробки, а пластиковые оболочки и платы пришли от другого поставщика. Деньги на это всё Гуинан собирал через Kickstarter — на момент написания этого материала пользователи платформы пожертвовали ему 22 140 долларов.

Он соглашается, что передавать дух ностальгии через игры вроде Shovel Knight — это неплохо, но считает, что в сохранении истинной формы игры есть нечто особенное. И сравнивает игры на картриджах с ограниченными изданиями новых музыкальных альбомов на виниловых пластинках.

Думаю, дело в ощущениях, а не в самом продукте.

Французского инди-разработчика Антуана Гоена (Antoine Gohin) тоже привлекла простота NES. После года обучения и нескольких конкурсов он смог выпустить кооперативный платформер Twin Dragons, деньги на который тоже собирал на Kickstarter. Он, как и Eskimo Bob, вышел в аутентичной упаковке.

Музыкант Мэтт Халберштадт (Matt Halberstadt) и художник Мартин Ле Борне (Martin Le Borgne) помогали Гоену расширить Twin Dragons. Втроём они создали студию Broke Studio

Главным вызовом было создать полностью аутентичную игру для NES. Если бы я хотел сделать ретро-игру для ПК, то не стал бы учить архитектуру NES и тратить месяцы на программирование для неё — я мог бы использовать Unity или GameMaker. Нет, идея была как раз в том, чтобы выпустить игру на картридже. ​

Антуан Гоин, независимый разработчик

Как пишет автор материала, игры вроде Eskimo Bob и Twin Dragons не только продлевают жизнь консоли, но и постоянно развиваются. Например, Хенли считает, что в будущем NES выйдет в онлайн

Twin Dragons и Eskimo Bob вышли на Kickstarter с интервалом в неделю. Обе игры очень похожи, но их создатели даже не подозревали о существовании друг друга

Сейчас Хенли экспериментирует с Unicorn, онлайн-RPG для NES. По его словам, она практически готова, осталось только закончить внешний адаптер, который подключает консоль к интернету. Другие пытаются добавить поддержку рэйкастинга, метода рендеринга, который использовался в Wolfenstein и DOOM. Словом, осталось только сделать так, чтобы технологии соответствовали амбициям разработчиков.

#ретро #nes

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться