{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": ["\u0434\u0438\u0441\u043a\u0443\u0441\u0441\u0438\u0438","\u043c\u0435\u0441\u044f\u0446\u0445\u043e\u0440\u0440\u043e\u0440\u0430"], "comments": 141, "likes": 36, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9090", "is_wide": "" }
Олег Чимде
7 501

Дискуссия: почему мы не играем в хорроры

Некоторые игроки игнорируют целый жанр.

Поделиться

В избранное

В избранном

Хорроры — уникальный жанр в том числе и потому, что подходит не всем. Некоторые люди не любят бояться и всячески игнорируют произведения, главная цель которых — напугать.

В редакции DTF авторы тоже делятся на два типа: одни хорроры обожают и считают чуть ли не лучшим жанром, а другие — проходят мимо. Дадим слово второй стороне и разберёмся, что к чему.

​У меня с хоррорами отношения странные. Игры практически неспособны меня напугать — разве что с помощью jump scares. Интересные механики или захватывающий сюжет в них появляются не так уж часто, но даже если такое и происходит, то часто геймплейные решения и глубокие смыслы сочетаются с мерзким, противным дизайном уровней и монстров, как в Silent Hill. А такое мне не нравится.

Фильмам вызвать страх легче — когда у меня нет контроля над ситуацией, я становлюсь очень восприимчивым к звукам и общей атмосфере. К тому же, есть очень хорошие хоррор-фильмы, в которых я мог бы оценить, например, режиссуру или картинку, но вот проблема: я не люблю пугаться. Даже напряжение в триллерах мне не нравится. После просмотра такого кино я ещё долго могу ощущать дискомфорт.

При этом я не боюсь неприятных ощущений и много чего могу вытерпеть, просто не хочу делать это добровольно. Зачем?

Скорее всего, это нежелание связано с моим стремлением всё контролировать, ведь, когда боишься, теряешь самообладание, пусть и на долю секунды. Но вряд ли страшные игры и фильмы помогут мне решить эту проблему.

Дмитрий Мучкин
обозреватель

​Для меня игры всегда были отдушиной, источником тех эмоций, которых не хватало в реальной жизни. Мне нравится получать адреналин, убегая от полицейской погони GTA V, чувствовать скорость суперкара в Need for Speed или погружаться в пучину конспирологических хитросплетений Metal Gear Solid.

Хорроры — это в первую очередь страх, ужас. Я не получаю удовольствия от таких эмоций как в реальной, так и в виртуальной жизни. При этом в подобных играх главный герой чаще всего оказывается в роли жертвы, и ощущение беспомощности также не приносит мне никакой радости. Искренне не понимаю восторга от зашкаливающего пульса, трясущихся рук и шума в ушах от повышенного кровяного давления. Возможно, это просто связано с особенностями характера и темперамента, и на мою нервную систему лучше действуют другие раздражители.

Влад Бабаев
автор новостей

​Мне нужно начать играть в хорроры. Каждый раз, когда выходит игра вроде первой Amnesia, The Evil Within или первого Outlast, я порываюсь её купить, потом смотрю трейлеры или стримы, пугаюсь и бросаю затею. Мне это кажется серьёзным упущением, поскольку страх — одна из самых сильных базовых человеческих эмоций.

Существует множество игр, аппелирующих к радости или удовлетворению, но их инструментарий средств воздействия на игрока отличается от хорроров. Последние должны постоянно поддерживать напряжение и, в идеале, использовать невероятные возможности игр как медиа для создания у человека эффекта присутствия в ужасающей ситуации, но с возможностью поставить её на паузу.

С точки зрения механик, это чертовски интересное поле для экспериментов, к тому же с потенциальным терапевтическим эффектом — свой страх легче всего превозмочь в контролируемой среде. Скажем, если человек боится темноты или пауков, то через игры ему будет гораздо легче справиться с фобиями, чем с помощью реальных членистоногих или тёмных комнат. Но что делать мне, когда страх вызывает само средство преодоления боязни?

Когда-нибудь я, конечно, пересилю себя, тем более, что многие не-хорроры заимствуют жанровые приёмы для создания напряжения. Когда-нибудь, но не в ближайшее время.

Артём Слободчиков
обозреватель

​У меня нет какой-то подсознательной нелюбви к хоррорам. Просто так получилось, что я ими «объелся». В детстве смотрел почти всё, что можно было достать: молодёжные слэшеры про маньяков, фильмы про зомби, злобных джиннов, мумий, мутантов и даже динозавров (помните фильм «ДНК», который у нас почему-то звали «Генозавр»?). А потом вся эта концентрация ужаса достигла какой-то критической отметки, и я просто потерял интерес. Комедии, боевики, фантастика, драма — пожалуйста. JRPG, гонки, шутеры про пришельцев — отлично. Ужасы — нет, благодарю.

Тут ещё вот какой момент: в детстве дико пугали всякие штуки, связанные с расчленёнкой. То есть, видишь зомби без лица и потом неделю спать не можешь. Сейчас это уже не вызывает почти никаких эмоций, а бесчисленные скримеры и одни и те же приёмы (к примеру, герой смотрит в зеркало, а там на него кто-то смотрит из-за спины, как оригинально) просто утомляют. Последний раз по-настоящему пугался я во время просмотра «Ведьмы из Блэр». Вот там всё как надо. Только вот смотрел я фильм лет 10 назад. Кстати, если знаете какие-то нетипичные ужастики, которые обходятся без стандартной расчленёнки и скримеров — буду благодарен за совет.

Алексей Сигабатулин
выпускающий редактор

​Не могу сказать, что я не люблю хорроры — скорее я просто их не понимаю. Фильмы, игры, даже книжки в этом жанре никогда не интересовали меня (простите, мистер Кинг). Да, пожалуй, самое правильное слово — «интерес». Мне попросту скучно.

Меня цепляют умные истории, и поэтому я с огромным удовольствием проходил Alan Wake с дополнениями и недавно начал The Evil Within. Мне нравятся необычные графические решения, и ради этого я щупал демку Resident Evil 7, а Resident Evil 4 зацепила в своё время оккультной атмосферой и ощущением, что я понятия не имею, что будет дальше.

Но страх ради страха, желание пощекотать нервы — это всегда было чем-то непонятным для меня. Нет, не подумайте, я ценю страх как таковой. Отличная штука, правда. Но в своей жизни я люблю тот тип страха, который делает меня сильнее и лучше. Преодолевая который я выхожу за собственные рамки и развиваюсь.

А получить дозу адреналина я могу и по-другому, без неожиданных скримеров, огромных зомби-хомяков и клоунов-убийц. Например, прыгнув с парашютом, потому что до чёртиков боюсь высоты.

Станислав Минасов
автор лонгридов

Давайте вместе разберёмся, почему хорроры подходят не всем. Если вы принципиально обходите игры жанра стороной, и на то есть причины — расскажите об этом в комментариях.

#дискуссии #месяцхоррора

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]