Тест "Школьная любовь"

В закладки

От майской жары косуха прилипла к телу. Настоящая теплица. Серый проклял все на свете и уже тридцать раз пожалел, что не надел обычную джинсовую куртку, но потом тут же отогнал от себя эти мысли. В конце концов, если хочешь сделать из кого-то рок-звезду, сам тоже должен выглядеть подобающе.

Серый смотрел на облака, закинув руки за голову. Трава приятно щекотала затылок. Справа лениво вял букет из жарков и настурций, слева под палящим солнцем лежала она — несравненная ласточка, верный товарищ и любовь всей жизни — гитара. Парень щурился, думал о своем и не сразу услышал недовольный голос.

— …нельзя!

— Что? — Серый нехотя приподнялся, оперевшись на локти, и уставился на пожилую женщину. Больше всего со своим серым пучком и в сером же пиджаке она походила на преподавателя какого-нибудь сольфеджио. Оно и неудивительно, рядом с музыкальной школой только такие и ходили.

— Я еще раз повторяю, по газонам тут ходить нельзя! — прокричала недовольно женщина и ткнула в табличку. Серый скосил взгляд — табличка была прямо рядом с его головой.

— А что, похоже, что я куда-то иду? — лениво выдал парень и довольно улыбнулся.

— Безобразие! — выкрикнула женщина, но приблизиться к подростку не решилась.

Тем временем двери музыкальной школы отворились, и на крыльцо выпорхнула стайка девчонок-скрипачек. Все в белых гольфиках и с кофрами.

Серый тут же подскочил, схватил увядший букетик и гитару и направился к ним.

— Оля, — Серый подождал, пока на него не уставились все шесть пар глаз и начал активно размахивать несчастным букетом, с каждым взмахом теряя его часть, — Оля, не куксись, надо поговорить!

Одна из девчонок отделилась, кивнув остальным, мол: «Все нормально, идите без меня». Серый наблюдал за ней почти восторженно. Белая блузка, застегнутая под самое горло, черная юбка строго до середины колена, две толстые косы, уложенные волосок к волоску. И строгий взгляд из-под очков. Отличница! Типичная отличница.

— Что ты хочешь, Сережа? — говорит надменно, как взрослая, хотя сама едва достает Серому до плеча. И младше его на полгода.

— Вот! — Серый протягивает пигалице букет, и его улыбка становится еще шире.

— С клумбы сорвал?

— Нет, — врет Серый и тут же с вызовом добавляет, — ты либо бери, либо не выпендривайся.

— Ну, допустим, взяла, и что? — Оля аккуратно берет букетик и срывает с него самые пожухлые лепестки.

— Оль, я это, — под взглядом строгих серых глаз Серый тут же теряет всякую уверенность. Малолетка крутит им, как хочет. — Я извиниться пришел. Я вчера погорячился, ребята вчера погорячились, и ты…

— Я?

— Нет, ты нет, ты все правильно сказала.

— Сережа, — устало протянула Оля, — что тебе нужно?

— Нам на выступлении нужна скрипка… — начал было Серый.

— Так возьми.

Оля стянула со спины кофр со скрипкой и протянула парню. Серый недоверчиво перевел взгляд со скрипки на строгие взрослые глаза и обратно.

— Оля, ты поняла, о чем я…

— Нужна скрипка — бери!

— И ты нам нужна! Лучше тебя никто не сыграет.

— Так сыграйте другую песню.

— Другую никак нельзя, нам эту одобрили.

— Да в той песне даже скрипка необязательна.

— Обязательна! Без скрипки никак!

— Извини, но ничем…

— Ну Оля! — Серый шутовски плюхнулся на колени и обхватил ноги строптивой малолетки, да так, что она едва не упала.

— Ты лучшая скрипачка на всем белом свете! Мы без тебя опозоримся и пропадем в безвестности, только ты можешь нам помочь, пожалуйста!

— Хорошо, только встань, — со стороны могло показаться, что тон Оли не переменился, но только Серый мог различить в ее голосе едва намечающуюся смешинку.

— Ты лучше всех! — Серый кинулся обниматься, а затем и вовсе оторвал Олю от земли и закрутился с ней на руках. — Спасибо-спасибо-спасибо! – повторял парень, крутя свою скрипачку в воздухе.

— Поставь меня, дурак!

— Так точно! — Сергей поставил свою ношу так резко, что девчонка наверняка отбила пятки. Но все равно не подала виду.

