Нарния. Нуар. Хоррор. (18+)

Всем привет! Первая проба пера как в жанре "ужасы", так и на подсайте "творчество", но все равно буду рад критике и/или советам по улучшению стиля.

В закладки
Кадр из фильма "Хроники Нарнии. Лев, колдунья и волшебный шкаф"

Предупреждение:

Рассказ представляет собой альтернативный взгляд на историю возникновения сказки о волшебной стране Нарнии. Присутствуют элементы хоррора, намеки на физическое и эмоциональное насилие, смерть основного персонажа.

Дисклеймер: если произведение нарушает правила сайта в любой форме, прошу администрацию удалить этот материал.

Нарния. Хроника Нуара.

...Сьюзен не могла вспомнить, который сегодня день.

Лежа на грязной тряпке, когда-то служившей шторой в этом старинном доме, она безразлично смотрела в окно на метель, свирепствовавшую уже не первую неделю. Зима в этих краях, казалось, длилась целую вечность, лишь изредка ослабляя хватку и позволяя блеклой, будто сделанной из папиросной бумаги, траве, добавить немного красок в окружающий мир.

Вроде бы, пару дней назад она должна была отмечать свой двенадцатый день рождения. Мама и папа всегда устраивали им с братьями и сестрой празднование, и не было ни единого уголка в их доме, который не охватила бы атмосфера веселья и радости. Даже когда началась война, и конфеты из редкого угощения превратились в недоступную роскошь, им удалось подарить Эду целую коробку рахат-лукума. Ох и радовались же они тогда!..

Отдавшись воспоминаниям, она не заметила как край тряпки соскользнул с её ног, и ветер, проникающий сквозь щели в стене, не упустил возможности отобрать у неё еще немного тепла. Поежившись, она вернула ткань на место так быстро, как то позволяла охватившая её в последние дни слабость.

Братец Эд.. Она видела его на прошлой неделе, когда Дигори позволил ей покинуть верхние этажи. Спустившись вниз, она помогала Люси вынести из подвала особо большой кусок трубы. Малышка старалась улыбаться и делать вид, будто ей поручили лишь сыграть в уборку той горы мусора, что скопилась на месте взрыва.

Шаткая конструкция из дровяной печи и казана с заваренной крышкой, лишь кое-как закрепленного над огнем и подающего горячую воду в небольшое корыто через состыкованные трубы, оставила после себя гору обломков и отчаянный холод в этой уединенной обители.

Эд стоял у задней двери, ожидая пока друг дядюшки Дигори, хромой Барт Томпсон, придет за ним. Уже не в первый раз Барт забирал её брата с собой на пару дней, и с каждым разом на руках и лице Эда Сьюзен видела всё больше ушибов и синяков.

Помогая Люси тащить по полу тяжелый, местами покореженный обломок металла, ей удалось на миг ухватиться за плечо младшего брата. Тот поднял взгляд на неё, и в этих глазах, таких родных и похожих на глаза их отца, она не увидела ничего кроме полного безразличия к окружающему миру.

К несчастью, в тот момент дверь открылась, и пришедший Барт оттолкнул её от брата. Они с Люси повалились на пол, задев старую вешалку, но и в этой суете она смогла расслышать слова хромого старика: “Пойдем, малец, сегодня ставки на твою победу как никогда высоки. Нам с Дигом пригодится пара фунтов, а от тебя не убудет, да?”

Когда она смогла встать, дверь уже закрывалась, и сквозь грязную занавеску она увидела только два силуэта, растворяющиеся в белой пелене. На шум пришел дядюшка, и принялся ругать двух неумех, что сломали изъеденную насекомыми вешалку. Взяв свою трость со стальной оковкой, он дважды ударил Люси, которая пыталась подняться с черного с комьями грязи пола.

Сьюзен попыталась было заступиться за сестру, но одного выражения глаз их мучителя хватило, чтобы понять: её наказание будет много хуже, чем простые удары палкой. В темном омуте его глаз она снова увидела холодную ненависть, смешанную с чем-то ужасным, животным. И всё же, она не показала страха, не желая пугать сестру.

