Почитать
Maria Davydova

«На Западном фронте без перемен»: история главного немецкого антивоенного романа Статьи редакции

Как Эрих Мария Ремарк написал самую популярную книгу Германии и кто стал главной жертвой его славы.

Немецкий писатель и участник Первой Мировой войны, рассказавший свою историю, Эрих Мария Ремарк жестоко расплатился за свою славу. Его самый известный роман «На Западном фронте без перемен» стал самой читаемой книгой Германии, но был нещадно раскритикован немецким обществом. Рассказываем историю писателя и его главного произведения.

Казнь

Осенью 1943 года в Берлине проходил процесс о госизмене и «подрыве нравственности»: женщину обвиняли в антивоенных и антинацистских высказываниях. Подсудимой Эльфриде Шольц не позволили сказать и слова в свою защиту. Двое свидетельниц обвинения даже не были приведены к присяге, потому что судья и так поверил их показаниям.

Процесс длился всего один час, а его решение не подлежало обжалованию — Шольц приговорили к смертной казни через гильотину. Причину столь жестокого наказания судья скрывать не стал: «Ваш брат ускользнул от нас, а вам это не удастся». 16 декабря 1943 года обвиняемая была казнена. Эльфрида Шольц была младшей сестрой писателя Эриха Марии Ремарка.

Детство и юность

Эрих Пауль Ремарк родился 22 июня 1898 года в бедной немецкой семье в городе Оснабрюк. Его отец дни напролёт работал книжным переплётчиком, а мать занималась четырьмя детьми (позже старший сын умер). Поэтому с детства Эрих был предоставлен сам себе и всё свободное время проводил с книгами, к которым имел неограниченный доступ.

Из-за тяжёлой финансовой ситуации Ремарк провёл детство в разъездах: семья переезжала с места на место одиннадцать раз.

С юных лет будущий писатель отличался чувством стиля и вкусом к красивым вещам. Денег на такие покупки в семье не было, поэтому Ремарк, будучи талантливым музыкантом, ещё подростком давал уроки игры на пианино юным девушкам, многие из которых признавались, что были влюблены в молоденького учителя больше, чем в музыку.

Для выходцев из социального класса, к которому принадлежала семья Ремарка, профессиональный выбор был небольшим. Самый очевидный — учитель младших классов. Поэтому молодой человек продолжил образование в католической учительской семинарии. Уже тогда он начал пробовать писать — стихи, эссе. Наброски переросли в серьёзное произведение «Приют грёз», которое вышло в 1920 году.

Однако доучиться Ремарк не успел: с третьего курса семинарии его и ещё нескольких одногруппников призвали в немецкую армию, молодых людей отправили на Западный фронт. Будущий писатель стал участником Первой Мировой войны, что навсегда изменило Ремарка и предопределило его дальнейшую судьбу.

Война

В 1916 году Ремарк был призван в пехотинцы и отправлен на базовую подготовку в лагерь Вестерберг в Оснабрюке. На тот момент ему только исполнилось восемнадцать лет. Уже через год, работая ночью, чтобы избежать снайперского огня, он строил бункеры, доты и блиндажи за Аррасским фронтом.

Вскоре рота Ремарка двинулась во Фландрию для участия в одном из самых жестоких боёв Первой Мировой войны — Третьей битвы при Ипре. Согласно некоторым источникам, именно там произошло первое знакомство Ремарка и Адольфа Гитлера, где они выступали на одной стороне. Впоследствии их пути кардинально разошлись.

Война развеяла юношеский идеализм писателя, особенно после того, как из-под вражеского огня он вынес своего приятеля Троске. Юношу лечили от лёгких осколочных ранений, но позже, когда его несли к доктору, он скончался от ранения головы. Троске стал прототипом одного из персонажей романа Ремарка.

Всего битва продлилась с июля по ноябрь, за это время около 850 тысяч человек были убиты, ранены или попали в плен. Ремарк неоднократно был ранен, и уже в конце июля его эвакуировали в госпиталь города Дуйсбург. В больнице он начал записывать свои наблюдения о войне и то, о чём рассказывали ему другие солдаты. Это помогало ему справиться с депрессией и посттравматическим синдромом.

За четыре дня до окончания Первой Мировой войны Ремарк получил разрешение вернуться на фронт. Перемирие привело его обратно в семинарию, где он закончил образование. После увиденного гражданская жизнь Ремарку всё больше казалась нереальной. Спасало писательство, которое стало для него терапией.

В послевоенное десятилетие подавленный, как и большинство представителей «потерянного» поколения, Ремарк пытался найти себе место в мирной жизни. Он работал учителем, бухгалтером, тестировал машины, продавал надгробные памятники и был журналистом. Тогда же он придумал себе псевдоним Эрих Мария Ремарк. Второе имя он изменил в память об умершей матери, а фамилию стал писать на французский манер.

«На Западном фронте без перемен»

«Эта книга — не обвинение и не исповедь. Просто попытка рассказать о поколении, загубленном войной, хотя оно и избежало её снарядов» — так начинается самая продаваемая книга за всю историю Германии.

В 1927 году Ремарк закончил свою рукопись и отнёс её самому известному в то время немецкому издателю Самуэлю Фишеру. Тот с удовольствием прочёл произведение, но работать с Ремарком отказался — Фишер был уверен, что спустя почти десять лет после окончания войны люди не захотят вспоминать о ней. Впоследствии издатель сожалел о своём решении.

Однако отказ Фишера не остановил Ремарка, и он предложил рукопись издательскому дому Ullstei. Редакторы отнеслись к ней без особого энтузиазма, но не отказали, попросив подкорректировать, а именно — «уменьшишь градус» антивоенных высказываний.

После всех доработок книга начала выходить по частям в берлинской газете издательства Vossische Zeitung. Партнёры до последнего не верили в Ремарка, поэтому наняли его журналистом, чтобы он отработал гонорар в случае провала.

Вопреки сомнениям, роман ждал грандиозный успех, который обернулся огромной удачей для самой газеты — её тираж увеличился в несколько раз. Издатели получили десятки тысяч предзаказов на будущую книгу, которая вышла уже в 1929 году. В первый же день продаж все книги были раскуплены.

До конца года было продано более полутора миллиона экземпляров. Ещё около 600 тысяч копий были раскуплены в Великобритании и Франции. Почти сразу книга была переведена на 29 языков мира. На данный момент роман «На Западном фронте без перемен» выпущен на 50 языках. Название книги стало синонимом тщетности войны, бессмысленности гибели простых людей в интересах власти.

Книга была главным антивоенным манифестом своего времени. Хотя многие считали, что роман автобиографичен, Ремарк настаивал, что Пауль — собирательный персонаж, который рассказывает не только истории, случившиеся с автором, но и услышанные писателем от других солдат. Немецкие военные предстали перед читателем растерянными и подавленными, а война — бессмысленным массовым убийством.

Мы одиноки, словно дети, и умудрены опытом, словно старики, мы черствы, печальны и ребячливы, – я думаю, мы потеряны.

Отрывок из романа «На Западном фронте без перемен»

Несмотря на популярность, на книгу обрушился шквал критики, — в первую очередь, от соотечественников автора. Многие считали, что роман очерняет военные усилия Германии, а Ремарк преувеличивает ужасы войны.

Немецкие доктора были оскорблены описанием медицинского персонала в книге как невнимательного, безразличного или отсутствующего на передовой. Самым яростным критиком Ремарка стал доктор Карл Кронер. Он считал, что писатель позорит нацию перед всем миром.

Люди за границей сделают следующие выводы: если немецкие врачи поступают таким образом со своими соотечественниками, то какие бесчеловечные акты они совершат против беспомощных заключённых, сданных в их руки, или против населения оккупированных территорий?

Карл Кронер

Кронер был недалёк от истины — оставалось только дождаться Второй Мировой войны, чтобы понять, на что способны немецкие доктора.

Ветераны обижались, утверждая что не все из них считали войну бессмысленной и бесцельной. Многие верили, что защищают страну, — и в этом было их предназначение. Они даже пытались оспорить замечания о затяжной депрессии, от которой страдали Ремарк, многие его друзья и знакомые даже десятилетие спустя.

Мы уже ничего друг к другу не чувствуем, едва узнаём друг друга, когда облик другого мелькает перед затравленными глазами. Мы бесчувственные мертвецы, которые благодаря какому-то трюку, какому-то опасному волшебству еще могут идти и убивать.

Отрывок из романа «На Западном фронте без перемен»

Пацифисты стали использовать книгу в качестве продвижения своих политических взглядов, а сам Ремарк оправдывался, что это была всего лишь попытка описать опыт солдата. За это он был осуждён литературными критиками, которые считали, что автор пытается просто нажиться на общественных настроениях.

Но больше всего Ремарку досталось от немецкой национал-социалистической партии, которая была против всего, что могло поставить под сомнение представление о немецком солдате как о воплощении национальной славы, храбрости и любви к отечеству. Позднее книга была запрещена, сожжена и осуждена как «литературное предательство солдат Великой войны».

Вернись мы домой в 1916-м, из боли и мощи наших переживаний родилась бы буря. Если же вернёмся сейчас, то усталые, разбитые, выжженные, без корней и без надежды. Мы уже не сумеем найти себе место.

Да нас и не поймут, ведь впереди нас поколение, которое хотя и провело вместе с нами годы на фронте, но имело свой дом и профессию и вернётся теперь на прежние позиции, где забудет войну, а за нами идёт поколение, похожее на нас, какими мы были раньше, оно наверняка нам чужое и отодвинет нас в сторону. Мы лишние для самих себя, мы будем жить, одни приспособятся, другие покорятся, а многие растеряются; годы растают, и в конце концов мы погибнем.

Отрывок из романа «На Западном фронте без перемен»

Мировое сообщество на публикацию книги отреагировало по-другому: в 1931 году роман «На Западном фронте без перемен» был номинирован на Нобелевскую премию. А почти сразу после публикации книгу экранизировали на американской студии Universal Pictures. Продюсером стал Карл Леммле-младший, режиссёром выступил Льюис Майлстоун, рождённый на территории Российской империи. Оба они были выходцами из еврейских семей.

Согласно некоторым источникам, когда об экранизации узнало немецкое правительство, к Ремарку пришли с предложением: писатель должен был признаться, что издатели без его разрешения продали права на его роман американским евреям. Историю планировали использовать в целях антисемитской пропаганды. В обмен Ремарку предлагали неприкосновенность от нацистов. Писатель на сделку не согласился, чем нажил себе опасного врага — Йозефа Геббельса.

Картину «На Западном фронте без перемен» ждал зрительский успех и признание, лента получила две премии «Оскар»: «за лучший фильм» и «за лучшую режиссуру». Однако немецкая премьера была сорвана. Почти сразу американский фильм столкнулся с проблемами в Германии.