— Ты лучшая, очень нас выручишь, спасибо!

— Пожалуйста. — Ладно, мне надо идти, — Серый замялся, он никогда не умел прощаться. — Завтра в парке в два, и не опаздывай.

— Сам не опоздай. Серый хлопнул Олю по плечу и быстрым шагом, почти бегом, направился к остановке. Проходя мимо лотка с фруктами, он стырил огромное красное яблоко.

— Эй, Оль!

— Чего еще?

— Надень что-нибудь нормальное!

— Дурак, — одними губами прошептала скрипачка и направилась к дому.

***

— А теперь встречайте, группа «Дятлы»!

Раздались жидкие хлопки и одиночные улюлюканья, но Серому и этого было достаточно. Первое выступление. На сцене! В парке! В мечтах он уже собирал стадионы.

Пока солист говорил в микрофон заготовленное приветствие, а барабанщик рассеянно вертел палочки в руках, Серый на автомате крутил колки и в упор смотрел на Олю. Джинсы с дырками на коленях, рубашка в цветок, скорее всего мамина, и федора Серого, которую он нахлобучил Оле на голову перед самым выходом, а она только улыбнулась и не стала ее снимать. Какая же Оля красивая! Серый едва не пропустил начало песни.

Он играл самозабвенно, как в последний раз, и смотрел только на Олю. Оля же была все в музыке и на него не обращала никакого внимания. Как только в песне начались слова «Люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя-я-я я, я, я», Серый начал усиленно пучить глаза в загадочном взгляде, ожидая, что его скрипачка все поймет.

Их взгляды встретились, но вместо улыбки Серый получил только удивленно изогнутую бровь и поджатые губы. Под звуки последних аккордов он неловко плюхнулся на одно колено перед Олей.

Концерт давно закончился, но шум до сих пор стоял в ушах. Серый нес свою гитару и Олину скрипку. Они медленно шли в сторону Олиного дома и оба молчали.

— Оль… — Серый первым решился начать разговор.

— М?

— Тебе понравилось?

— Гитара была плохо настроена, ты сфальшивил пару раз, барабанщик, по-моему, вообще уснул…

— Я тебя люблю, — Серый сказал это и зажмурился.

— Знаю, — протянула девушка и даже не замедлила шаг.

— А можно я тебя поцелую?

— Целуй, — скрипачка обогнала Серого и встала прямо перед ним. И смотрела строго в глаза снизу вверх.

Они оказались прямо перед пешеходным переходом. Еще квартал — и Оля будет дома. Светофор горел красным.

— Оль.

— Чего?

— Очки сними.

Девушка помедлила, но все же сняла очки, зажмурилась и подставила лицо. Серый на мгновение задумался, а затем отвесил слюнявый и звонкий поцелуй в щеку.

— Значит, теперь мы встречаемся?

Оля смерила Серого холодным взглядом, задерживаясь то на самодельном ирокезе, то на футболке с КИШом, разумеется порванной, то на дырявых джинсах с кучей булавок. И глубоко вздохнула.

— Да уж, мои родители будут не в восторге.

— Зато мои-то как обрадуются. Отличница, да еще и красивая! — Серый начал переходить улицу, не дождавшись зеленого сигнала. Он вообще плевать хотел на какие-то сигналы, главное, чтобы машин не было. – Маман моя вечно говорила, что из меня толку не выйдет и…

— Погоди, — Оля осталась стоять перед пешеходным переходом, Серый резко затормозил посреди дороги и уставился на девушку. — Тут что-то не так!

— Что? Ты о чем?

Оля медлила с ответом. Она смотрела на пустую дорогу, на красный сигнал и не смела переходить. Девушка напрягла всю свою волю и попыталась сделать хоть шаг, но получилось только тогда, когда сигнал сменился на зеленый.

— О нас, — сказала Оля, когда они оба были на другой стороне дороги. — Я отличница, ты хулиган, и мы встречаемся, ничего не напоминает?

— Н-н-неееет, — протянул Серый озадаченно.

— А что будет потом, а? Я приду к родителям, познакомлю их с тобой, они нам запретят видеться…

— Синичкина, ты преувеличиваешь, я не настолько…

— Как ты меня назвал?

— Синичкина…

— Ну конечно! Синичкина! Типичная фамилия отличницы из Ералаша. И твоя тоже типичная для хулигана, Кулаков. Кулаков!

— Откуда?