Тем временем, Люси поднялась с пола и в одиночку продолжила свой тяжкий труд. На её руках, которые совсем не напоминали руки восьмилетней девочки, были видны порезы и царапины, одна из которых и вовсе сменила свой цвет на грязно-коричневый.

Чтобы прогнать эти мысли, она поднялась с пола, и, осторожно ступая босыми ногами по скрипящим доскам, подошла к окну. Несмотря на ужасную погоду, она увидела мерно бегущий луч фонаря на маяке. Когда их только привезли к старому лорду-затворнику, она с любопытством рассматривала это древнее, каменное строение, что величественно возвышалось над фьордом. Шум прибоя успокаивал, и помогал забыть то ужасное зрелище, что представлял их дом после падения бомбы с немецкого бомбардировщика.

От мысли о море её охватила тошнота, ставшая привычной в последние две недели. Прижав руку ко рту и зажмурившись, она постаралась сдержать позывы, и спустя несколько минут она почувствовала, как комок в горле понемногу исчезает.

Открыв глаза, она вздрогнула от увиденного. Перед её окном, отчасти заметенная снегом, стояла крышка от чемодана, в котором она с братьями и сестрой привезла свои вещи. Сьюзан не могла видеть этого из-за белой пелены, покрывавшей землю, но она знала, что рядом с фанерной крышкой, обтянутой красноватой кожей, земля была вскопана. В этом месте старый Дигори закопал тело Питера.

Питер.. когда родителей не стало, он взял на себя тяжкий груз, и всеми юношескими силами пытался быть главой семейства. Те недели, что они провели в приюте, ожидая решение суда о новом опекуне, он всеми силами оберегал родных и не давал младшим потерять веру в лучшее, светлое будущее.

Попав в дом к дальнему родственнику, все дети быстро теряли силы. Дядюшка, как он велел называть себя, кормил их не чаще раза в день, постоянно жалуясь на “этих ужасных, безответственных нахлебников”. Этими словами, звучавшими изо дня в день, он заставил младшее поколение Певенси ощущать вину за само своё существование. Чем больше проходило времени, тем большей помощи он требовал от детей, и тем хуже с ними обращался.

Первой и единственной попыткой побега стала памятная ночь в прошлом месяце. Сразу после полуночи Питер устроил взрыв того самого котла в грязном подвале. Используя те минуты, что потребовались дяде Диггори для спешного спуска по скользким каменным ступеням, ведущим в подземную часть дома, он забрал каждого из них из пыльных, пустынных комнат, куда поселил их дальний родственник, и повел к двери на задний двор. Лишь одну её не запирал старый лорд, так как время и небрежность перекосили дверной косяк и не давали замку схлопнуться, оставляя детей в ловушке.

В тот момент, когда Питер распахнул дверь и, стоя на пороге, помогал Сьюзен выйти из дома, прозвучал выстрел. Лорд Керк стоял на выходе с лестницы. В его руках, дрожащих от холода, было старое охотничье ружье. Из сдвоенного дула шел легкий дым, а холодный воздух прорезал отчаянный крик её брата. Она не помнила, что было дальше, но именно в ту ночь дядя впервые наказал её.

Позже, когда она очнулась в своей комнате, она увидела как старик разбивает киркой землю, промерзшую насквозь за долгие годы зимы. Рядом с кипой инструмента, лежал Питер - её братец Питер, что всегда защищал её и никогда не давал загрустить ни ей, ни Эду, ни Люси.Сейчас же, его тело больше напоминало бело-синий осколок льда, по воле неведомой силы принявший облик человека.

Сьюзен изо всех сил пыталась отвернуться от этой ужасной картины, но первобытный страх не позволил ей сдвинуться с места до тех пор, пока последний комок земли не упал на могилу брата.Тогда, она хотела плакать, но слезы предательски замерли в глазах, и не катились по её впалым, посеревшим, но всё еще юным щекам.

На следующее утро, рядом с могилой появилась та самая крышка от чемодана. Сьюзен догадывалась, что это работа Эда, которому довелось спать в этом чемодане в своей комнате, настолько же пустой, как и та, в которой стояла сейчас сама Сьюзен.

Отступив от окна, Сьюзен села на пол, и направила свой взгляд в стену. Ей не хотелось думать о чем-либо, ведь вся её жизнь слилась в один сплошной ужас, которому не суждено было завершиться.

За окном стемнело, и в один момент Сьюзен почудилось, будто из коридора до неё донеслись едва слышные шаги. Вот, открылась дверь соседней комнаты - значит, Люси вернулась к себе. Скрипнула дверца шкафа - однажды ей удалось заглянуть в комнату сестры. В комнате не было почти ничего, кроме облупленных стен, замызганного окна и дощатого пола.

Единственным, за что зацепился её взгляд, была старая, массивная громадина из темного дерева. Резные створки ручной работы, казалось, доставали до потолка, и девочке подумалось, будто в темном провале между ними ждала бездонная пропасть.

Всхлипы, приглушенные стеной между комнатами, вырвали Сьюзен из воспоминаний. Она не могла терпеть, она устала терпеть. Опираясь на стену, она добрела до двери, и неслышно открыла её, выходя в коридор. Осторожно ступая между половицами, избегая тех, что скрипели особенно громко, она замерла у двери в соседнюю комнату. Громко выдохнув, она постаралась не выдать своё отчаяние ни лицом, ни жестом, и открыла дверь.

Сейчас, при слабом освещении, шкаф казался еще более мрачным и подавляющим, но она продолжила свой путь к его темному нутру. Оттуда, а вернее из комка меха на полу у самого шкафа, доносились едва различимые всхлипы. Подойдя ближе, она села прямо на пол и принялась гладить темноволосую макушку.

- Тише, малышка, тише, - прошептала она, прижимая к себе приподнявшуюся из старой шубы сестру.

В слабом свете из разбитого окна ей померещился какой-то блеск. Свободной рукой она потянулась к нему, и тут же одернула её, ощутив легкий укол. Приглядевшись, она с ужасом узнала осколок стекла, покрытый чем-то темным и влажным.

Переводя взгляд на запястья сестры, она увидела пару царапин на запястьях, ближе кисти. Кровь еще текла по светло-серой коже, но прямо сейчас жизни Люси ничто не угрожало.

Еще крепче прижав к себе сестру, она подвинулась и села внутрь шкафа, оперевшись на его стенку и продолжая поглаживать темные волосы. Наступила хрупкая тишина, что продлилась совсем недолго.

- Сьюзи, почему? - раздался тихий вопрос. - Я не хочу так…

Тело девочки дрожало, и Сьюзи укрыла её светло-серым мехом, отчаянно пытаясь придумать хоть что-то, что сможет отвлечь младшую.

- Всё образуется, Люси.

Девочка вздрогнула, и Сьюзен обхватила плечи сестры, позволяя той лечь прямо на себя.

- Давай я расскажу тебе сказку, только это будет наш с тобой секрет. Ты ведь умеешь хранить секреты?

Услышав это, Люси подняла взгляд заплаканных глаз, и, помедлив, кивнула.

Сьюзи вздохнула, и начала свой рассказ:

- На самом деле, в глубине этого шкафа, за всеми этими шубами, лежит вход в волшебную страну - Нарнию. Там живут чудесные, добрые существа, но злая Колдунья хочет, чтобы в том королевстве настала Вечная зима.

И только четверо детей из пророчества, два мальчика и две девочки, способны возглавить войско и навсегда освободить Нарнию от холода и стужи...

{ "author_name": "Богдан Бортаков", "author_type": "self", "tags": ["long"], "comments": 0, "likes": 13, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 34257, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 14 Dec 2018 16:42:55 +0300", "is_special": false }
Объявление на DTF
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир

{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }