Культ одной книги: как устроен «Дом, в котором...» Мариам Петросян Материал редакции

В преддверии юбилея разбираемся в истории и вселенной знаменитого романа.

В закладки
Аудио
автор: anndr

«Дом, в котором…» Мариам Петросян занимает особое место среди современной русскоязычной литературы. Книга неизвестной ереванской художницы вышла в издательстве «Гаятри» 10 лет назад, в 2009 году. В романе рассказывалась история учеников странного закрытого интерната для детей-инвалидов — собственно, Дома. Его воспитанники боятся и не любят внешний мир, живут в соответствии с собственными уставами, а некоторые могут похвастаться способностями, недоступными обычным людям. Впрочем, до последних страниц мистика в романе упоминалась лишь вскользь, через намёки, сны, видения и отдельные ритуалы воспитанников.

Странноватая завязка, неожиданно, не отпугнула читателей — книга Петросян стремительно завоевала популярность. В том же 2009 году ей присудили «Русскую премию», самую престижную награду для русскоязычных произведений, написанных за пределами РФ. Тогда же «Дом, в котором...» занял третье место в номинации «Приз зрительских симпатий» на «Большой Книге».

Произведение Петросян обсуждают, в нём копаются и пытаются разобраться серьёзные литературные критики, и, одновременно, по нему проводят ролевые игры, а интернет заполоняют фанфики и фанатские рисунки, дополняющие иллюстрации самой Петросян.

Мариам Петросян

И тогда, и сейчас «Дом, в котором…» сравнивают со множеством книг, делая упор на специфический стиль, язык, образы, героев, тему. Но если оценивать книгу по тому месту, которое она заняла в обществе, то «Дом» можно назвать «русским Гарри Поттером», первым постперестроечным романом, который читали и дети, и взрослые, и литераторы, и гики. Это место книга занимает и сейчас. Разберёмся, что же это за Дом, и как он устроен.

Как Дом строился

История написания «Дома, в котором…» заслуживает отдельного байопика. Мариам Петросян, художник-аниматор из Еревана, начала придумать отдельные истории и персонажей ещё в 80-е, когда сама была ровесницей героев. Но «официальной» датой начала работы над романом считает 1991 год. По собственному признанию автора, она писала книгу для себя, создавая особое выдуманное пространство, куда можно «просто войти и побыть там».

А тем временем мир вокруг изменялся: в 91-м развалился Советский Союз, и спрос на анимацию в Ереване упал. Параллельно разворачивался Карабахский конфликт. Петросян с мужем уехали на пару лет в Москву, жили в районе Кунцево, в квартире с друзьями, где на две комнаты приходилось девять человек. Неформальный стиль общения, специфические соседи и наличие у этой квартиры собственного свода «правил», отделявшего её от внешнего мира — всё это нашло своё отражение в книге. В 1995 году Петросян вернулась на родину, где снова получила работу на «Арменфильм», а позже стала домохозяйкой.

автор: elena-nekrasova

И всё это время Петросян продолжала писать роман, игнорируя большие политические бури постсоветского мира. Автор сознательно старалась включать в книгу как можно меньше указаний на то, в какой стране и в каком десятилетии происходит действие. Но определённые приметы времени всё равно просачиваются, благодаря вниманию Петросян к ярким деталям.

Всегда остававшаяся художницей, она сначала нарисовала героев, а уже потом написала про них. Герои вообще играли в её творчестве ключевую роль — Петросян неоднократно признавалась в том, что писала книгу «от персонажей», просто выдумывала их и смотрела, как они себя поведут, что будут делать, как изменятся. Из-за этого роман с самого начала не имел, да так и не приобрёл законченной структуры.

Когда пишешь для себя, не ограниченная ни объёмом, ни временем, ни мнением окружающих, получается почти нескончаемый сериал. Первый сезон, второй, третий и так далее. Когда нужно собрать весь этот рыхлый материал во что-то целое, начинаешь выкидывать лишнее, оставляя (по возможности) то, что просто не в состоянии выбросить. Отсюда неизбежные дыры, провисание сюжета и оборванные сюжетные линии.

Мариам Петросян, в интервью «Частному корреспонденту»

А литературный критик Галина Юзефович, отвечая на вопрос DTF, описывает создание романа как «внутреннюю, почти терапевтическую практику, игру на одного участника». Именно этот подход, а не какие-то особенности языка и стиля делают «Дом, в котором…» уникальным произведением.

Вполне возможно, что по всему миру существует множество таких же книг «для себя», миров, созданных талантливыми людьми для личного пользования. Но большинство из них так никогда и не становится доступно широкому читателю. А «Дом, в котором…», благодаря счастливым обстоятельствам, всё-таки был опубликован.

автор: Seless

Отдельные куски своего текста Петросян показывала мужу и друзьям, кому-то посылала их по почте. И в 2007 году несколько таких отрывков сложными и окольными путями попали в руки главному редактору издательства «Гаятри», Шаши Мартыновой. Она отыскала Петросян и предложила опубликовать книгу. Та согласилась, и начался мучительный процесс редактуры.

Шаши Мартынова

Дело в том, что роман, который мы называем «Дом, в котором…» — на самом деле, лишь малая часть огромного текста, созданного Петросян за десятилетия, с 1991 по 2009 годы. По сути дела, редактура тут была не менее важна, чем написание — если бы Петросян выбрала другие отрывки, мы получили бы совершенно другую книгу, с иной концепцией и историей.

Характерно, что окончательное название придумала вообще не автор — когда она отправляла рукопись редактору, в названии стояло «Дом, который», в честь знаменитого стихотворения. Нынешнее название предложили уже в издательстве.

Но больше всего проблем у Петросян вызвала необходимость как-то закончить произведение. Сразу после предложения о публикации ей казалось, что за отведённый срок — с января по сентябрь 2007 года, — она легко справится с этим. Но задача оказалось почти непосильной — множество начатых раньше линий не сходились воедино, какие-то персонажи, по словам Петросян, «сопротивлялись», диалоги, призванные подвести точку в отношениях между героями, приходилось вымучивать.

Даже в окончательной версии многие линии в финале кажутся оборвавшимися или просто забытыми, потерявшимися среди других сюжетов. Но всё-таки книга была закончена, и с 2009 года началось её триумфальное восхождение.

автор: Arrette

У каждого свой Дом

Из-за специфической истории написания «Дома, в котором…» пытаться разобрать его вселенную очень трудно. А главное — это сильно портит оригинальное произведение, заставляет его выглядеть глупее и претенциознее, чем на самом деле.

Речь идёт не о том, что «глубокий смысл книги Петросян доступен не каждому». Просто недосказанность, неясность и отсутствие информации в романе стали отдельным приёмом, позволяющим создать специфическую атмосферу Дома, заставить читателя почувствовать себя одним из его обитателей.

Разнообразие в стилях иллюстраций хорошо отражает то, насколько по-разному читатели воспринимают текст (автор: Last-Valentine)

Именно это, вероятно, стало причиной такого успеха книги. Каждый легко привносил в неё что-то своё: собственные идеи, смыслы, своё прочтение и свои аллюзии. Кто-то видел серьёзный роман об инвалидах, а кому-то казалось, что он за всю свою жизнь не читал ничего более «анимешного».

Характерно, что спор о том, кто «повлиял» на Петросян идёт среди фанатов и сейчас. А сама писательница даже стала собирать коллекцию книг, которые, по мнению читателей, оказали на неё влияние, но которые она сама вообще не читала, пока «Дом» не вышел.

Влияли на меня скорее отдельные книги, чем авторы. «Помутнение» Филипа Дика, «Порою нестерпимо хочется» Кена Кизи, «Иллюзии» Баха, «Дочь железного дракона» Майкла Суэнвика, одна из самых моих любимых книг.

Добрый воспитатель и наставник Лось возник из Дока ― «Консервный ряд» Джона Стейнбека ― и притащил с собой оттуда же ещё одного персонажа, мальчика Фрэнки ― у меня Красавицу. Большой, сильный и недотёпистый Слон тоже навеян Стейнбеком, «О мышах и людях». Отрывок с описанием раннего детства Слепого в первой интермедии ― почти прямая отсылка к Кристмасу из фолкнеровского «Света в августе».

Мариам Петросян, в интервью «Частному корреспонденту»

Понятно, что «присвоение» себе текста — естественный процесс. На самом деле, любой читатель всегда видит текст по-своему, а не так, как его задумал автор. Но в случае с разными произведениями это может быть более или менее естественно и очевидно. Толкин, с богатой историей Средиземья, выдуманными языками и географией, создаёт иллюзию того, что «где-то там» существуют Единый Канонический Способ прочтения его работ. Но мутность, загадочность текста «Дома» позволяет каждому сделать его своим. Что, впрочем, не мешает фанатам бесконечно спорить друг с другом.

Такая размытость оказывается честной и по отношению к самим персонажам этой истории. В конце концов, практически никто из них не знает, чем на самом деле является Дом, и с чем связаны его странные особенности. А главное — мало кого заботит этот вопрос.

Для своих обитателей, Дом — это и есть мир, единственный, который они понимают. А все его странности кажутся более естественными, чем обычная реальность вокруг. Из-за этого любые попытки структурировать созданную Петросян вселенную будут искусственными. Тот, кто осуществляет разбор, всегда будет привносить слишком много от себя самого.

автор: Filat

Как устроен Дом

Но если всё-таки попытаться проанализировать «Дом», то придётся разобраться в том языке, который автор создала для своего произведения. Её книга изобилует собственными терминами, двузначными словами и прозвищами. Ни один персонаж там не использует собственное имя. Даже герои, к которым обращаются по имени собственному (вроде Чёрного Ральфа), очевидно, используют эти имена как псевдонимы. «Перевести» этот язык — значит описать вселенную «Дома, в котором…». И начать надо, очевидно, с самого Дома.

Формально, Дом — это школа-интернат для детей-инвалидов. Часть его воспитанников — это люди с очевидными физическими проблемами: слепые, безрукие, потерявшие ноги, разделённые сиамские близнецы и так далее. Другая часть — дети с ментальными отклонениями, или же те, кого их родители считают таковыми. Наконец, в Доме есть и те, кого родители просто «сплавили» туда за деньги, как правило — из-за проблем, порождённых трудным характером, но не имеющих никакого диагноза.

автор: helmasterseray

Впрочем, реальной разницы между этими категориями почти нет: все те, кто по-настоящему принял законы и правила Дома, кажутся жителям окружающего мира (или Наружности) странными. Но при этом в самом Доме никакой дискриминации из-за диагнозов нет. Единственные, кто хотя бы как-то выделяется — это колясочники, которых в доме называют «колясники», а также воспитанники, неспособные позаботиться о себе в силу ментальных особенностей.

Большую роль среди жильцов дома играет разделение между «комнатами», фактически — внутренними «фракциями» Дома, определяющими культуру и даже внешний облик своих членов. Каждая «комната» обладает своим номером, прозвищем, а также устоявшимся за ней стилем поведения.

Главный герой основной части романа, Курильщик, от лица которого ведётся большая часть повествования, начинает в первой комнате, жителей которой зовут «Фазанами». Это группа — «аутсайдеры» для Дома. Остальные воспитанники их не принимают, считая слишком «правильными», зато они популярны у учителей и руководства интерната.

Дело в том, что «Фазаны» — абсолютные конформисты, они всегда одинаково одеваются, одинаково себя ведут и во всём соответствуют требованиям взрослых. Собственно, именно из-за неспособности соответствовать таким требованиям Курильщик, носивший отличающуюся обувь и пристрастившийся к сигаретам, и был изгнан из группы в начале книги. Кроме того, Фазаны — это единственная группа, лишённая одного лидера, или вожака. Вместо этого все решения у них принимаются коллективно, на «товарищеском суде».

Вторая группа — Крысы, неформалы и анархисты. Вожаки у них часто меняются из-за внутренних конфликтов. Тут нужно отметить, что насилие в доме вообще не редкость. Воспитанники постоянно дерутся, а время от времени и убивают друг друга в борьбе за лидерство. При этом в ход идут ножи, заточенные бритвы, осколки стекла и прочие подручные средства. Причём описанию этих предметов Петросян уделяет больше внимания, чем самим сценам насилия.

автор: ReniAry

Третья комната — Птицы, самая странная из всех. Это своеобразный культ личности вожака группы — Стервятника. А тот, в свою очередь, уже который год носит траур по своему брату, из-за чего вся группа одевается в траурные тона и ведёт себя тихо и скромно. Хотя на первый взгляд Птицы кажутся дружелюбными и услужливыми, Курильщика они пугают своей очевидной связью с тайнами Дома.

Сам же он попал в четвёртую группу, в которую входит большинство главных героев. У этой группы нет названия и какой-то внятной «идеологии», кроме того, что она играет для своих членов роль своеобразной «семьи», в которой пара лидеров — Слепой и Сфинкс — выступают как «отец» и «мать». При этом Cлепой, официальный вожак группы, является также и «хозяином» всего дома. Это высший титул среди воспитанников, которого Слепой может лишиться либо добровольно, либо после поединка насмерть.

автор: TiElGar

Один такой поединок в книге происходит. В нём участвует Слепой и Помпей, вожак последней, шестой, группы Псов (пятая группа в книге отсутствует, так как комната номер пять не жилая). Псы удостаиваются наименьшего внимания среди всех групп, не считая Фазанов, но в целом их образ строится вокруг идеи «стаи» и непререкаемой власти вожака.

Кроме комнат в Доме существуют ещё несколько внутренних групп. Бандерлоги (или просто «логи»), банда, состоящая из представителей всех комнат, кроме первой — воры и сплетники, разносящие новости. «Летуны» — дети, готовые выходить за пределы Дома, чтобы вернуться с сигаретами, оружием, музыкальными дисками, одеждой, книгами и прочими вещами, которые нужны обитателям в повседневной жизни.

Наконец, особняком от этого деления стоят девушки — около половины романа в нём вообще нет персонажей женского пола, пока, наконец, Слепой и другие вожаки не вводят Новый Закон, который позволяет воспитанникам и воспитанницам общаться друг с другом.

автор: jen-and-kris

Но кроме названий групп и прозвищ героев в книге есть множество других специфических понятий. У созданных Петросян персонажей есть собственные названия для всех важных явлений. Больничное крыло они называют Могильником, класс, переделанный в комнату отдыха — Кофейником. Существуют собственные обычаи и ритуалы вроде Ночи Сказок или Самой Длинной Ночи. У отдельных групп есть внутренние законы, часто кажущиеся абсурдными: например, в Четвёртой запрещены любые приборы для измерения времени.

Наконец, в книге упоминается и так называемая Изнанка Дома, с которой связана мистическая линия повествования. Изнанка дома — особое пространство, что-то вроде параллельного мира или волшебного царства, с которым взаимодействует ряд персонажей книги, в первую очередь — Слепой.

В целом, чем лучше герой понимает и принимает правила Дома, тем больше он не любит и боится Наружности и тем лучше приспособлен к Изнанке. Кто-то попадает туда лишь во снах, но другие могут переместиться физически и даже увести кого-то с собой.

Лучше всего описана часть Изнанки, которые выглядит как лес. Но, судя по всему, в этом пространстве существует целый мир со своими обитателями и правилами. Жители дома, оказавшиеся там, выглядят не так, как на этой стороне — многие исцелены от своих недугов, но чаще всего изменения заходят и дальше. Так, Слепой в Изнанке выглядит как хищное существо, напоминающее волка или рептилию.

автор: Ace0fredspades

Собственно, взаимодействие всех этих групп, людей и пространств и составляет роман. У «Дома, в котором…» нет сквозного сюжета, даже формально — нам просто рассказывают про последний год перед выпуском очередной группы. «Школьный» элемент на сюжет практически не влияет — нам не описывают ни одного урока. С другой стороны, вряд ли в подобных местах уроки сильно волнуют воспитанников. Вместо этого они заняты тем, что выстраивают жизнь в собственном маленьком мире.

При этом в какие-то моменты они ведут себя, как обычные дети, а в другие — как герои «городского фэнтези». С одной стороны, обитатели дома борются за сигареты, обсуждают книги и музыку, как их сверстники, влюбляются и ссорятся, рисуют и пишут на стенах, и не доверяют взрослым так же, как не доверял бы им никто в этой ситуации.

С другой стороны, в рисунках на стенах время от времени мелькают пророчества, ссоры в Доме доходят до убийств и покушений, совершающихся в странной, мистической логике, а страх воспитанников перед Наружностью носит иррациональный, почти религиозный характер.

Но большую часть романа автор легко соединяет эти пласты воедино: поступки персонажей понятны, и если смотреть на них как на трудных подростков, предоставленных самим себе, и если погрузиться в странную, ассоциативную логику Дома. Это удаётся, во многом, благодаря отсутствию объяснений.

Петросян нигде не рассказывает, почему Дом такой, каким мы его видим, как работают мистические способности ряда героев. Они просто есть. Но так как мы видим всё с позиции других персонажей, а не со стороны отвлечённых наблюдателей, такой подход оказывается правдоподобным. Даже финал книги верен той же двойственной логике и оказывается очень справедливым: каждый получает своё.

Наконец, кроме основного сюжета, фокусирующегося на Курильщике и четвёртой группе, в книге есть история Кузнечика — совсем маленького мальчика, недавно попавшего в Дом. Постепенно читатели могут понять, что действие истории Кузнечика происходит в другой период, во времена предыдущего выпуска. Из его истории удаётся узнать больше о предшествующих воспитанниках, а также о том, как именно сложилась нынешняя структура Дома: Кузнечик и его сверстники — это выпускники в «основном» повествовании.

Вопреки прогнозам, звучавшим сразу после выхода книги, «Дом, в котором…» пережил испытания временем. В эпоху больших франшиз отдельный роман, не породивший ни экранизаций, ни видеоигр, ни сиквелов продолжает привлекать новых читателей и через 10 лет после выхода.

Во многом это возможно благодаря усилиям фанатов, распространяющим информацию и компенсирующим отсутствие «официальной» продукции собственным творчеством. Качество многих их работ оставляет желать лучшего, но, с другой стороны, как часто продукты «по лицензии» вообще дотягивают до уровня оригинала?

Их смысл в другом — позволить людям ещё раз вернуться в любимую вселенную. И то, что эта возможность востребована сейчас так же, как и в 2009 году, означает, что «Дом, в котором…», его герои и вселенная стали частью нашей культуры. Пусть даже они и занимают в ней странный, обособленный угол.

{ "author_name": "Леонид Мойжес", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440\u044b","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","long"], "comments": 75, "likes": 182, "favorites": 207, "is_advertisement": false, "subsite_label": "read", "id": 37219, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Tue, 22 Jan 2019 13:39:24 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 37219, "author_id": 14957, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/37219\/get","add":"\/comments\/37219\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/37219"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64958, "last_count_and_date": null }
75 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
47

Удивительная книга, искренне её люблю и никогда не буду гуглить о ней ничего, потому что с опасениями могу представить какое фанатское сообщество может собраться вокруг произведения со столь проблемными персонажами, в которых экзальтированные подростки будут УЗНАВАТЬ СЕБЯ и защищать вовеки веков. Ну хоть на ДТФ-то вроде без этого всего обошлось.
И я бы не стал говорить что это русский Гарри Поттер или что-то подобное - это настоящий магический реализм, окутывающий читателя в плотную оболочку чьего-то воображения - неровного и рваного, как настоящее бессознательное. Ведь книжка не столько посвящена раскрытию характеров проблемных подростков и их приключениям, сколько миру таинства и мистики, который через персонажей, как через окна, приоткрывается совсем чуть-чуть, это микромиф, со своими богами и героями в настолько неподходящем для этого сеттинге, что на контрастах удивляет, радует, заставляет горевать и сопереживать ярче чем практически всё что угодно. Такого языка, такого повествования, таких маркеров потустороннего в которое веришь, раскиданных по всему тексту, не встречал почти нигде, кроме условных мастеров жанра, но место действия и герои на самом деле вырывают книжку из жанра привычного и позволяет назвать чем-то действительно уникальным.

Ответить
25

Несмотря на просто хорошую книгу, самая отбитая часть всего этого - ее фанаты. Даже малейшая критика и указание минусов приводит к цитатам "это тебя просто Дом не пустил" и "сначала покинь свой уютный дом, чтобы войти в Дом", а затем бан в форумах :}

Ответить
14

А разве не у любого фандома фанаты отбитые?

Ответить
4

По описанию похоже на "Мор.Утопия", только более локально и менее продуманно.

Ответить
12

Да, определённое сходство есть. Что характерно, художник Icepick Lodge иллюстрировал последнее переиздание.

Ответить
0

Серьезно? А ссылку не дадите на него? Я бы купил в подарок

Ответить
4

https://www.ozon.ru/context/detail/id/138554824/ - кажется, вот это, подарочное издание 2017 года (сам читал раньше, поэтому точно не уверен).

Ответить
2

А вот есть сборка всех иллюстраций Митоса вошедших в это переиздание, если интересно:

Ответить
1

Ого, не знал этого. Но Дом своей темой сюрреалистического детского королевства реально напомнил Многогранник и многих персонажей-детей из игры.

Ответить
5

Дыбовский рассказывал в одном из интервью, что когда-то написал книгу, но ему она показалась недостаточно хорошей, чтобы её публиковать. Потом он прочитал "Дом, в котором...", у с удивлением обнаружил много сходства.

Ответить
2

И там и там ярко выраженный "Магический Реализм" и, следовательно, вытекающие из него ощущения + клички детей отчасти вызывают флэшбеки

Ответить
0

хех, значит я не один такой

Ответить
8

Совершенно жуткая книга, на самом деле, романтизирующая подростковую стайность, из-за которой человек, не вписывающийся в "коллектив", подвергается остракизму, блатные понятия, по которым живет любое закрытое заведение типа интерната или тюрьмы, и жутчайший, концентрированный эскапизм. Буквально: единственный персонаж, желающий как можно быстрее покинуть Дом - считай, повзрослеть, из "инвалида" на попечении стать самостоятельным человеком и выйти в "Наружность", очевидно символизирующую взрослую жизнь - высмеивается и отторгается как остальными персонажами, так и самим автором как какой-то лох, который не допущен к Великому и Загадочному.
То, что вокруг книги собралась насколько неадекватная фанбаза, совершенно неудивительно.