Представитель министерства обороны призвал отклонить показ картины на том основании, что она наносит ущерб имиджу страны и выставляет в дурном свете немецкую армию. В ответ берлинская служба цензуры призвала создателей вырезать некоторые моменты из фильма, что они и сделали.

В декабре 1930 года, когда отредактированная и дублированная версия фильма была показана широкой публике в Берлине, нацисты саботировали мероприятие. Лидер партии в Берлине и глава её пропаганды Йозеф Геббельс устроили беспорядки, чтобы сорвать показ. Снаружи кинотеатров полиция запугивала зрителей, а внутри — выпускала вонючие бомбы и белых мышей, чтобы помешать просмотру кино.

На последующих показах нацисты проводили бурные акции протеста. В конце концов правительство сняло фильм с показа в Германии. Придя к власти, Геббельс запретил все работы писателя, а его самого лишил гражданства.

В мае 1933 года пронацистские студенты сжигали книги Ремарка и ещё около 150 авторов по всей стране. В Берлине, когда студенты собрались на Оперной площади напротив университета со стопками книг для сожжения, спикер осудил авторов за антинемецкий дух, закончив следующим комментарием:

«Против литературного предательства солдат Мировой войны, во имя образования людей в духе правды! Я предаю пламени сочинения Эриха Марии Ремарка».

Немецкая полиция изъяла все его книги из магазинов, библиотек и университетов. К тому моменту писатель уже жил в Швейцарии, откуда уехал в США и получил американское гражданство.

До конца жизни Эрих Мария Ремарк путешествовал между двумя странами — Швейцарией и США. Он написал ещё десять романов, последний из которых, «Обетованная земля», был уже опубликован после смерти писателя.

В 1954 году Ремарк официально впервые вернулся в Германию на похороны отца, но так и не смог заехать в свой родной город, прощание проходило в соседнем поселении. В 1964 году делегация Оснабрюка вручила писателю почётную медаль от города, а через несколько лет из рук посла в Швейцарии Ремарк получил орден за заслуги перед ФРГ. Однако до конца жизни немецкое гражданство писателю так никто и не вернул.

Личная жизнь и карьера Эльфриды Шольц, сестры Ремарка, долго не складывались. Она пережила два развода, служила помощницей в домах, пока не выучилась на швею. Чтобы работать только на себя, портниха открыла небольшой салон у себя дома в Дрездене, где шила для знакомых. В 1941 году она в третий раз вышла замуж.

Женщина никогда не скрывала своего отношения к национал-социалистической партии, а позже и к войне. В одном из разговоров с постоянной клиенткой Шольц призналась, что не верит в пропаганду безоговорочной победы Германии. А молодых солдат, попавших на войну, она называла «жертвами на убой». В порыве эмоций Эльфрида призналась, что будь у неё был шанс, она лично убила бы Адольфа Гитлера.

Подобные разговоры она вела и с женщиной, у которой снимала жильё. Клиентка и арендодатель передали слова Шольц своим мужьям, и портниху арестовали. История могла бы закончиться тюремным сроком, если бы не родство с пацифистом и личным врагом Адольфа Гитлера — Эрихом Марией Ремарком. За сказанные слова женщину обвинили «в подрыве военных действий» и «помощи врагу» — и казнили.

О смерти младшей сестры писатель узнал только после окончания Второй Мировой войны и посвятил ей роман «Искра жизни».

Судья, вынесший приговор Эльфриде Шольц, был убит при очередной бомбёжке Германии в феврале 1945 года. Также погибла и одна из свидетельниц обвинения. За свои действия в 1950 году ответила только бывшая клиентка портнихи — за преступление против человечности ей назначили наказание в виде пяти лет лишения свободы.

0
512 комментариев
Написать комментарий...
SOkolov

Спасибо за этот материал! Ремарк важнейший для меня писатель, а "На Западном фронте" - важнейшая его книга. Но сейчас почему-то на ум чаще приходит другой прекрасный его роман - "Черный обелиск".

Ответить
Развернуть ветку
Pickle Pee

С своё время решил прочитать «Черный обелиск», когда узнал, что эта цитата из него: «…смерть одного человека — это смерть, а смерть двух миллионов — только статистика»

Ответить
Развернуть ветку
17 комментариев
Amir Astanov

Каждый своё находит у Ремарка. Мне понравились "Три товарища", где друзья, прошедшие на фронте сквозь огонь и воду стараются как-то привести в порядок свою жизнь. Это такая дружба, где нет предательств. Такая, где герои готовы ночью ради другого преодолеть расстояние в сотни километров, чтобы привести врача. С прочими знакомыми с фронта тоже отношения складываются довольно хорошо. Тёплое произведение, несмотря на депрессивность. Читал этот роман раза 3.
Запомнилось также "Возвращение", где солдаты вернувшись с фронта Первой Мировой пытаются вернуться к мирной жизни, но мало у кого это получается. Многие чувствовали жизнь именно на фронте. Кто-то даже поехал на поле, где когда-то вёлся бой, чтобы воскресить в памяти те ощущения, прийти к жизни. Кто-то вернувшись домой обнаруживает, что его жена, любовь всей жизни, изменяет ему. Третий просто не видит смысла в такой жизни, режет вены и ложится в ванную. В самом конце его вдруг берёт сожаление, он пытается встать, залатать раны, но он уже потеряд слишком много крови. Во время прочтения этой книги сам чуть не ушёл в депрессию. Вышел ночью погулять, подумать.
Великолепный автор. Один из самых любимых

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
maketeanotlove

Черный обелиск, по-моему, самая сильная его книга. Предполагаю, потому что написана на закате жизни Ремарка, он как будто собрал лучшее что было в его работах и упаковал в одну книжку, очень круто вышло.

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
Владимир Кондратьев

А Мария?

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Klick

Спасибо большое!

Ответить
Развернуть ветку
Ambient Surrealism

Очень мощное произведение. До сих пор в памяти слова из него:

"Товарищ, я не хотел убивать тебя. Если бы ты спрыгнул сюда еще раз, я не сделал бы того, что сделал, — конечно, если бы и ты вел себя благоразумно. Но раньше ты был для меня лишь отвлеченным понятием, комбинацией идей, жившей в моем мозгу и подсказавшей мне мое решение. Вот эту-то комбинацию я и убил. Теперь только я вижу, что ты такой же человек, как и я. Я помнил только о том, что у тебя есть оружие: гранаты, штык; теперь же я смотрю на твое лицо, думаю о твоей жене и вижу то общее, что есть у нас обоих. Прости меня, товарищ! Мы всегда слишком поздно прозреваем. Ах, если б нам почаще говорили, что вы такие же несчастные маленькие люди, как и мы, что вашим матерям так же страшно за своих сыновей, как и нашим, и что мы с вами одинаково боимся смерти, одинаково умираем и одинаково страдаем от боли!"

Ответить
Развернуть ветку
Владимир Кондратьев

Мне понравилось изображение национального подьема, как их там препод вдохновлял. Совсем как Zигун.

Ответить
Развернуть ветку
Влад Кальянов

Фига, какие люди на дтф

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
evilnw

Делаем ставки когда в России запретят "1984".

Ответить
Развернуть ветку
Роман Шумкин

Ни дня без упоминания 1984

Ответить
Развернуть ветку
3 комментария
fuelle noir

в беларуси уже

Ответить
Развернуть ветку
21 комментарий
Princess

Зачем его запрещать если в книге описана Британия?

Ответить
Развернуть ветку
4 комментария
Андрей Воронько

Лучше бы вы ещё хотя бы Гарри Поттера читали, ей богу. Про 1984 уже тоже можно говорить - "прочитайте другую книгу".

Ответить
Развернуть ветку
6 комментариев
caravanacid

А чё её запрещать, официальная позиция "это про клятых пендосов написанно".

Ответить
Развернуть ветку
18 комментариев
Хизвакс

А че все про эту книгу вспоминают? Че никто не вспоминает «Мы», который был раньше написан? И разрешён только ближе у распаду СССР?

Ответить
Развернуть ветку
6 комментариев
Аккаунт заморожен

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Жаба

Никогда. Ваша ставка?

Ответить
Развернуть ветку
Valeron777 Oops

Как работник Читай-города, в который привозят никому не нужные в таком количестве стопки этого 1984...
Мечтаю, чтобы сейчас)
Его печатают куда больше, чем покупают, намного

Ответить
Развернуть ветку
8 комментариев
Михаил Беркут

Все логично. В России — 1984. В США — О дивный новый мир

Ответить
Развернуть ветку
Андрей Кириллов

А меня вот сейчас очень занимает вопрос: А есть ли среди Z-патриотов люди любящие Ремарка?
Просто скажем все кого я подсадил на Ремарка украинскую войну осуждают.
Пока ни одного фаната Ремарка радостно Zигующего я не встретил.

P.S.
Ремарк прекрасен никто как он не мог двумя фразами создавать яркий образ аж с запахом и светом, а третьей фразой выдать нравственную мудрость, которая на всю жизнь остаётся с тобой.
Ремарк вне конкуренции.

Ответить
Развернуть ветку
Paer Quote
украинскую войну осуждают.

Осуждать войну - это не позиция. За исключением кровожадных психов все осуждают войну.

Ответить
Развернуть ветку
34 комментария
G N

Можно говорить что война это плохо, но при этом поддерживать сво. Ибо война в данном случае выступает как крайняя мера, из-за того что на отношения с Украиной забили после распада СССР

Ответить
Развернуть ветку
43 комментария
Лев Соколов
А меня вот сейчас очень занимает вопрос: А есть ли среди Z->патриотов люди любящие Ремарка?

.
Думаю, их ровно столько же, как среди украинцев, во время многолетнего пребывания украинского экспедиционного корпуса в оккупированном Ираке. Тогда войну в Ираке тоже называли "операцией", захват страны "принуждением к миру", а поводом для войны стал дядька, который помахал с правительственной трибуны пробиркой с "биологическим оружием", (которого никто потом не нашел). Реально - такое ощущение, что Россия сейчас точь в точь косплеит США и их союзников, - прямо как по шпаргалке, вплоть до новояза. Даже изобретать ничего не пришлось. И честно говоря - украинцам на все это было по..хер, - пока война не пришла лично к ним в дом. Да и дети иракские, которым руки-ноги бомбами отрывало - были далеко, и какие-то темненькие... Обыватель, с промытыми пропагандой мозгами - примерно везде одинаков.

Ответить
Развернуть ветку
56 комментариев
Вакх

Блядь, смешно, почему же тогда ни одну другую страну за "спецоперации" не критикуют, а наоборот, поддерживают? Чем лучше Турция, чем лучше Израиль, чем Лучше Сауды,? А про Звездно-полосатых можно промолчать. Вам похуй, ровно так же как вам похуй на украинцев, просто вам в уши нассали, ровно так же как Z-шникам нассано

Ответить
Развернуть ветку
13 комментариев
Александр Шелл

Знаешь, я знаю немало людей, которые, например, читают комиксы про супергероев, альтруистично спасающих простых людей от злодеев вопреки всему, читают антиутопии и сопереживают персонажам, смотрят кино про неравную борьбу героев со злом. А потом это все куда-то улетучивается, видимо, ничего не оставляя после себя.

Ответить
Развернуть ветку
Antonio Inc

Лично с таким знаком

Ответить
Развернуть ветку
10 комментариев
Немецкий лолипоп

В том то и проблема, что руководство РФ люди мягко говоря не читающие и очень низкого культурного уровня.
Их главная вина в том, что они за 20 лет полностью оскотинили свой народ.

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
Landorf

Я скажу так: среди имперских слуг отечества, Романтиков Большой Войны (причем не только молодых, но и уже престарелых) полно образованных, начитанных и умных людей. В этом-то все и дело. Они во всех этих книгах видят немного другое и не проводят параллелей. Вернее - проводят в другую сторону. Человеческий мозг (в особенности - с развитым воображением) обладает почти бесконечным потенциалом интерпретации. Так что натянуть сову на глобус у себя в башке у них получается очень хорошо. Поэтому никогда не считайте знакомство с шедеврами мировой литературы, хороший вкус и эрудицию отличительными чертами гуманиста.

Ответить
Развернуть ветку
anton. m

Ну статистики ради. Я "Z-патриот". К Ремарку равнодушен. Ни хорошо, ни плохо. Обычная попса.

Ответить
Развернуть ветку
Дмитрий Капустин

Для меня самым антивоенным стал фильм «Спасти рядового Райана», потому что там подробно показана неприглядная мясорубка войны. До этого, насмотревшись советских романтических военных фильмов, война представлялась как что то геройско-эпическое, становление настоящего мужчины. А оказывается на войне солдат просто разорванное горелое мясо в воронке, о котором все забудут через неделю.

Ответить
Развернуть ветку
Андрей Воронько

Ну не знаю. Горелое мясо, может, и не показывали (за вычетом сильно позднего "Иди и смотри"), потому что люди этого нахлебались по самое горло. Но геройско-эпическая романтика тоже не преобладала, как по мне. Ужасы войны подчеркивались почти везде, причём для этого не нужно было даже показывать саму войну. Что романтического в "А зори здесь тихие", много ли прославляющего войну в "Летят журавли", и уж тем более в "Судьбе человека"? За теми самыми судьбами людей смотреть куда страшнее, чем на горы трупов, хоть на бумаге и менее мерзко.

Ответить
Развернуть ветку
4 комментария
, ,

Я бы не сказал, что «Они сражались за Родину» романтический военный фильм.

Ответить
Развернуть ветку
Limonada Jo

кстати, сейчас только понял, то вступительная сцена в СРР сделана под сильным влиянием экранизации Ремарка и вообще вайба первой мировой с полной мясорубкой, Спилберг просто положил это на свой материал

Ответить
Развернуть ветку
Camper

Шок да? Война это оказывается грязь, кровь, разруха и смерть.

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт заморожен

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Антон Недоцуков

"Чистилище" про чеченскую войну. Вот где война показана без эпика и геройства.

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
SOkolov

Как правило, после той войны большинство писателей и мыслителей вернулись пацифистами. Толкин, Хемингуэй, Гашек - только из наиболее известных.

Ответить
Развернуть ветку
40 комментариев
Учебный мангал

Вот да, Юнгер мне даже как то больше понравился. Никаких соплей, рефлексий. Мы пошли в атаку ротой, меня посекло осколками, но не сильно, из 50 вернулось 10 человек. Мы заебись воины, они заебись воины, завтра пойдем еще убивать и умирать. Получил 14 ранений, и от звонка до звонка почти отвоевал. При этом не восхвалял войну и не принижал. Интересный дядька, в отличии от того же Ремарка.

Ответить
Развернуть ветку
74 комментария
Boris Gaykovich

"все совпадения с настоящим временем случайны"

Ответить
Развернуть ветку
Александр Слепцов
Ответить
Развернуть ветку
Alex Seredin

Очень поучительная история, можно много параллелей провести с известными текущими событиями...

Ответить
Развернуть ветку
bluvelvet

Ну и какие же?

Ответить
Развернуть ветку
20 комментариев
Siroca

Жаль, что несмотря на такие произведения всегда найдутся люди, который любят бряцать оружием и писать на заднем стекле "Можем повторить".
Помню одну отличную цитату:
"Ты веришь, что твоя сторона пострадала от несправедливости, а другие агрессоры. Никто никогда не идёт на войну, считая виноватым себя. Ни одна сторона не лжёт...Обе стороны верят в то, что правы только они. Веря, что только они являются стороной правосудия, которая стоит против жестокости. Обе стороны истребляют друг друга, оправдывая этим собственную жестокость"
И это цитата из порно!

Ответить
Развернуть ветку
G N
писать на заднем стекле "Можем повторить".

Нужен контекст. Я видел как минимум несколько трактовок некоторые из которых как раз были против войны

Ответить
Развернуть ветку
8 комментариев
Valeron777 Oops

Фулл мне к обеду

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Анатолий Соколов

ГГ погибает в конце.
Приятного чтения)

Ответить
Развернуть ветку
P-ff

Кстати, немцы проиграют.

Ответить
Развернуть ветку
3 комментария
Алеша

Однажды прочитал статью, где сравнивались люди которым спойлернули произведение с теми, кому ничего не сказали. В общем вкратце, там получилось так, что сполейрнутые людишки были более заинтересованы в чтении/смотрении, чем неспойлернутые. С тех пор только рад спойлерам, побуждает читануть/посмотреть. Давно откладывал Ремарка, но теперь просто не могу удержаться. Спасибо)

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Seinn

Ну не знаю что люди в нём находят. Неплохая стилистика письма, да, но депрессия сплошная, всё ноет и ноет. Все умерли, всё плохо. Дарк соулс какой-то.
А из условно полезных идей там только то, что все люди - люди и что война это плохо, что всем и так понятно. Не проникся я в общем.

Ответить
Развернуть ветку
SOkolov
война это плохо, что всем и так понятно.

Правда, так уж всем?)

Ответить
Развернуть ветку
15 комментариев
Randall Mcmurphy

видимо не всем понятно
думаешь из тебя бы пёр позитив после участия в бесполезной и идиотской войне в которой погибали твои друзья?

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Godric Warda
Ну не знаю что люди в нём находят.
что война это плохо, что всем и так понятно
Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Era Mavlenov

Там же не сплошное нытьё, они пытались быть счастливыми во время лагерных будней и даже получилось но потом один за одним начали умирать а война всё не заканчивалась гг всё продолжали отправлять в бои пока не иссякла его удача

Ответить
Развернуть ветку
Дмитрий Андреещев

Лично для меня, после прочтения "В стальных грозах" Юнгера и "Огня" Барбюса, роман Ремарка оказался просто...очередным романом Ремарка, в тематических военных декорациях. Но мне в принципе никогда не заходило сильно творчество это автора, быть может дело в этом. Однако, именно как роман о события ПМВ - вполне, особенно первая половина. Вообще, все три книги дают очень хороший художественный срез по теме - советую всем, кто интересуется ПМВ. Я на вдохновении от них даже небольшую миниатюрку замутил в свое время.

P.S.: спасибо за хороший пост!

Ответить
Развернуть ветку
windsentinel

НЗФБП - выдающаяся книга, но мне больше понравилась Триумфальная арка.

Ответить
Развернуть ветку
SOkolov

О, да, великолепный роман. Атмосфера последних мирных дней Парижа, тоска перед неизбежной эмиграцией, отчаянная любовь. Наверное, самое любимое мое произведение.

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Nibelungen

НЗФБП еще не читал, а вот "Триумфальная арка" прочел, отличная книга, но мне больше понравилась "Три товарища". После прочтения ТТ еще несколько дней был в шоке.

Ответить
Развернуть ветку
игорь игорь
Снаружи кинотеатров полиция запугивала зрителей, а внутри — выпускала вонючие бомбы и белых мышей, чтобы помешать просмотру кино.

Нацисты даже мышей используют только арийской расы.

Ответить
Развернуть ветку
, ,

С голубыми глазками

Ответить
Развернуть ветку
Телефунтик

В РФ больше зеленку используют и пакеты с говном

Ответить
Развернуть ветку
famiak

Все ученые используют одних и тех же белых мышей, кстати.

Ответить
Развернуть ветку
mishka_kokosolapiy

Ремарк абсолютно великий, да. Жаль, что слова почти столетней давности все еще остаются актуальными и нужными.

Помню, как открыл «Три товарища» и с первых страниц почувствовал, что книга мне понравится. Вот эта сцена с героем и уборщицей, которая украла у них из мастерской немного алкоголя, в ней было что-то такое душевное и простое, светлое, но одновременно горькое и болезненное.

Ответить
Развернуть ветку
Gonzo

Тут Государь всё ещё актуален, которому 500 лет, а ты сетуешь на актуальность столетней книги, хех.

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Константин Кабанцев

"На Западном фронте без перемен", "Возвращение", "Время жить и время умирать".
В январе этого года начал "Три товарища" читать, но через пол месяца решил перерыв сделать, устал от гнетущих эмоций.
Но Ремарк для меня точно один из самых значимых писателей.

Ответить
Развернуть ветку
famiak

Я особо гнетущих эмоций там не заметил, кроме ебанического стремления главного героя и всех окружающих ебануть бутылку-другую водки и сесть за руль.

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Подпоручик Дуб

Virgin "На западном фронте без перемен" vs. Chad "В стальных грозах" Эрнста Юнгера.

Ответить
Развернуть ветку
fdffd fdffd

Все совпадения случайны.
Я ведь тоже принадлежу к ним, подумал я, к этой шайке убийц; это мой народ — несмотря на все утешения, какие я придумываю себе при свете дня, несмотря на то, что эти разбойники преследовали меня, гнали, лишили гражданства. Все равно я родился среди них; глупо воображать, будто мой верный, честный, ни в чем не повинный народ подчинили себе легионы с Марса. Легионы эти выросли в гуще самих немцев; они прошли выучку на казарменных плацах у своих изрыгавших команды начальников и на митингах у неистовых демагогов, и вот их охватила давняя, обожествляемая всеми гимназическими учителями Furor teutonicus; она расцвела на почве, унавоженной рабами послушания, обожателями военных мундиров и носителями скотских инстинктов, с той лишь оговоркой, что ни одна скотина не способна на такое скотство. Нет, это не было единичным явлением. В еженедельной кинохронике мы видели не забитый и негодующий народ, поневоле повинующийся приказам, а обезумевшие морды с разинутыми ртами; мы видели варваров, которые с ликованием сбросили с себя тонкий покров цивилизации и валялись сейчас в собственных кровавых нечистотах. Furor teutonicus! Священные слова для моего бородатого и очкастого гимназического учителя. Как он их смаковал! И как их смаковал сам Томас Манн в начале первой мировой войны, когда он писал свои «Мысли о войне» и «Фридриха и большую коалицию»! Томас Манн вождь и оплот эмигрантов! Какие глубокие корни пустило варварство, если его не мог полностью искоренить в себе даже этот гуманный человек и гуманный художник!
"Тени в Раю".

Ответить
Развернуть ветку
Vasiliy Karp

Читал этот роман лет 8 назад, когда был в лютых депресняках. И именно эта книга помогла мне понять, что вся наша суета - хуета

Ответить
Развернуть ветку
Vitaly Petkevich

Просто невероятно, насколько история любит повторяться, и насколько люди предсказуемы: всегда одни и те же методы по зачистке несогласных с правящей силой.

Ответить
Развернуть ветку
Дмитрий Кот

Ну вот мне показалось «Возвращение» (кстати, продолжение «На фронте…») куда более антивоенным. К тому же, Эрих прямо в нем критикует НСДАП.

Ответить
Развернуть ветку
Siblion

А как может быть продолжение фронта, если главный герой в конце погибает?

Ответить
Развернуть ветку
7 комментариев
SOkolov

Возвращение для меня не мыслится отдельно от "На Западном фронте" - это как одно произведение из двух частей. Я бы не сказал, что там есть прямая критика нацистов. Куда выраженнее она как раз в "Черном обелиске". Но да, он довольно точно показывает расцвет национал-социализма и предпосылки, которые к этому привели.

Ответить
Развернуть ветку
Андрей Воронько

Слышал про Возвращение, однако после Фронта было тяжело осваивать продолжение этой истории. Но как-нибудь нужно будет ознакомиться.

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Spongify

Ремарк велик, несомненно. Только вот все забыли, что помимо трагедии войны он мастерски умел рассказывать о трагедии любви. Особенно в "Черном обелиске" меня зацепила вся линия с Изабеллой/Женевьевой.

А из "НЗФБП" любимая цитата: "Кропп, напротив, мыслитель. Предлагает превратить объявление войны в этакий народный праздник – вход по билетам, музыка, как на боях быков. А на арене министры и генералы двух стран-противников, в плавках, вооруженные дубинками, пускай дерутся между собой. Кто уцелеет, та страна и победила. Куда проще и лучше, чем здесь, где воюют друг с другом совсем не те люди."

Ответить
Развернуть ветку
Serg Il

У него вообще трагедия бессмысленности жизни и смерти - главная тема, как по мне.

Ответить
Развернуть ветку
atomgrib

Давайте следующий лонг про "Приключения Вернера Хольта". Тоже мощное произведение про Гитлеровскую молодежь. Особенно конец

Ответить
Развернуть ветку
Иван Семенов

"Истребление танков — лучшее средство от рака в старости"

Ответить
Развернуть ветку
Андрей Андриевский

Если вдруг кому захочется почитать похожего творчества, можно обратиться к представителям "потерянного поколения" из разных стран:
Ремарк, Юнгер - Германия;
Олдингтон - Англия;
Фицджеральд, Хэмингуэй, Вулф - США;
Селин, Барбюс - Франция;
Горецкий - Беларусь.
С натяжкой сюда можно также отнести Арчибальда Кронина.
Накидывайте своих писателей из этого поколения - кого читали, что понравилось.

Ответить
Развернуть ветку
Вудди Вудпекер

"Прощай оружие" Хемингуэя, "На западном фронте..." Ремарка это прекрасные работы, в самом деле антивоенные, но я всегда ощущал какую-то романтизацию времени что ли. С другой стороны очень люблю Селина и Юнгера, "В стальных грозах", "Путешествие на край ночи" и "Бойня" бескомпромиссно отрезвляет от любых милитаристских мыслей.

Ответить
Развернуть ветку
Furibunda A

Прощай оружие по моему какая то хуйня больше походящая на романы для старых дев. Пол книги убогие диалоги и романс с туповатой медсестрой. Ремарк на 10 голов выше.

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
Denis Maiorov

Отличный материал!
Читался с интересом.
Спасибо за труды.

Ответить
Развернуть ветку
Maria Davydova
Автор

Спасибо, что читаете))

Ответить
Развернуть ветку
Александр Лем

Помню посмотрел фильм сначала. Зашел тяжело со скрипом. Книгу так и не осилил. Возможно после тридцати получиться с таким же скрипом. Ремарк был человеком с большой буквы, который сумел впихнуть ужасы войны в буквы.
На адаптацию от Нетфликс с Брюлем особой надежды нет, потому оригинальный черно белый фильм в сердце на года.

Ответить
Развернуть ветку
P-ff

Можно зайти с Триумфальной арки.

Ответить
Развернуть ветку
2 комментария
fuelle noir

отличная статья, спасибо! у ремарка мне больше всего возвращение пока понравилось (хотя читал у него только три книги)

Ответить
Развернуть ветку
tirex

В юности читал. Для меня оказалось очень тяжёлым чтивом

Ответить
Развернуть ветку
, ,

Почитай Искру жизни, там вообще веселуха.

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Evgeny

Ох уж эти "правильные" немецкие шрифты в книге и в кинотеатре)

Ответить
Развернуть ветку
Pray for Megumin
Ответить
Развернуть ветку
Worjas

В данный момент читаю ее. На третей главе. Потрясающая книга!

Ответить
Развернуть ветку
Тимур Есенбаев

Великолепная книга! Помню, как несколько дней не мог отойти от сцен, в которой Боймер после взрыва оказывается в одной воронке с трупом…

Ответить
Развернуть ветку
kostyanich

Более современное чтиво для тех, кто не осилил Ремарка, это "Старики" Гасфорда Густава. Там примерно с половины книги герой повествования начинает задумываться, зачем вообще началась эта бессмысленная война во Вьетнаме. Особенно хорошо показано в книге, как начинает ломаться психика, особенно у тех, кто уже не представляет себе жизнь на гражданке. По сути, фильм Цельнометаллическая оболочка задействовал только начало этой книги.

Ответить
Развернуть ветку
Материализм и эмпириокритицизм

Самое смешное и одновременно душераздирающее, что история никого ничему не учит...

Ответить
Развернуть ветку
Uladzislau Tryzna

Читал Ремарка, Быкова находясь в армии. Одному сержантику в учебке, не нравилось что я читаю и он стал вырывать страницы на месте где я остановился.

Ответить
Развернуть ветку
Иван

Завидовал такому навыку)

Ответить
Развернуть ветку
Андрей Романович

Качественный контент 👍

Ответить
Развернуть ветку
Landorf

Ремарк нам интересен прежде всего тем, что был сильным писателем и умел передать дух эпохи, но совершенно не дружил с патриотизмом. "Три товарища" на мой вкус - лучшая его вещь. Потому что бороться с фашизмом на словах бесполезно, но можно рассказать о жизни и передать ощущение отсутствия будущего, что он и сделал в своей книге. Это очень сильное ощущение, оно даже круче послевкусия от "Западного фронта", хотя и в нем будущего тоже нет. Короче говоря, Ремарк был велик, его читали, читают и будут читать, но он никого ничему так и не научил. Жизнь идет своей дорогой, а смерть - своей. Но иногда у истории бывают такие отрезки пути, когда их почти невозможно различить...

Ответить
Развернуть ветку
Дмитрий Найденко

Спасибо, интересные подробности. Очень люблю и уважаю творчество Ремарка. "Три товарища" и другие его книги перечитывал не раз.

Ответить
Развернуть ветку
Жан Мишель Жар Птицын

К сожалению, книга очень актуальна в наше время.
Ужасно, что это так.

Спасибо, я слышал и о ней и о Ремарке конечно, но одно дело слышать, а другое дело - узнать поближе. Tеперь прочту.

Ответить
Развернуть ветку
Landuris

Сорян, Стальные грозы на голову выше

Ответить
Развернуть ветку
Учебный мангал

Двачую. А еще у Анри Барбюса есть неплохая книга Огонь. Жуткая штука.

Ответить
Развернуть ветку
bluvelvet

Мне больше всего его Три товарища понравились, единственная книга которая смогла выдавить скупую слезу.

Ответить
Развернуть ветку
Александр Шелл

Отличная книга, одна из тех, что укрепили мои взгляды и суждения, приятно было осознавать, что мысли не только схожи, но и выражены в четкой понятной форме.

Ответить
Развернуть ветку
Rasёmon

Советовал бы еще Генриха Бёлля, особенно "Дом без хозяина", о послевоенной Германии. Великая вещь.

Ответить
Развернуть ветку
Wintereber

Годнота

Ответить
Развернуть ветку
pale ass pigeon

Читал в свое время, как и многое другое из Ремарка. У него в творчестве вообще три сквозные темы - война, туберкулёз и вынужденная иммиграция. Соответственно говоря, все, что связано с личным жизненным опытом.
Книга нравилась, но как антивоенное произведение впечатляла только поначалу. Потом прочитал "Бойня №5" Воннегута, и Ремарк в этом плане для меня немного померк.

Ответить
Развернуть ветку
Bezukhov

Для меня невозможно выбрать, какая книга Ремарка самая любимая.

Ответить
Развернуть ветку
Алексей Самсонов

"Лидер партии в Берлине и глава её пропаганды Йозеф Геббельс устроили беспорядки, чтобы сорвать показ. Снаружи кинотеатров полиция запугивала зрителей, а внутри — выпускала вонючие бомбы и белых мышей, чтобы помешать просмотру кино."

Прям АртДокФест описывается в наши дни.

Ответить
Развернуть ветку
Сергей Капущак

Я прочитал на западном фронте когда служил в армии. И охуел до чего же все это сохранилось

Ответить
Развернуть ветку
Introitus Intro

"Подсудимой Эльфриде Шольц не позволили сказать и слова в свою защиту. Двое свидетельниц обвинения даже не были приведены к присяге, потому что судья и так поверил их показаниям.Процесс длился всего один час, а его решение не подлежало обжалованию" - просто точная копия современной россии, которая сейчас очень напоминает Германию примерно года так конца 1944. Опохмел после рашизма-путлеризма последних 20 обнулившихся лет уже на пороге московской тюрьмы народов.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 512 комментариев
null