Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

Недобрые предзнаменования

За более чем полтора года в DTF я не раз сталкивался с текстами редактора Kotaku Джейсона Шрейера. Он — не только один из главных журналистов-инсайдеров игровой индустрии, но и действительно отличный автор. Его огромные расследования о разработке Mass Effect: Andromeda или Mafia 3 очень легко и приятно читаются.

Именно поэтому «Кровь, пот и пиксели» — такая важная для всей индустрии книга. С одной стороны, она интересна профессионалам, так как раскрывает подходы именитых студий к разработке, а с другой — понятна и доступна рядовым игрокам, так как написана простым языком и по-настоящему захватывает и мотивирует.

Когда «Кровь, пот и пиксели» решили издавать в России, я поначалу обрадовался, но все мои позитивные эмоции сошли на нет с появлением в сети русскоязычной обложки. На ней название CD Projekt RED написали через «c». На эти грабли обычно наступают те, кто начал интересоваться темой недавно. После пары-тройки статей любой игровой журналист привыкает писать «Projekt».

Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

На моё замечание в «Эксмо» отреагировали быстро. Они сообщили мне, что ошибка будет исправлена и не пойдёт в тираж, и внезапно попросили помочь им с переводом.

Я ответил в письме, что это отдельная большая работа, которая потребует как минимум несколько недель у меня или любого другого из сотрудников DTF (от основной занятости-то никуда не денешься) и «между делом» ничего не получится, на что в «Эксмо» промолчали.

Кровь, пот и сильный пол

На днях я увидел в Твиттере несколько жалоб на российское издание книги и всё-таки решил купить перевод на «Литресе», чтобы сравнить его с оригиналом. Я потратил всего 300 рублей, но пожалел эти деньги уже с самых первых страниц.

Неприятное удивление ждало меня уже на введении, где переводчик, не долго думая, ввернул в текст словосочетание «сильный пол», от которого редактору Kotaku наверняка поплохело бы (сайт активно отстаивает права женщин и меньшинств).

Вы наверняка заметите, что большинство людей, о которых здесь будет говориться, – мужчины. Удручающее (и ненамеренное) отображение индустрии, в которой в течение многих десятилетий преобладали представители именно сильного пола.

You'll probably notice that most of the people who speak in this book are male, which is depressing (and unintentional) reflection of an industry that has, for decades now, been dominated by men.

Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

На этом месте я бросился проверять, кто же адаптировал книгу, и с удивлением обнаружил, что переводом занималась некая Степанова Л.И. Судя по сайту «Лабиринта», она раньше не писала про игры, а среди её работ есть книги «50 ночей удовольствия. Сценарии сексуальных приключений», «Леттеринг. Экспресс-курс», «Гиннесс 2017. Мировые рекорды» и «Биоэнергетика и подсознание. Ваше тело дает ответ на любой вопрос».

Что не так с переводом

Поначалу для этой статьи я планировал прочитать на русском всю книгу, но быстро понял, что это бесполезно, да и просто физически тяжело. Чтобы оценить проблемы издания, мне хватило вступления и двух первых глав.

Поскольку глава про Uncharted 4 — одна из моих любимых в этой книге, примеры я буду приводить из неё.

Лёгкий слог автора при адаптации потерялся

Как я уже писал выше, на английском книга Шрейера читается очень легко, но в переводе мне приходилось продираться через некоторые абзацы. Да, вы можете назвать это вкусовщиной, но автору русской версии очень хочется посоветовать почитать «Пиши, сокращай» и Нору Галь.

«Кровь, пот и пиксели» от «Эксмо» тонет под грузом тяжеловесных словосочетаний, которые не трогала рука хорошего редактора — «имеется несколько больше общего», «может оказаться весьма мучительным», «постоянно мучительно пытались выяснить», «являются отражением их создателей» и так далее. Многие фразы легко упростить без потери смысла, но автор раз за разом продолжает громоздить дикие конструкции из слов, вынуждая читателя спотыкаться и всячески страдать.

Некоторые предложения настолько усложнены причастными оборотами, что их приходится перечитывать по несколько раз.

«Uncharted 4», последняя в игровой серии, посвященной приключениям охотника за сокровищами Нейтана Дрейка, напоминающего всем известного Индиану Джонса, – история о человеке, который проводит на работе слишком много времени.

And Uncharted 4, the final entry in the Indiana Jones-style action-adventure series strarring rogueish Nathan Drake, is the story of a man who spends way too much time at work.

Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

В переводе есть грубые ошибки, не связанные со спецификой книги

При чтении русской версии книги я регулярно натыкался на самые банальные ошибки перевода. Например, Степанова сообщает в тексте, что Натан Дрейк «завязывает кожаный ремешок на голове», когда достаёт винтовку. На самом деле он, конечно, просто перекидывает лямку через голову, чтобы стрелять было удобнее.

Если присмотреться к какой-нибудь сцене в «Uncharted 4», то можно увидеть нечто необыкновенное – складки на рубашке Дрейка; нитки пуговиц; то, как он завязывает кожаный ремешок на голове, когда берется за винтовку.

If you look closely at any scene in Uncharted 4, you’ll spot something extraordinary—the creases on Drake’s shirt; the stitches on his buttons; the way he pulls the leather strap over his head when he equips a rifle.

Перевод в целом сильно страдает от непонимания автором контекста и частого обращения к словарям и «Википедии». Например, автор пишет «ослепить поклонников игры новой механикой», хотя оригинальное «dazzle» используется в более редком значении — «удивить, впечатлить».

А ещё в тексте подробно описывается, как Салли и Дрейк садятся в машину, а уже через два предложения вдруг сообщается, что они перелезают через заборы во время погони, хотя в оригинале прямым текстом говорится «crashing through» — «пробиваются, прорываются» через эти самые заборы.

Наконец, автор, похоже, не понимает, что в четвёртой части Uncharted появилась механика вождения и бессовестно выкидывает фразу «game with driving in it», заменив её на непонятное «эффектное управление».

Это была отличная возможность ослепить поклонников игры новой механикой – «Эй, смотрите, вот игра “Uncharted” с эффектным управлением!» Далее в демоверсии Дрейк и Салли петляли по старым улицам, перелезая через заборы и лотки с фруктами и пытаясь уничтожить вражескую технику.

This would be an opportunity for Naughty Dog to dazzle fans with the new mechanics—Hey look, an Uncharted game with driving in it!—and as the demo progressed, Drake and Sully would skid frantically through a tangle of old streets, crashing through fences and fruit stands as they tried to shake off enemy vehicles.

Ещё один показательный пример: переводчица, вероятно, не поняла, что слово «trade» в данном случае относится к «complaints» и придумала несуществующий «отдел дизайна и торговли». Из-за этого вся суть предложения потерялась: Шрейер пишет, что Стрейли делился недовольством с коллегами, а в переводе утверждается, что он жаловался на своих коллег. Это ошибка.

В особенно тяжелые периоды работы над «Uncharted» арт-директор Брюс Стрейли отправлялся в отдел дизайна и торговли с жалобами на своих коллег.

During particularly rough days on Uncharted, Bruce Straley, the art director, would walk over to the design department and trade complaints with his colleagues there.

Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

В тексте есть все признаки того, что автор адаптации далёк от темы игр

Из перевода «Эксмо» легко сделать вывод о том, что автор русского текста никогда не видел Uncharted 4 и слабо разбирается в игровой индустрии. Например, в российском издании говорится, что разработчики перед E3 «пытались заставить работать каждую кнопку». Но на выставке показывали только неинтерактивный ролик. О каких кнопках речь? Кнопках на геймпаде?

Шрейер пишет, что художники и дизайнеры работали над тем, чтобы каждый элемент «кликал», «щёлкал», «стрелял» — работал как надо, вызывал правильные эмоции. Тут слово «click» используется в переносном значении.

В течение нескольких недель перед E3 художники и дизайнеры «Uncharted 4» часами трудились без перерывов, пытаясь заставить работать каждую кнопку.

In the weeks leading up to E3, Uncharted 4’s artists and designers worked nonstop hours trying to make everything click.

Та же самая фраза со словом «click» встречается в тексте ещё один раз, но у неё уже другой перевод — автор русскоязычного текста говорит о каких-то «кликах», которые обсуждали Дракман и Стрейли.

Они обменивались дизайнерскими идеями, вместе критиковали политику студии и анализировали игры, в которые играли, пытаясь выяснить, что их заставило сделать каждый клик на каждом уровне.

They exchanged design ideas, commiserated about office politics, and analyzed the games they’d been playing, trying to figure out what made each level click.

Непонимание темы заметно даже там, где перевод близок к оригинальному тексту. Желание Хенниг добавить в игру транспорт и скалолазную кошку вдруг превратилось в её желание добавить «каких-нибудь машин и скалолазных кошек». В оригинале, конечно, нет «каких-нибудь», а «кошка» написана в единственном числе, так как имеется в виду механика.

В те же годы – с 2011-го по 2014-й – Эми Хенниг с небольшой группой работала над «Uncharted 4». У них были некоторые идеи о том, что в этой игре следует поменять. Разработчики хотели добавить каких-нибудь машин. Может быть, скалолазных кошек.

During those same years, from 2011 to 2014, Amy Hennig spent her days working with a small team on Uncharted 4. They had some ideas for how to switch things up. They wanted to add vehicles, for one. Maybe a grappling hook.

В одном из эпизодов книги Шрейер игриво рассказывает, как разработчики дотошно обсуждают даже то, какого неигрового персонажа нужно «слегка сдвинуть влево». В переводе же «персонаж» вдруг превращается в «неигровые элементы». Вся шутливость фразы напрочь исчезает.

Они выискивали неработающие механизмы, смотрели, какие эффекты необходимо дополнительно отшлифовать и какие неигровые элементы нужно слегка сдвинуть влево.

They’d review which mechanics weren’t working, which effects required more polish, and which nonplayer character needed to be moved slightly to the left.

Местами русский перевод даже может ввести в заблуждение. В книге немало внимания уделено тому, как сотрудники Naughty Dog бились за каждый день до отправки игры в печать. Но в версии «Эксмо» говорится, что игру «отправили на завод» 10 мая, хотя это был уже день релиза, и к тому моменту диски уже печатали несколько недель. Из-за этой фразы теряется почти весь смысл идущих до неё выкладок.

10 мая 2016 года они отправили игру на завод.

And on May 10, 2016, they shipped it.

Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

В тексте используются выдуманные термины вместо принятых в индустрии

В книге Джейсона Шрейера активно используется термин «crunch». Даже для английского языка он относительно новый, поэтому журналист даёт ему чёткое определение. Это периоды, когда сотрудники студии начинают жертвовать свободным временем и личной жизнью ради того, чтобы закончить игру в срок. Шрейер объясняет, что «crunch» — это не столько проблема, сколько философия разработки, принятая в некоторых компаниях.

К сожалению автор перевода решила, что вместо использования сквозного термина, вокруг которого строится немалая часть книги, лучше придумать этому термину много странных синонимов. Это не было бы так ужасно, если бы сам Шрейер не писал, что именно слово «crunch» точно описывает состояние, о котором он говорит.

Слова «запарка» и «переработка» вызывают в памяти скрежет зубов, который очень точно описывает ощущения, охватывавшие людей в бесконечные часы работы над высокобюджетной компьютерной игрой.

The word «crunch» calls to mind the gnashing of teeth, which is a fitting descriptor for the feeling of working endless hours on a big-budget video game.

Я считаю, что переводчица должна была пойти по пути Шрейера и ввести термин в текст — будь это «кранч» или «crunch» в кавычках, неважно. Вместо этого в издании «Эксмо» говорится о каких-то «кризисных авралах» и «диких цейтнотах».

В цитатах, приведённых ниже, жирным выделен «crunch».

«Получение дополнительного времени стало для Naughty Dog действительно чудом, но каждая дополнительная неделя отладки означала еще одну неделю запарки».

«Некоторые утверждают, что кризисные авралы являются следствием провального руководства и управления проектами».

«При работе над всеми нашими играми обязательно возникает аврал, – признается сопрезидент Naughty Dog Эван Уэллс. – Но это не приказ».

«Следующие несколько месяцев разработчикам пришлось провести в состоянии жесткого прессинга, работая по 80–100 часов в неделю, чтобы переделать этот кусок и капитально перелопатить все сделанное до этого момента».

«В остальных главах рассказывается о технологическом кошмаре игры «Dragon Age: Inquisition», о диком цейтноте при разработке «Uncharted 4» и даже о тайне, связанной с созданием компанией LucasArts широко разрекламированной игры «Star Wars 1313».

Что особенно ужасно, «кризисный аврал» — это термин, который никто не употребляет. Поиск в Гугле по этим словам приводит к переводу книги Шрейера — и всё.

Непоследовательность есть и в другой терминологии. Например, в тексте есть слово «гейм-директор», но Стрейли переводчица внезапно называет «директором игр».

Вскоре после этого Naughty Dog повысила Стрейли до директора игр (подчинявшегося непосредственно креативному директору Эми Хенниг), что давало ему больший контроль над дизайном в «Uncharted 2», вышедшей в 2009 году.

Shortly afterward, Naughty Dog bumped Straley up to game director (alongside Amy Hennig, who was creative director), giving him more control over the design of Uncharted 2, which shipped in 2009.

В переводе очень много терминов, которые никто не употребляет. Например, E3 почему-то называют «промышленной выставкой». Ход мысли автора русскоязычной адаптации легко отследить: статья в «Википедии» по словам «trade show» действительно приводит к тексту про «Промышленные выставки». Но «промышленность» — это всё-таки немного другое.

Некоторые игровые студии считают, что промышленные выставки существуют исключительно для отвлечения от работы, помпы и распространения маркетинговых копий, однако Naughty Dog рассматривала E3 как важную веху.

Some game studios saw trade shows as distractions, existing only for pomp, sizzle, and marketing copy, but Naughty Dog viewed E3 as a valuable milestone.

Некорректно переведены даже официальные названия. Например, «Одни из нас» в тексте стали «Последним из нас».

«В ноябре 2011 года, когда «Uncharted 3» уже лежала на полках магазинов, Стрейли и Дракманн вовсю корпели над своим первым проектом – постапокалиптическим приключением под названием «The Last of Us» («Последний из нас»).

Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

Так и по-русски не говорят

В конце концов, в тексте попросту очень много странных фраз, которые либо почти не используются в русском языке, либо представляют собой бессмысленный дословный перевод, либо попросту звучат комично.

Тестеры здесь «теряют чувство темпа», Шон Лейден сбрасывает на офис Naughty Dog «настоящую бомбу», а The Last of Us — это «скачок в сторону» от Uncharted.

«К концу 2015 года дедлайн «Uncharted 4» замаячил в полный рост».

«Игра получила звёздные отзывы».

«По словам Лейдена, он уже был в курсе, что на «Uncharted 4» понадобилось больше времени. А потом он сбросил настоящую бомбу».

«Они могли застрять где-нибудь на некоторое время и потерять чувство темпа».

«Вы вылизываете нечто, готовое на девяносто пять процентов, в то время как вот этот кусок готов всего на шестьдесят и нуждается в пристальном внимании и большой любви».

«Элли, которая в ходе путешествия становится его духовной дочерью».

«Это был скачок в сторону от серии «Uncharted».

Кризисный аврал: почему «Кровь, пот и пиксели» не стоит читать в переводе «Эксмо»

Что в итоге

«Кровь, пот и пиксели» — очень важная для игровой индустрии и интересная книга, но адаптация от «Эксмо» получилась халтурной и даже вредительской.

Хороший перевод — это не только переписывание текста из одного окна Google Docs в другое, это ещё и журналистская работа. За каждой двусмысленной или непонятной фразой оригинала стоит контекст, который переводчик должен изучить.

В русскоязычной версии «Крови, пота и пикселей» плохо абсолютно всё — тут и отсутствие логических связей между абзацами, и непоследовательность, и выдуманная терминология взамен существующей, и банальная халтура в переводе самых простых фраз.

Но что самое печальное, русскую версию книги просто физически тяжело читать. Настолько сильно текст пропитан косноязычностью и неуважением к читателю.

Шрейер писал книгу об играх для всех — и для профессионалов, и для рядовых геймеров, а после перевода она стала книгой ни для кого. Работники индустрии не будут читать её из-за перевранных терминов, а все остальные — из-за тяжёлого слога банальных ошибок на ровном месте.

1313 показов
70K70K открытий
11 репост