Ответить
2

Читал в свое время, жутко тягучая и мрачная книга, с рваным повествованием, трипами персонажей, и непонятной концовкой. Но как то затягивает, прочитал довольно быстро, хотя некоторые книгу вообще не могли дочитать. И после прочтения не мог что либо другое начать читать, из головы все как то не выходила мысль "шта это было блять".

Ответить
27

Книга хороша, но вот фэндом из девочек-яойщиц...

Ответить
9

Мне кажется, они способны даже Императора скарраптить...

Ответить
3

Мне показалось, или мимо нас пробежала замаскированная обиженная яойщица?

Ответить
2

подозреваю, это была черная метка. Прощайте, мужики, не поминайте лихом!

Ответить
0

и че они сделают? нарисуют яой со мной? ... Monkas x2.

Ответить
0

Император уже скоррапчен фликром и небеса не упали)

Ответить
3

да они же есть везде, где попадается более 1 колоритного мальчикового персонажа.

Ответить
25

Меня сейчас конечно закидают тапками, но я вот начинал читать сие произведение и искренне не понимаю, что люди в нем находят.

Претензионное посмодернистское чтиво про "не таких как все", эксплуатирующий подход к персонажам, черезчур яркая эмоциональная составляющая.

И да, фанатское сообщество дружное, но совершенно не терпящее критики.

Короче, не знаю. Может я чего-то не понял, но я вижу в этом романе всё тех же Баха, Коэльё и иже с ними. А это не очень хорошая компания.

Ответить
6

Это нормально, у всех свое мнение и свои вкусы)

Ответить
0

Согласен, это ужасное переоцененное чтиво для наивных людей (детей, подростков) и инфантилов. Уже с первых строк понятно, что ничего путнего так начинаться не может. И с таким слогом.

Если пытаться высказывать мнение о том, почему это барахло, придется писать очень много, так что просто подпишусь под твоим вторым абзацем.

Ответить
2

Тут желательно выложить свои карты. Что по вашему является хорошим чтивом? А то давно уже ничего интересного в руки не попадалось (приходится "нонфикшин" читать). "Дом", к слову, понравился, напомнил "Гадких лебедей".

Ответить
0

Если ещё учесть что по эту книгу кроме фанатов вообще мало кто знает :)

Ответить
0

Так можно про любую книжку сказать (кроме тех что в школе читать заставляют).

Ответить
0

Как я понял - дело в искренности автора. Это не постмодернисткая эклектика ради самой себя, а отражение внутреннего состояния автора (та самая самотерапия). Поэтому чувственность здесь и воспринимается не как искусственно созданная

Ответить
13

Захожу на ДТФ, а тут армяне в нарды играют.
Спасибо за рекомендацию книги, почитаю как-нибудь.

Ответить
16

Для меня "Дом, в котором..." стал главной книгой 2018 года (и тут оказалось, что роману уже 10 лет). Очень сильное произведение, обязательно куплю бумажную версию. Перечитывать его можно не один раз.
Анимэшные рисунки части фандома совсем мимо, да. Я понимаю, что романтизация героев неизбежна у подростков, которые видят в некоторых из них себя и свои черты, но всё же это совсем не такие милые мальчики и девочки, какими их рисуют фанаты.

Ответить
0

В последнем издании книги много иллюстраций и большая часть действительно слишком романтизирована. Но есть и по настоящему хорошие, на мой вкус, вкус старой птицы давно разменявшей пятый десяток)

Ответить
1

Это то издание, которое в комментариях упомянули? https://www.ozon.ru/context/detail/id/138554824/ - закинула в закладки, надо вживую полистать... видела из него лишь одну картинку, и она как раз вполне)

Ответить
13

Потрясающая книга. Про фанатов ничего не знаю и не понимаю почему это важно :) Единственный недостаток – видно, что финал дописан в спешке и по принуждению.

Ответить
0

А мне финал понравился. Правдивый. Жизнь после дома, чем то напомнило финал Инвизиблес.

Ответить
0

А мне финал понравился. Правдивый.

Александр, я не про содержание совсем :)

Ответить
9

Для меня у этой книги всегда было два прочтения: мистическое и реалистичное. Первое более захватывает, ведь в нем Дом - самостоятельная и возможно даже осознающая сущность, этакая вещь в себе, континуум внутри континуума, второе же более драматичное, там острее ощущаются трагедии брошенных и никому не нужных детей, для которых уйти в Наружность - это почти равносильно смерти.

Ответить
9

Книга отличная, лишь недавно на нее наткнулся. В статье слишком много всего расписано, всё так и есть, но когда читаешь книгу, всё это воспринимается на каком-то своём, подсознательном уровне, и ничего не хочется пояснять или додумывать.