— Из Ералаша, ну! — Оля замахала руками перед лицом парня, а потом вдруг запела незнакомую мелодию. — Мальчишки и девчонки, пара-пара-пам-пам, а также их родители, ну?

— Не понимаю тебя?

— Мы всего лишь архетипы, болванки. — Оля выглядела совершенно безумной, от этих разговоров Серому было не по себе. — В каком классе я учусь? Я не помню.

— Оля, ты в девятом учишься…

— А буква какая, а? А как зовут мою классную? Или мою подругу? Что мы вообще сейчас проходим, ты знаешь?

— Нет.

— А ты? Где ты учишься?

— Я — в колледже…

— А на кого?

Серый хотел было возмутиться тому, как Оля мало о нем знает, но тут понял, что сам о себе не знает слишком многого.

— Я не помню.

— Завтрак! — Крикнула Оля, — Сережа, что ты ел на завтрак, помнишь?

Серый напряг всю свою память, но так и не вспомнил и разочарованно покачал головой.

— А из-за чего мы поссорились, а?

— Оль, ну, может, хватит об этом, было и было, зато теперь…

— Нет, — девушка изо всех сил вцепилась Серому в руку и строго посмотрела ему в лицо, — вспомни, из-за чего!

— Да не помню я, из-за ерунды какой-то. Кто-то что-то не так сказал, и началось.

Оля ослабила хватку. Она смотрела на Серого так пристально, что он поежился. Впереди виднелось здание музыкальной школы.

— Газон, пошли! — Оля вновь крепко сжала его за руку и почти побежала к их вчерашнему месту встречи.

Ребята остановились у самого бордюра. Газон как газон, с зеленой травой и запрещающей табличкой. Оля вытолкала Серого вперед.

— Ну!

— Что «ну»?

— Пройдись по газону.

Серый с сомнением посмотрел на свою девчонку, но прошелся по газону и даже сел на нем по-турецки.

— И чего?

— А теперь я!

Синичкина подошла вплотную к бордюру и занесла ногу. И ничего. будто какая-то сила не позволяла наступить на траву.

— Да ты издеваешься, просто перешагни бордюрину и все! — Серый начал нервничать.

— Не могу!, — в отчаянии рявкнула Оля и завертелась волчком на месте. — Понимаешь, что это значит?

— Что?

— Это все нереально! Это… — Оля на секунду застыла, а затем растянула губы в довольной улыбке. — Ну конечно! Отключайте меня!

После этих слов Синичкина начала медленно таять в воздухе, пока совсем не исчезла. Серый в ужасе закричал.

***

Женщина за столом резко сдернула шлем с головы и в молчании уставилась на свои руки. Я не Оля Синичкина. Мне не пятнадцать. Я не умею играть на скрипке.

Со временем дыхание выровнялось, и она смогла поднять взгляд на оператора. Девушка за стеклом лишь кивнула и одобрительно улыбнулась. В этот раз потребовалось намного больше времени, чтобы вспомнить собственное имя. Анна.

Ее коллеге выйти из симуляции не удалось. Он все так же сидел в шлеме и с ужасом звал несуществующую Олю. Девушка вздохнула и вновь взглянула на оператора, но та лишь покачала головой. Он должен выйти сам.

Анна наклонилась вплотную к Максу так, что кончиком носа почти касалась его щеки. Она аккуратно дотронулась до его плеча и зашептала на ухо: «Ты не Серый, тебе не пятнадцать, это все симуляция». Анна устало гоняла эти фразы по кругу, снова и снова, пока Макс наконец не выдавил хрипло «отключайте» и не стащил с головы шлем с протяжным вздохом.

***

— Как вам удалось так быстро раскусить нашу симуляцию?

— Слишком типичные персонажи и ситуации, слишком серьезная система запретов и фамилии… — Анна саркастично изогнула бровь, а потом посмотрела прямо в глаза оператору. — Ералаш? Серьезно? Даже не из телефонного справочника?

— Мы не стремимся передать все настолько правдоподобно. Плюс — мы искали что-нибудь с характером, но что мало кто помнит.

— Ну, справедливости ради, у вас получается все лучше и лучше, — Анна довольно откинулась на стуле и закинула ногу на ногу. — в прошлый раз вы погорели на том, что у нас были фамилии поэтов.

— Да, это так, — оператор улыбнулась и сделала пометку в своем планшете. — Как думаете, почему вашему коллеге труднее даются эти тесты?

— Я давно знаю Макса, он… — Анна задумалась, как корректнее сказать то, что думает. — Он слишком впечатлительный. И еще ему нравится этот образ, нравится быть хулиганом, поэтому он так быстро в него врастает. По-моему, в юности у него тоже была рок-группа.

— Думаете, нужно его заменить?

— Нет, нет, он лучший. Один из. Мы давно с ним работаем вместе, я уверена, он будет в порядке. Думаю, ему просто нужен небольшой отпуск.

***

Макса раздражает то, как Анна ведет его машину. Слишком медленно, слишком правильно, как какой-то робот. Девушка прекрасно знает это. А еще она знает, что чувствуй он себя хоть каплю уверенней, за руль бы ее не пустил. Но сейчас Макс сам не свой. Он сидит на соседнем сидении, втянув голову в плечи, потерянный и какой-то слишком робкий.

— Ань, что со мной? — тянет Макс почти жалобно. — почему не получается?

— Это сложный тест, и мы много работали над ним, вот тебя и клинит.

— Почему тебя не клинит?

— Мне не нравится быть отличницей, — Аня поправляет солнцезащитные очки. Солнца уже нет, по правде говоря, уже сумерки, но снимать их почему-то не хочется.

— Никогда бы не подумал, — Макс выдавливает жалкое подобие улыбки. — А может наоборот, у тебя получается лучше, потому что ты и есть отличница, а?

— Может быть, — Анна говорит это на автомате, скорее, чтобы просто сказать хоть что-то. Сейчас все ее внимание сосредоточено на светофоре. Горит красный. Машин нет. Интересно, сможет ли она проехать, если очень сильно этого захочет? Почему-то Анне страшно проверять.

— Ань, там все такое реальное. Мы раньше с таким не сталкивались. Зачем все настолько реально?

— Ты же знаешь, что мы не можем задавать вопросы. Это не наше дело.

— Может, это и есть мои воспоминания, а? — Макс на сиденье начинает раскачиваться из стороны в сторону. — Это могут быть мои воспоминания?

— Перестань, ты лучше меня знаешь, как все работает.

— Знаю, просто мне не по себе… как будто…

Максим не договаривает. Он всхлипывает, утыкается лбом в панель авто и обнимает себя за плечи. Девушка тормозит так мягко, как умеет, и долго смотрит на то, как коллега пытается совладать с собой. Она впервые видит его в таком состоянии. Почему ей почти не жаль? Они же давно работают вместе, они друзья. Когда она успела стать такой отмороженной?

— Ну, перестань, — Анна аккуратно кладет руку Максу на плечо, тот вздрагивает от неожиданности. — ты просто устал. Я тоже устала. Мы немного отдохнем, и все будет хорошо, окей?

Макс отлипает от панели и долго смотрит на Анну. Что он там увидел?

— Я тебя люблю.

Сказал вот так просто. Анне хочется уточнить, кто и кого? Серый — Олю или Макс — Анну? Но она малодушно не спрашивает, потому что любой ответ будет плохим.

— Знаю, — хочется ответить что-то другое, но язык просто не поворачивается.

— А можно я тебя поцелую?

— Целуй.

Нужно бы сообщить об этом начальству и отвезти Макса в больницу, но Анна почему-то этого не делает. Она лишь снимает очки и жмурится, подставляя лицо для поцелуя. Макс, помедлив, звонко и влажно целует ее в щеку.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Елена Речная", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 7, "likes": 10, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 28532, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 04 Oct 2018 02:09:57 +0300" }
{ "id": 28532, "author_id": 91365, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/28532\/get","add":"\/comments\/28532\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/28532"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "possessions": [] }

7 комментариев 7 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
0

Ух!
Правда, не увидел связи с темой гик-сообщества. Ну да ладно, всё равно ух!

Ответить
0

Спасибо) ну тут типа виртуальная реальность, все дела, по-моему достаточно гиково))

Ответить
0

Люблю этот сайт за то, что тут никогда не знаешь, чего ожидать

Ответить
0

Ага, хороший сайт)

Ответить
0

Очень понравился рассказ. Спасибо. После прочтения сразу вспомнился "Цензор" Тропова.

Ответить
0

Спасибо большое)) Цензора не читала)

Ответить
0

на моменте с Синичкиной как раз подумалось, что все происходящее, судя по всему, не вполне реально. приятно было увидеть, что моя догадка подтвердилась.
будет интересно почитать ваши следующие публикации)

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
В лутбоксы начали включать багфиксы
Подписаться на push-уведомления