Ответить
7

Нереально обрадовался, что об этой книге написали на DTF. Очень неожиданно и круто. Очень сильная книга, которую можно перечитывать и каждый раз находить уйму нового

Ответить
7

Арты с пони - ну это край полный, отбивает всё желание к ознакомлению

Ответить
6

Отличная книга. К ней невозможно найти подход разумный и любые рецензии всегда односторонни. Она вызывает эмоции, а это почти самая главная ее задача.
Ну и еще, даже после первого прочтения тебе хочется еще. Еще и еще. И каждый раз, ты погружаешься в этот мир и находишь в нем что-то новое. Возможно, прием и не слишком хорош логически, но это довольно сильно привлекает в книге лично меня. Спасибо за подробный материал, похожего давно не хватало "Дому".

Ответить
5

Последняя пока книга которую я читал медленно, намеренно делая перерывы, чтобы посмаковать сюжет. Очень люблю мистику и недосказанность, так что на меня она произвела большое впечатление. Атмосфера там такая, что можно рукой потрогать, и отличных персонажей хватает. Стоит сейчас на полке в последнем издании с иллюстрациями (которое к слову, совершенно похабного качества, но что делать).
Вообще, очень интересно, что показывая вроде не самое приятное место в мире, писательница смогла преподнести его так, что туда очень хочется хоть на недельку съездить пожить, и это при том, что книга временами очень жесткая. Такое, мне кажется, не каждому по силам.

Ну а фанаты - они и в Африке фанаты. Есть две большие крайности - сверхпопулярные вещи вроде Толкиена, или наоборот, очень локальные "не для всех" как тот же "Дом", (или например нежно любимая мной игра "Мор. Утопия"), которые порождают энное количество совсем уж отбитых на голову фанатов, делающих антирекламу предмету своей страсти) Это жизнь, к этому просто надо привыкнуть и относится с юмором.

ПС. Кстати, вышеозначенные фанаты должны обязательно написать, что правильно пишется "Толкин". Верная примета)

Ответить
2

Хм, всегда сторонился книги из-за фанатов. Оказывается что-то любопытное.

Ответить
1

А меня, наоборот, давно немного тянет к прочтению из-за хейтеров. Обычно, когда так стараются, то это значит что произведению стоит дать хоть шанс. Но вот все никак не решусь.

Ответить

Комментарий удален

0

Передергивание в стиле тех, кто хейтит. Мог бы хотя бы постараться, добавить к этому еще реком список из любимых книг давно почивших писателей, а потом сказать что-то типа "но куда мне плебею до вашего постмодернизма".

Ответить

Комментарий удален

0

Сразу максимально агрессивное предложение заведомо ужасного произведение в разговоре про спорное. Или твои познания на 50ОС и Донцовой заканчиваются? Вообще не вижу смысла их тут упоминать, только если тебе не хочется показать свой изысканный литературный вкус. Но что-то как-то не вышло.

Ответить

Комментарий удален

0

Я не написал, что "когда хейтят - стоит давать шанс". Я написал про "когда ТАК хейтят." Кто тут еще будет говорить про логику?
Почти вся критика, которую я видел - это аля "бла бла не понять мне любителю классеки посмодернизм ваш". И в таком роде. Совершенно не то же самое, за что хейтят те же оттенки и Донцову.

Ответить

Комментарий удален

0

Может у тебя и есть проблемы связать это - у меня как-то нет. Если бы я хотел доебываться на ровном месте - наверно были бы. Попытаюсь тезисно, может тебе будет понятнее.
- Когда ТАК СТАРАЮТСЯ имелось ввиду, что они постоянно отсылаются к своим любимым книгам, говорят про то, что постмодернизм говно, бла бла, всякое такое.
- Их критика, ИХ СТАРАНИЯ заходит до оскорбления тех, кому понравилось. Считают, что они вообще не понимают ничего В ЛИТЕРАТУРЕ, ВЫСОКОЙ. Ну и такое всякое.
- ТАК просто отсылал к комментарию. Все. Это уже подъеб в стиле этих полу-снобов.
- ПЕРВОНАЧАЛЬНО все было и так понятно, но тебе, как я уже писал, просто нравится доебываться на ровном месте, и попытки объяснить создают для тебе еще больше возможностей. Ибо они вообще не нужны, т.к. все и так понятно. Но не для тебя.

Ответить

Комментарий удален

0

Зачем же так агрессивно реагировать на предложение о "50ОС"? Эта "книга" достаточно смешная, чтобы читать ее вместе с друзьями в уютной домашнепивной обстановке. Конечно, при этом она пустая, но как-то серьезно к ней относится... Увольте-с. С другой стороны у нее тоже есть свой фандом, который в лучшем случае считает всю серию достаточно спорной.

Ответить
0

Ну, в том и дело, что "серьезно" относится. Можно было конечно написать про нее "заведомо ненавистное произведение", ведь тут главное было не книжку критиковать, а указать на крайне необоснованное предложение такой книги в совершенно другой теме. Такое снобство на ровном месте со скудными познаниями и странной увлеченностью Донцовой уже крайне надоели в интернетах.

Ответить
0

Дом 2 ещё посмотреть можно...

Ответить
2

Немного поправлю. Дело не в том, что пятая комната нежилая. Просто Четвёртая группа слишком большая по численности и занимает две комнаты.

Ответить
0

Настоящее мнение о книге.

Ответить
5

А у всех остальных, включая автора статьи и тех, кто оставил развернутые комментарии, фальшивое что-ли?

Ответить
0

этот гражданин, выдающий себя за критика, слишком часто проебывается, чтоб его воспринимать всерьез

Ответить

Комментарий удален

1

Спасибо за лонгрид! Отличный повод дочитать до конца наконец все книги.

Ответить
1

как устроен «Дом, в котором...» Мириам Петросян

...и всё бы хорошо, но только автора зовут Мариам, а не Мириам. И такая хрень по всему тексту. Поправьте, что ли.

Ответить
0

Спасибо большое, что заметили - сейчас поправим!

Ответить
0

Книга просто отличная!

Ответить

Комментарий удален

0

Неплохо, непременно ознакомлюсь.
Хотелось бы в будущем увидеть подобные лонгриды о Роберте Ирвине и Кристофере Присте :)

Ответить
0

Великолепный роман. Спасибо за статью, хороший материал. Тут такого не хватает.

Ответить
0

Так, Слепой в Изнанке выглядит как хищное существо, напоминающее волка или рептилию.

Он оборотень же, может менять свой вид по желанию.

Ответить
0

Где то я уже видел такой сюжет... Что то подобное я уже читал или смотрел. Там был две многоэтажки для элиты полностью автономные и там короче со временем начало всякое творится, люди делились на кланы и со временем начали враждовать и убивать друг друга, но во внешнем мире ничего не знали об этом......

Ответить
0

Если я правильно понимаю, это фильм "Высотка" по одноимённой книге.

Ответить
0

Даже и не слышал об этой книге. Спасибо, почитаем.

Ответить
0

Познакомилась с этой книгой благодаря сообществу Мор.Утопия, для какого-то издания книги иллюстрации рисовал Митос. В принципе, мне кажется, характеры у этих произведений довольно похожи. Обсуждать нечего, у каждого свои эмоции от нее, но спасибо за пост, благодаря ему больше людей узнает об этой книге.

Ответить
0

Из статьи может так не показаться, но для меня Дом это удивительно цельное, захватывающее произведение, которое читантся на одном дыхании не смотря на свой немалый объем.

Ответить
0

Давно хотел спросить: для "Аудио" статьи человек начитывает или программа?

Ответить
0

Когда читал книгу, меня не покидало ощущение, что Дом находится во вселенной Мора: Утопия. Может быть, из-за замкнутости мира на самом себе, оторванности, изолированности, потерянности во времени и пространстве.

Ответить
0

Очень понравилась статья, подробно, интересно и без попыток раздачи ярлыков, которыми часто грешат другие. Но с точки зрения приведенных фактов, на мой взгляд, есть несколько ошибок.
1. У Фазанов тоже есть вожак, пусть и исполняет он скорее роль старосты (Джин).
2. Лишиться титула Хозяина Слепой мог не только после поединка насмерть - победи его Чёрный в драке в Самую Длинную Ночь, он бы тоже его потерял.
3. Новый Закон ввёл только Слепой, остальным вожакам оставалось принять его решение к сведению. Разумеется, подстроил ситуацию Рыжий, но законы мог вводить только Хозяин.

Ответить
0

А фанаты не подскажут, в финале, мальчик, которого Вонючка встречал конфетти, это кто был?

Ответить
–3

авторша - очень талантливая визионерша, и внимательно читала Кастанеду. только тема насилия крайне выпукла, в отличие от.

Ответить
–1

Мне не зашла, скучноватая и унылая, все персонажи похожи, порой вообще непонятно про кого в данный момент идет рассказ, + хаотично постоянно перемещается нить повествования от персонажа к персонажу. Так и не осилил до конца.

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ]