Глава 15. Налегке

Глава 15. Налегке
Сей день путешествие мое было неудачно; лошади были худы, выпрягались поминутно; наконец, спускался с небольшой горы, ось у кибитки переломилась, и я далее ехать не мог. Пешком ходить мне в привычку. Взяв посошок, отправился я вперед к почтовому стану. Но прогулка по большой дороге не очень приятна для петербургского жителя, не похожа на гулянье в Летнем саду или в Баба, скоро она меня утомила, и я принужден был сесть.
А. Н. Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву

Невский осторожно, почтительно, приблизился к подножию бетонной статуи. Насколько ему было известно, статуя была на четыре метра выше оригинала, но запечатленная в бетоне тварь… Ужасала, пугала, внушала. Всё это вместе взятое.

Нельзя запечатать в бетоне мощь взрывающегося вулкана, нельзя запечатлеть в нем, корни древнего, неизбывного настороженного отношения млекопитающих к рептилиям, пришедшего из неизбывных времён доминирования динозавров.

И всё же, скульптор смог максимально приблизится к этому. Рычащий монстр, казалось, мог в любой момент ожить. Ударить, взорваться огнем, снести всё вокруг себя. Бросить вызов и победить. Комитет старался пригасить внимание к Горному, по множеству причин, но пятиметровая тварь, не то, что легко игнорировать.

Корни всей ситуации вокруг талантов, пересекались и переплетались именно на таких, как Горный. Тварях настолько мощных, и опасных, что они могли диктовать правила всем остальным. В итоге они задавали правила поведения и законы всему талантскому сообществу, и правила поведения государства с талантами. Было конечно мнение о том, что атомный взрыв, возможно способен уничтожать особо опасных талантов, однако пара инцидентов с Атлантидой, и выпущенными ей на свободу созданиями, убедила, что это не путь, которым стоит идти. Человечеству хотелось жить на своей планете, даже если это предполагало, что как виду им придется потесниться.

Таланты со своей стороны пытались придерживаться правил.

Сергей выгреб почти полторы сотни рублей мелочью, из своих карманов, и аккуратно высыпал их в сухой ров у подножья статуи. Это было подношение, символичный жест. Дно рва, заполненное дождевой водой, по колено не меньше было усыпано монетами. Новые и старые, золотые, серебряные, обычные платежные монеты, серьги, кольца, цепочки, часы, мелкие поделки, драгоценные камни, детские стразы. Подношения были разными и делались они часто, с какими-то своими целями. Края бассейна, были покрыты наплывами из воска, от сотен и тысяч свечей, которые приносили сюда. Для одних это был способ помнить о постигшей их утрате, для других ещё один способ выразить свое уважение. Редкие прохожие и посетители, видя потрепанную парочку из Сергея и Тайбофрога рассасывались, и едва ли делали это исключительно от внешнего вида Тайбофрога.

Амфибия подошёл к фонтану и достал пару монеток, откуда-то из складок своей органической брони. Кое-как оттерев их обрывками куртки, он с размаху, блинчиками кинул их по поверхности воды, что-то прошептав одними лишь губами.

Подстелив ещё одно термодеяло, Сергей сел на карельский валун, один из нескольких, выложенных в ряд, которые отделяли ров от остальной части парка. Тайбофрог сел на соседний, видимо не заботясь о том, что тот по температуре был, как холодильник. Сергея потряхивало, наступил отходняк, и он остро чувствовал и старые раны, и новые синяки и ссадины. Оставалось лишь терпеть, анестетик так выручивший его в прошлый раз, он сегодня не брал, и до конца месяца эту дрянь ему рекомендовали больше не применять. В аптечке были обезболивающие, но такого плана, что он решил перетерпеть.

Прошло почти десять минут. Затем пятнадцать. Вдалеке, ясно видимый, изредка мелькал глайдер Банана, но пересекать реку тот не спешил.

— Эй, Тайбофрог…

Талант оглянулся и слегка скривился.

— Сокращай до Тай или Тэф. А то язык прокусишь, выговаривать каждый раз. Чего тебе?

— А ты с Горным сталкивался?

Тайбофрог как-то странно, скорее даже опасливо оглянулся на статую.

— Не поминай всуе, с него станется заявится сюда. Было пару раз, в моей старой команде. Не то чтобы напрямую, скорее в общем составе. Один из многих.

— И он правда… Такой?

Тайбофрог помолчал, обдумывая ответ.

— Когда Горный выходит на поле боя… Все остальные таланты делают шаг назад. Одни из страха. Другие из уважения. Но никто не остается на своем месте.

Сергей протер лицо ладонями. Его идея была достаточно безумной сама по себе, хоть и сработала. Но тот факт, что Тайбофрог схлестнувшийся и размотавший четырёх талантов в одиночку, не считая толпы всяких подручных, был настолько угнетённым и мрачным, когда речь заходила о Горном, говорил о многом.

Время тянулась, как дешевая жвачка. Почти двадцать минут молчаливого торчания в парке, прежде чем что-то начало происходить. Фигура в плаще, прошла по мостику, подходя ближе к ним. Уже по походке, было понятно, что существо не является прямоходящим человеком. Оно сутулилось, передвигаясь на пружинящих ногах, из-под капюшона плаща, торчал чешуйчатый нос тупой формы, из рукавов, длинные кисти и пальцы способные обхватить голову человека в кольцо. В создании было не меньше двух с половиной метров роста, и почти триста килограмм.

Подойдя ближе, оно скинуло капюшон, обнажая вытянутую голову, звериную, напомнившую Сергею морду мосхопса из книжек по палеонтологии, с поправкой на иное строение лба и затылка, и широкие круглые глаза. Эти глаза не были человеческими, больше всего напоминая глаза сытого крокодила. Ленивый, холодный взгляд, изучающий окружающих на предмет откусить от них кусок и оставить истекать кровью.

Шкура создания выглядела выдубленной, жесткие чешуи были толстыми, словно обработанными пескоструйкой. Несколько старых шрамов пересекало его… Лицо. Некоторые из них были едва заметными, пара других выглядела как глубокие ущелья, достававшие почти до кости и оставившие часть клыков на его десне, видимыми.

Серо-зеленую поверхность чешуй, покрывали белесые остеодермы, почти окаменевшие костные образования, размером от пятикопеечной монеты, до пятирублевой. Тайбофрог издал какой-то совсем нерадостный звук.

— Зачем пришёл сюда, законник?

Вопреки ожиданиям, существо говорило почти чистым языком. Среднестатистический «раптор» шипел куда меньше какого-нибудь поляка, хотя в бою они обменивались какой-то сложной смесью звуков, ближе к звериным, чем к речи людей. Стереотипное растягивание шипящих, «Рапторы» скорее практиковали для понта, нежели действительно издавали во время речи на русском.

— В гости заглянул, на будущий район посмотреть…

Холодные глаза рептилии, видимо провернулись в орбитах и уставились на Тайбофрога.

— Ему тут не рады.

На этот раз «раптор» сделал акцентарное, ударение почти прорычав последнее слово. Смотрелось внушительно, но Пушнина рычала куда выразительнее, и после её рыка, ящер смотрелся бледновато.

— А это мой телохранитель. Места говорят у вас тут криминальные, вот я и взял путеводитель.

“Путеводитель” горестно посмотрел на рептилоида и развел руками.

— Миасс, я тут реально не при делах. Это всё он.

Ящер как-то характерно скривился, глядя на Тайбофрога и перевёл взгляд на Сергея. Невский постарался запомнить кличку «раптора», это было важно. В отличии от Тайбофрога, который был флуктуацией, отклонением при получении способностей «рапторы» были добровольцами, сознательным решением отбросившими свою человечность. Наличие клички говорило о том, что перед ним «раптор» одного из первых поколений, выдающийся и заслуженный зверюга, что до трансформации, что после неё. Это слегка упрощало и усложняло многие вещи.

Тем временем такие похожие и такие разные монструозные таланты, спорили между собой.

— Вы в «Амфибии», вечно страдаете всякой херней…

— Больше не в «Амфибии».

— Да, да рассказывай. Вас оттуда только вперёд ногами выносят, а вы на выходе упираетесь и орёте, руками и ногами цепляетесь. Хватит дурачеств, это не ваша земля.

Сергей встал между Тайбофрогом и Миассом.

— И не твоя, чешуйчатый. Я его сюда привёл, и точка. Хочешь спросить с него, я наниматель.

Миас снова смерил его взглядом, оскалив внушительный частокол из клыков. Ну хоть ядом и огнём плеваться не начал.

— Ты не наниматель, ты смертник. За тебя четыре лимона повесили, за живого. А ты сам на Ваську пришёл, и тут выделываешься. Это наша земля, мы тут хозяива.

Невский повел плечами собираясь сплюнуть, но решил не испытывать терпение хозяев и сдержался.

— Давно «Рапторы» на «Пасюков» шестерить собрались? Вроде как вы на ножах после того, как они вас пинками с Фрунзенского выперли. Ваш же район раньше был. Ещё когда знаешь…

— Заткнись, — Миасс взрыкнул весь ощерившись. Напоминание о временах, когда «Рапторы» были ОПГ Забалканского района, о днях их славы, падения и желания эту славу вернуть, что и привело их туда, где они стояли сейчас, не вызвало у него ностальгии. Только горькую ярость, которую можно было ощутить на вкус, в виде облачка пара или дыма, вырвавшегося из его ноздрей.

— Не заткнусь, — Сергей поднял перед собой руки. — Сдать меня «Пасюкам» собираешься? Вот он я, бери и выноси. Просто из желания посмотреть, что с тобой твои дружки сделают, и как вы себе в глаза смотреть будете. Они вам подсрачник с района, а вы им оперочка с бантиком.

Миасс зарычал, с такой силой что у него в глотке будто заклокотала смола. Он очень долго смотрел на опера, но затем всё-таки махнул лапой, со свистом рассекая воздух когтями.

— Сам себе шею свернешь, помогать «Пасюкам» не станем. Говори зачем пришёл.

— Поздороваться, из вежливости.

Сергей четко установил себе рамки поведения с «Рапторами». Давить на них или угрожать им, было бесполезно и опасно, группировка была международной, и владела центром Петербурга. Ходили слухи, что у них зарплату получали и многие сидевшие в Кремле. Но вот здоровая доза хуцпы, лишней тут точно не была. «Рапторы» тоже жили по правилам и подчинялись определенному набору договоренностей. С какой стороны не посмотри, они были конкурентами с «Пасюками», и на этом можно было сыграть.

— Поздоровался. «Пасюков» на хвосте, зачем с собой притащил? Тебе просили передать, что тобой недовольны.

— А ты, я так понимаю почтовый голубь? Или археоптерикс?

Шпилька в цель попала, судя по тому, как скривился «раптор».

— Считай, что я говорю от лица центровых решал района. Тебе тут не рады, не надо впутывать «Рапторов» в свои говнотерки.

— Может мне ещё по городу не ходить?

В ответ на последнюю реплику, Миасс сходу ответить не смог. Наглость позволяла ответить да, а вот гордость нет. Признать, что «Пасюки» настолько сильные и борзые, что могут прогнать с улиц кого угодно по личным мотивам, было для «раптора» чем-то сродни резнуть самого себя ножом. И больно, и обидно.

— Давай так, ты набираешь своих центровых, я с ними говорю. Назрела, так сказать, необходимость выработать общую стратегию. Улавливаешь?

Миасс грязно выругался в адрес наглых ментов, но всё же отошёл в сторону, доставая из кармана типичный кирпич спутникового телефона. Сказать по правде, что-то меньшее в таких лапах, Сергей и не ожидал.

Тайбофрог подошёл к Невскому.

— Ну что, по шкале от одного до десяти, насколько высокий уровень у нас сейчас?

Амфибия пожал плечами.

— Миасс из таких же как я, реабилитирован, легализован. Просто так его бы на тебя не вывели бы. Так что радуйся, тебя восприняли достаточно серьезно. Это хорошая новость. Плохая новость, если всё пойдет не так, нас пристрелят и сожрут, а кости принесут в дар Горному.

— Ну это ожидаемо, в пределах нормы.

Вместо ответа, Тай скрестил вытянутые указательные пальцы, как бы указывая на нечто за своей спиной. Оглянувшись назад, Сергей понял к чему клонил талант. На валунах, на статуе, на спинках скамеек, пространство дрожало, словно горячий воздух над асфальтом в знойный день, или дефект старой видеопленки. Словно пузыри или коконы из тонкого слоя мыльной жидкости, облегающие более плотный воздух.

Сергей протер глаза и сощурился, разглядывая дрожащие пятна.

— Это то, о чём я думаю?

Словно поняв, что они замечены, дракокровые начали проявляться из воздуха. Гуманоидные, чем-то похожие на детей, эти существа выглядели, как гибриды рептилий и обезьян. Шпионы и разведчики «Рапторов», на первый взгляд они казались почти комичными и безобидными. Непропорциональные тела, пестрая расцветка, кричащая нелепая одежда. А затем взгляд начинал цепляться за другие приметы.

Длинные, в палец клыки. Гладкие линии поджарой мускулатуры, кривые острые когти на руках и ногах. Гибкие хлысты хвостов. И наконец очень внимательные, холодные глаза рептилий. Комичный образ дракокровых быстро развеивался, под пониманием того, что несмотря на детское телосложение, это хищные, разумные полуживотные, которые питаются отнюдь не брюквой. Старые сказки о кровожадных тварях, сразу начинали играть новыми, неприятными красками.

Дракокровые, окружившие их, были неплохо вооружены. Пара пистолет-пулеметов, несколько винтовок, малокалиберных, но от этого ничуть не менее опасных, арбалеты и луки. Осторожно подняв руку, Сергей приветливо им помахал.

Несмотря на то, что дракокровые относились к литере «М», Комитет вывел пособие по их психологии и общению с ними, в общий доступ, в силу того что с этими созданиями можно было столкнуться по всему Петербургу и не только. Основное правило, для понимания их психологии заключалось в том, что следовало их уважать. Да, они были, по сути, примитивной, полудикарской культурой, но, если ты презирал или недооценивал их, они ощущали это, на подсознательном уровне, и ничем хорошим такое отношение для тебя не могло кончится.

Почти бесшумно подошедший сзади Миасс, положил кирпич телефона в руку Сергея, и дал отмашку своим мелким подручным. Те в момент попрятали свое оружие за спины, демонстрируя подчинение старшему.

— И, о чем же, оперативник вроде вас-ссс, хочет поговорить с лидерами «Рапторов»?

Голос на противоположном конце, сквозь небольшие помехи, звучал настолько нечеловеческим, что его сложно было понять. В отличии от «рапторов» вроде Миасса, говоривший не имитировал шипящие и рычащие акценты, напротив из шипящих и рычащих звуков, он строил подобие нормального русского языка.

— Да я вот думаю, с каких пор «Пасюки» позволяют себе такие перфомансы почти в центре города. Да ещё наверняка и через вашу территорию прошли…

— “Такие” это расстрел автомобиля с подозреваемыми из автомата? Прежде чем бросаться обвинениями, о нарушении границ, подумайте о том, что вы вынудили их сделать это, и это ваша ответственность.

— Прежде чем одобрять деятельность «Пасюков», подумайте о всём хорошем что они сделали для вас и подумайте о том, что мои коллеги чисто из принципа, в случае моей смерти начнут трахать город, потому что им это даст карт-бланш поступить таким образом. Я на их месте, не просто бы начал драть все ваши банды во все щели, а стал бы делать это с особым цинизмом, потому что вы сами идете на нарушение собственных правил. Одни накосячили и попались, другие начали за первых вендетту, а все остальные сидят и умиляются.

Сергей сделал паузу.

— Я тебе больше скажу. Если я не могу работать в районе, где мне мешают работать «Пасюки», я пойду трясти другие районы. Просто, потому что у меня не остается выбора, просто потому что вы таланты драные, сами загоняете меня в такую ситуацию, где я должен пойти и пинать тех, к кому у меня нет никаких претензий. Твоя банда и твой район у меня в списке даже не на первом месте, но, если мне сейчас вожжа под хвост залетит, даже не надейся, что твои связи тебя прикроют, тебе дешевле меня будет прямо тут кончить, потому что я возьму самую большую и горячую кочергу, которой начну ворошить в твоем шкафу, по самые гланды.

В трубке раздалась сухая, щелкающая усмешка. Наглость Сергея, на грани прямой угрозы, пока не разозлила собеседника.

— Для обычного, смертного человека, у тебя весьма забавный комплекс избранности и собственной значимости.

— Загони крысу в угол, и ради своего выживания она прогрызет путь через твои кишки, - Сергей парировал насмешку, почти на автомате.

— И что же ты хочешь, майор?

Оставалось только порадоваться, за осведомленность «Рапторов».

— Ну для начала договор о взаимном ненападении. А потом чтобы вы хорошо подумали над концепцией того, что враг моего врага, может быть мне полезен.

— Едва ли. На долговременной основе, вы не будете с нами сотрудничать. Кратковременная помощь, будет выгоднее вам, чем нам.

Сергей не стал спорить с очевидным.

— Тогда не мешайте, частной инициативе.

На той стороне трубки, сухо, с явным щелчком челюстей, усмехнулись.

— Удачи тебе встретить новый рассвет, опер. Верните трубку Миас-су.

Оглянувшись назад и коротко свистнув, Сергей привлек внимание «раптора», перекинув ему телефон. Тот поймал его хвостом и поднес к уху. Движение настолько простое и естественное для него, выглядело настолько же ненормальным для Сергея, как если бы кто-то разговаривал по телефону, используя ступню.

Ебанные таланты.

Тайбофрог, отвлекся от разговора с одним из дракокровых, и подошёл к Невскому.

— Ну что, как успехи?

— Предложил «Рапторам» открыть дорогу, частной инициативе.

Амфибия вжал голову в плечи, как-то по-особенному поведя плечами, словно стараясь размять свой скелет. Его очки спроецировали беглую разминку глаз.

— Ну может и сработать. Твой план всё тот же?

Невский молча кивнул.

План был прост, бить на опережение. В теории это могло сработать так же, как сработало в первый раз. План выловить «Пасюков» на живца, в принципе тоже сработал, но они задействовали больше сил. Это одновременно выступало и фактором поддержки задумки Невского. Проблема была в том, что реализовать такую хуцпу, надо было как можно быстрее.

Попытки запастись оружием и деньгами, выдали бы подготовку с головой. Нужно было действовать налегке, быстро и решительно. Первый этап, вытекал сам собой, к концу эскапады, они остались без машины и без снаряжения. Второй этап затягивали своей реакцией «Рапторы», но его реализацию всегда можно было оставить напоследок.

А вот решительности хватало и у Сергея, и у Тайбофрога. Последний в целом выглядел куда более живым и заинтересованным в происходящем, чем часом раньше. Впрочем, адреналиновая наркомания, у талантов явно не считалась за проблему.

Миасс убрал телефон и подошёл к ним, окинув их недовольным взглядом.

— Шеф сказал, что не будет вам помогать.

Ящер, хлестнул хвостом по воздуху.

— Но помогать вам не запретил. Что надо?

Невский почесал подбородок и кивнул в сторону фургона.

— Пару трофеев загнать, а лучше обменять. И сделать один трюк из вашего арсенала.

Сергей озвучил, что именно они должны будут сделать, и Миасс оскалился, видимо широко улыбаясь.

— Ну можно, а чё.

Около машины, копошились и матерились парни из технического отдела. Увидев Сергея в компании Тайбофрога и Миасса, они шарахнулись в сторону, как от прокажённого. Тайбофрог отодрал затрофеенные на крыше шмотки Банана, и втроем они сели в машину к «раптору».

— Тебе ведь это в личное дело занесут.

Сергей стянул с руки часы и выложил их на приборную панель.

— Нужен чистый телефон, планшет и симки на всё это дело. Часы в залог, пойдут?

Миасс подцепил часы когтем и посмотрел.

— Твои?

— Отцовские. Советником в Анголе был. Я его не помню почти.

— Не жалко?

— Ты сказал, что мне в личное дело занесут. Мне на личное дело, похуй. Мне за державу обидно.

Миасс вырулил на большой проспект.

— Державный ты наш. Ладно, сделаем.

Сергей приложил голову к стеклу. Вагон и маленькая тележка проблем, только продолжали расти. Миасс был прав, а то и вовсе знал регламенты о сотрудничестве между Комитетом и негосударственными талантами. С другой стороны, ему сейчас и правда дали пистолет и сказали, крутись, как хочешь. И единственным способом выкрутиться, было двигаться вперёд.

Как и у любой группировки, у «Пасюков» было много слабых мест и недоброжелателей. И на территории «Рапторов», таких было множество.

От раздумий его отвлек стук в стекло, с его стороны. Подняв глаза, он увидел мотоциклиста в глухом шлеме, который жестом показал ему опустить стекло.

— Свои, всё норм.

Вопреки пояснению Миасса, Невский успокоенным себя не ощутил. Он расслабился, позволил себе отвлечься. Вместо стука, это мог быть дуплет ему в лицо, а он бы не понял это до самого конца. Опустив стекло, он взял в руки коробку, которую курьер передал ему. Махнув рукой и обдав их громким выхлопом, мотоциклист скрылся из поля зрения.

— Что планируешь делать?

Невский включил планшет, дождался загрузки и проверил соединение с Интернетом. Зайдя в магазин приложений, поставил VPN и выйдя в сеть, поставил ГКНовский клиент.

Приложений, которые позволяли отслеживать деятельность талантов, всегда было много. Какие-то выпускались государственными структурами, какие-то частными. Не существовало единого стандарта, и наиболее четкую картину давали обычно городские приложения или приложения глобальных порталов. У последних, как правило бывал серьёзный пинг, который не давал достоверной картины.

ГКНовское приложение, представляло собой распределённую программу, организованную по принципу мелкоячеистой сети. Первый уровень в ней представлял собой простого пользователя, получающего уведомления вида: «Поблизости от вас происходит активность талантов представляющая опасность».

Следующим уровнем был доверенный пользователь, как правило человек достаточно безумный чтобы либо вести стримы, либо посылать фотографии из самого пекла межталантских разборок. Этот уровень, позволял не только получать деньги за предупреждения, но и оповещать ближайших пользователей о происходящих событиях. На этом этапе, сеть координировалась добровольными модераторами и администраторами, в полномочиях которых было блокировать злоупотребляющих системой и размещающих недостоверную информацию.

На уровень выше стояли сотрудники чрезвычайных служб и таланты, которые имели подтвержденные профили. Полномочия таких пользователей приложения, примерно соответствовали модераторским. Они получали входящие уведомления об активностях в районе, могли объявлять массовую тревогу, обмениваться направленными сообщениями и блокировать вредящих работе сети пользователей. Этот уровень можно было получить либо по прямому инвайту, от пользователя либо через прямое подтверждение своего статуса или способностей, хотя насколько Сергею было известно, какого-либо подтверждения гражданской личности, не запрашивалось.

Таким образом сеть ГКН позволяла всем заинтересованным своевременно получать информацию об активности талантов, а гражданским вовремя сваливать из зоны надвигающихся разборок.

Вне деятельности по оповещению, клиент ГКН давал доступ к сети подсайтов и подфорумов, на которых обсуждалось всё, включая и деятельность талантов. Комитет так или иначе мониторил ГКН, но глубоко внедрится и контролировать эту сеть, у них не было возможности. Да и едва ли бы это сделало такую сеть более эффективной.

Обмотав лицо термодеялом, как ковбой, Невский откинулся назад на кресле и показав рокерскую козу, сделал совместную фотку себя и Тайбофрога, отправив реквесты на участие в сети. Амфибийный, пожал плечами.

— Тебе за совместную фотку, могут и лицо разбить, ты в курсе?

— Разбивалка не выросла. Так, Тай, есть возможность как-то ускорить процесс?

— Ну, не особо. Жди, знаешь сколько им всяких психов пишет в надежде на инвайт?

— Могу представить.

Миасс оглянулся на них.

— Вы о чём?

— Да вот, товарищ майор рвётся на ГКН. Хочёт видимо организовать стрим со следующего налёта «Пасюков».

— Ну а что ему, нормизу остается. Оставить тебе всю грязную работу, и ждать.

— Для нормиза, он неплохо держится. Можно хотя бы его оставить самого по себе.

— Нормиз вас кстати слышит, и хотел бы сказать, чтобы вы оба пошли на…

Миасс гулко покашлял с рычащими звуками, словно в бочке завели бензопилу.

— Нравится тебе это или нет, ты обычный человек. Я таким был. Тайбофрог таким был. Но теперь мы не такие. Нас не убьешь, просто скинув в окно или выстрелив пару раз. Это чтобы ты понимал основную разницу. Ты нормиз. Это не оскорбление, не принижение это констатация факта. Ты можешь пойти за продуктами среди бела дня, и на тебя не будут смотреть в ужасе уссываясь на пол.

Невский отложил планшет в сторону.

— Ты вроде, как и не хочешь уязвить, но тонко намекаешь, что ты большой, страшный и сильный. Я не верю в супрематизм талантов. Под этой шкурой, ты всё ещё остаешься человеком. Человеком родился, человеком и помрёшь.

— Попробуй доказать это толпе, которая на днях запинала таланта, за его внешность. Или фанатикам из «Енколпия».

Сергей помолчал. Талант был прав, предвзятость царила по все стороны баррикад и больше, чем у одной стороны, была своя правда во всей это каше. Наверное, не стоило лезть в эту тему сейчас. Тайбофрог и Миасс тем временем переключились на что-то свое, обсуждая последние городские события. «Амфибия» в целом несмотря на свое вроде как героическое поведение, была группировкой глубоко в себе, поддерживая связи почти со всеми остальными бандами в городе. Так что не было ничего особо удивительного в том, что Тайбофрог и Миасс имели каких-то общих знакомых.

— Слышал? Гордыня перешла в государственные. Взяли её на ночном патруле, адвокат отбил под реабилитацию.

— Гордыня? Ого, соболезную всем окружающим. Хотя конечно в Питере её не оставят скорее всего.

Невский не смог вспомнить таланта по никнейму, но решил, что может вмешаться.

— Естественно не оставят, конфликт интересов. Если каждый реабилитированный начинает упираться и работать по принципу тех не хочу, этих не буду, работать невозможно.

— Эй, она нам как сестра была!

— Сходство-то на лицо, но я не об этом.

— Щаз дошутишься, и вылетишь в окно на полном ходу.

— Да ладно, её перевести просто в другой район и всё. Гордыня девочка упёртая, она если захочет в Петербурге остаться твоему Комитету будет дешевле её оставить. Я с ней сталкивался пару раз, так что…

— Подожди, Гордыня это которая вроде драконихи и ростом под семь метров?

— Не семь, а девять!

— Не было там девяти, она мной запустила в рекламный щит и едва не прибила автокраном, мне лучше знать.

— И как ты её измерял? Рулеткой? Тай, она с моего района уж поверь, я знаю, что в ней девять метров.

Невский понял о ком они говорили. О том что её взяли, он был не в курсе, ну так невелика беда. Но «рапторша», и правда впечатляла. Не такая широкоплечая, как Горный, с куда более спортивной фигурой, она обладала талантом менять свой размер проходя фазы роста за считанные секунды. И она действительно была достаточно высокой, чтобы перепрыгивать жилые дома. Была у неё ещё и какая-то вторичная способность, связанная с огнём.

— Подожди, а вы как считаете, с рогами или шипами, вот тем, что у неё на голове короче?

— Ну да, а что не считается?

— Рост надо считать от темени до пяток, рога это как прическа. Зачем их считать?

— Девять или семь, какая разница если она тебя пнёт?

— Дело принципа, опер. Миасс хочет доказать, что самые большие яйца и самые большие таланты, в городе именно у «Рапторов».

— Егоза если мне память не изменяет и двадцать метров может быть.

— Если не считаются рога Гордыни, то Егоза тем более не считается. Весь его рост и масса — это его способность, в реальности он и до метра восьмидесяти не дотягивает.

— В П.Е.Р.Е.К.О.В.К.е служил?

Миасс, как-то резко потерял интерес к разговору.

— Было дело.

Лезть к нему в душу, Невский не стал. Реабилитироваться можно было разными способами, и П.Е.Р.Е.К.О.В.К.А была таким, о котором многие не хотели распространяться.

Миасс завёз их на здоровенный песчаный пустырь намывных территорий, около Морского порта Санкт-Петербурга. Песчаная местность была унылой и пустынной, ветер гонял по ней мелкий мусор, ноги вязли в мокром песке. Помимо них на пустыре стоял грузовик с прицепом, типовой, похожий на продуктовый развозчик. Перед ним стоял гуманоид, вооружённый револьверным гранатомётом.

— Гекксоген – опер. Опер – Гекксоген. Гекксоген у нас тут отвечает за трофеи сегодня. Гекксоген, сменяй парням баш-на-баш, у них планы «Пасюкам» подложить фитиль под жопу.

Гекксоген выглядел, как нечто среднее между дракокровым, типичным «раптором» вроде Миасса и змеей. Тупорылая, плосконосая морда, с широко разнесёнными глазами навыкате, плотные толстые чешуи, ромбовидной формы, то ли шипы, то ли иглы, растущие от середины головы до затылка, страхолюдный набор когтей и клыков. Несмотря на то, что «раптор»-малолетка носил худи, прятать свою голову под капюшоном он не собирался. В отличии от Тайбофрога и Миасса, Гекксоген явно испытывал дискомфорт на холоде, недовольно махнув подошедшим, чтобы они быстрее зашли внутрь.

Если Невский правильно помнил, то Гекксоген как раз-таки был из КОМОДов, людей, сознательно отказавшихся от своего человеческого облика. Едва ли это прибавило ему внушительности, ростом он не доставал Невскому до плеча, но вот самоуверенности ему хватало. В группе «Рапторов» и за её пределами, он был хорошо известен. Подрывник, специалист по подлым ловушкам и минам.

Были ли у него счёты с «Пасюками», Невский не знал. Приходилось доверится Миассу, который точно имел основания доверять Гекксогену, и точно имел счёты с «Пасюками». С другой стороны, если «Рапторы» решили найти крысу в своих рядах, их с Тайбофрогом уже можно было хоронить. Оставив Гекксогена торговаться за ошметки Банана, Невский прошёл внутрь рассматривать и прицениваться.

Трофеи в группировках талантов, бывали разными. Обычно это была гора барахла и обломков, отобранное оружие и что-то что не представляло ценности для основной группировки, но могло пригодится на обмен или разборку. Трофеи Гекксогена выглядели аккуратно организованными и отсортированными. Весь грузовик был поделен на секции, в секциях были организованы стенды, подставки и витрины.

Эклектичная коллекция, казалось, была собрана без всякой организованности.

Первая секция была посвящена холодному оружию. Какая-то часть была самодельной, кованные мечи и сабли, японский офицерский меч, времён русско-японской, несколько заточек вроде тех, которыми едва не запороли Тайбофрога. Щиты, стрелы и пара луков. Блочные, явно из охотничьих магазинов и простые, сделанные под старину. Отдельно лежал небольшой, тактикульного вида арбалет с блоками и магазином для болтов.

Вторая секция напоминала оружейный музей. Винтовки и пистолеты Второй мировой, несколько пистолет пулеметов той же эпохи, пулемёт Максима, кем-то кустарно переделанный под ручную переноску, револьверы пара которых выглядела так, будто застала эпоху Гражданской войны в США. Сергей посмотрел на дуэльный дульнозарядный пистолет и пожал плечами. Для чего всё это собиралось, было ему слабо понятно.

Тут же были выставлены и выложены гранаты, взрывпакеты и дымовые шашки, от армейских, до самодельных с терочными запалами, которые экзальтированная молодежь делала для себя или для своих друзей талантов. Последних было, судя по всему, несколько мешков. Вполне возможно их делал сам Гекксоген, спрос на подобную пиротехнику в рядах супергероев и суперзлодеев оставался стабильным, вот уже который год.

Последняя секция, в конце прицепа, была отведена под современные штуки. Сергей осмотрел выставленное там снаряжение. Пара похожих на водолазные костюмы миомерных комбинезонов, несколько странных стволов, непривычного вида, явно не под человеческую анатомию. Большая коллекция заграничного оружия, несколько американских винтовок, обвешанных планками с различными приблудами, пистолет-пулеметы нескольких разных фирм, даже несколько гранатометов.

Старый инстинкт напомнил Невскому о том, что по совокупности статей, содержимое этого грузовичка и его распространение тянет на пожизненное. Свежеообретенный питерский инстинкт напомнил о Качкаре, Цингулуме и Вше. В схватке душевных метаний между оперативником и ментом, временно победил оперативник.

Сзади, почти неслышно подобрался Тайбофрог.

— О цене добазарились. Что у тебя тут?

— В основном гора старого оружия. Не понимаю зачем вы эти музейные редкости храните. Половину сдать в Оружейную палату.

Гекксоген, шаркая по полу хвостом, подошёл и сухо, с шипением усмехнулся.

— Сразу видно, типичный пэш-шник. Выбирай что поновее. Вон, UMP, FN90 бери, тебе с головой хватит, шею свернуть.

— Да пэшник. Тебе ли не насрать если я тебе на шею петлю накину?

Тайбофрог взял Невского за плечо, слегка осадив. Гекксоген весь надулся от возмущения, и явно собирался вступить в перепалку.

— Он не к этому. Ты работаешь на уровне реальных улиц, не повязан с эзотерикой. Ну всё что по литере М. А это объясняют обычно только им, потому что нормальным людям разбирать такие вещи не надо.

— И всё же?

Гекксоген взял в руки потрепанный временем мачете, с подозрительными пятнами на рукоятке и затемнённым лезвием.

— Так и быть. Будешь должен если тебе эта информация спасёт шкуру. Попробую так, чтобы даже ты понял. С точки зрения большинства существ, которые живут по правилам магического мира, призванных и нематериальных сущностей, призраков, демонов, магический тварей из старых сказок, их физическое воплощение это идея. Не материальное “что”, а представление о материальном “как”. Ты не убиваешь их в прямом смысле этого слова, ты нарушаешь их понятийное понимание, о том, как им следует существовать в этой реальности.

Невский поежился. Ему хватало проблем и с материальной вселенной.

— Я видел убитых орков из «Клыков». Они были достаточно физическими, как по мне.

— Потому что они, или я и будут физическим телом, сосудом, который может использоваться, как связующее звено между реальностью привычной и изнанкой её. Проводником. А то, о чём говорю я, это существа, представляющие собой выплеск, прорыв, лужу. Она будет существовать пока внешние условия позволяют её существование или пока существует источник питающий её.

— И как это связано, с горой оружейного металлолома?

Тайбофрог неожиданно влез в разговор перебив Гекксогена.

— Всё что тебе достаточно понимать, это факт того, что оружие будет воздействовать на все типы сущностей, не потому что оно эффективно, как таковое, а потому что оружие существует в материальном мире, и как идея того, что оно опасно и смертоносно.

Гекксоген раздраженно хлестнул хвостом по борту.

— Не только, но по большей части он сейчас объяснил основной принцип. Второй принцип по которой существа такого плана в принципе уязвимы, это тот факт, что оружие или боеприпасы к нему, существуют в материальной реальности, и за неимением лучшего термина, пропитываются ей. Они пропитываются обыденностью, бытовухой, становятся укоренёнными в мире. Слышал про железо хладное?

— Доводилось.

— Это всё о том же. Если у оружия есть ещё и какая-то история, было в бою, убивало кого-то…

Когтем он указал на темные пятна на рукоятке мачете.

— Ранить оно будет ещё сильнее. Чем дольше существует оружие, тем сильнее оно может ударить по очень многим существам.

Невский задумался, вспоминая ТТ и пистолет-пулемет «Пасюков», которые он взял в бою.

— А это работает с заменёнными частями? Переплавленным оружием?

Гекксоген отложил мачете в сторону и усмехнулся.

— Знаешь, какие вопросы задавать. Частично это будет работать. Но эффективность будет падать. В большинстве случаев это не принципиально, но если ты сделаешь из сабли наполеоновских времён дробь, это сработает лучше, чем если ты попробуешь сделать из неё ПМ. Ладно опер, у всего есть цена. Я тебе кое-что рассказал. Теперь и ты мне ответь.

Невский пожал плечами, признавая его право задать вопросы.

— Спрашивай.

— Веришь в свои шансы против «Пасюков»?

Сергей посмотрел на облокотившуюся на стену рептилию. Прочитать нечеловеческую мимику было сложно, но едва ли это было праздное любопытство. От ответа на такой вопрос могло зависеть очень многое.

— Это не вопрос веры. Тебя били в школе?

— Вопрос был к тебе.

— Обычно, есть два варианта того, как у тебя сложатся отношение в классе, если ты родом из такого района, как я. Либо тебе дадут по морде, и ты дашь в ответ, либо ты станешь грушей для битья и сдашься. Я выбрал третий. Я пришёл в класс, нашёл самого главного задиру, и внёс ему в челюсть, сбив с копыт. И я потом сразу крепко получил в ответ. И ударил снова, потому что - смотри правило первое.

— Ты правда сводишь потенциальный конфликт между Комитетом и «Пасюками», который может порвать Петербург на части, до подростковой школьной разборки?

— Это она и есть. Пока один из нас не сдаст назад, мы будем бить друг-друга по лицу. Они считают, что я им что-то должен. Я считаю, что я должен всадить ещё немного свинца в их жопы, до полного поумнения.

Гекксоген издал ещё один короткий звук, похожий на смешок.

— Ладно, позицию донёс. Что будешь брать?

— Давай ты мне объяснишь, с чем я тут имею дело. Едва ли я буду разносить полгорода, поэтому мне нужно что-то точное. Но, с другой стороны, мощное и в меру транспортабельное.

— Я за него ничего таскать не буду.

— Ты для себя, - Сергей обернулся к Тайбофрогу. — Сам набирай, под свой стиль. Мне нужно что-то максимально понятное.

Рептилия поцокал языком, а потом неожиданно с радостным видом занырнул в угол прицепа, достав оттуда крупный ствол, выкрашенный в серо-черный цвет, дешевой уже начавшей облупляться краской. Больше всего оружие походило на очень раскормленный Винторез, с прикладом и рукояткой от Сайги. Цилиндрический корпус ствольной коробки, был толщиной с консервную банку, и с прикладом ствол был больше чем за метр длинной. Орудийное дуло напоминало ракетное сопло, прицельные приспособления предполагалось вешать на две одинокие планки Пикаттини, намертво закрепленные сверху и справа от корпуса.

— Вот это тебе подойдет.

Гекксоген вынул магазин, и высыпал рядом с ним горсть цилиндров, напоминавших баллоны высокого давления. Отсоединив часть ствольной коробки, показал внутренности странного орудия. Невский покрутил в руке один из цилиндров. Тяжелый, как крупнокалиберный патрон от пулёмета, или зенитки, и размером, наверное, не меньше, чем четвертый калибр. Судя по всему, примерно такого размера и есть, коробчатый магазин на пять зарядов, напоминал те же что использовались для КС-23к.

— Что это?

— Лазерное ружье, на одноразовых зарядах, с углекислотным охлаждением.

— Гекксоген, это не ружье, это гребанная базука. Я не хочу бойню устроить.

— Не ссы, не устроишь, смотри. Этот отсек это оптические резонатор. Синтетические кристаллы, и газовая среда, усиливающие вспышку. Этот отсек, отвечает за охлаждение основного канала. Выстрел, выхлоп, двигай дальше.

— Слушай мне все эти лазеры, дороже выйдут.

Гекксоген, с видом чистого маньяка, увлеченного собственным делом, поднял руку загибая пальцы с ребристыми, извилистыми узорами подушечек.

— Первое, импульс этого лазера не достаточен для пробития больше, чем одна-две стены. Второе, при стрельбе на длинную дистанцию луч потеряет в мощности, в том числе за счёт разогретого воздуха, который исказит оптическое действие луча. Третье, при попадании в живой объект, эффект у тебя будет, как от пули крупного калибра, самое то, что тебе надо. Ткани нагреются и воспламенятся, прожжёт насквозь, если обычный человек, но большинство талантов крепко подранит. Четвертое, эта штука сделана «Пасюками» или для «Пасюков», так что ты просто обязан вернуть им её в лучшем виде. Пятое. Это единственная пушка, из числа тех которую ты быстро сможешь освоить и использовать без проблем.

Тайбофрог примериваясь к какому-то вычурному пистолет-пулемёту, кивнул.

— Гекксоген дело говорит. Быстрое, надежное. Лучше мы вряд ли что-то найдем, особенно сейчас.

— А что по деньгам?

Гекксоген усмехнулся, и махнул рукой.

— Отдам бесплатно если обещаешь всадить из неё выстрел в жопу Барсучихе.

— Обещать не могу, но…

Сергей приложился к ружью, пытаясь прочувствовать баланс и прицельную линию, вглядываясь в прямоугольный выход и едва видимый кусок серого, питерского неба.

— При первой же возможности.

Выйдя на улицу и оставив Тайбофрога рассчитываться с малолетним «раптором», и выбирать остальное снаряжение, Сергей вышел и огляделся. Городская жизнь текла, своим чередом. Всем было плевать на грузовик полный оружия, на намывном пляже. Всем было плевать на парящего над Финским заливом, наемника в желтом.

Скорее всего часть этого наплевательства была обусловлена тем, что свои дела тут творили «Рапторы», банда, состоявшая из хищных рептилий от метра и выше. Но все остальное оставалось отнести на счёт непритязательной и стоичной натуры человечества.

Человечество смирилось и приняло существование суперсил, как ещё одну данность, как нечто среднее между силой природы вроде шторма и дождя, и стихийным бунтовством, и буйством спортивных фанатов.

Подобрав брошенную пустую банку, Невский наполнил её водой и отнес её примерно на пятьдесят шагов вперед, воткнув в мокрый песок. На всякий случай достал стрелковые очки. На лазере были мушка и целик, надежная старая механика. Совместив их между собой и приноровившись к весу ствола, Сергей выжал спуск. Тот оказался неожиданно тугим, словно плохо смазанным и сработал только в полное нажатие. Возможно, это было вместо предохранителя. Ослепительная, кислотно-жёлтая вспышка, соединила банку и дуло ствола, прямой линией толщиной в палец. Банка превратилась в облако пара, подсвеченное желтым светом изнутри, на мгновение рассеявшимся, когда свет ушел дальше, проделав дыру в тумане.

Невский поморгал несколько раз, несмотря на затемненные стрелковые очки, по глазам дало так, что при закрытых веках, траектория выстрела угадывалась безошибочно. Подойдя к банке, посмотрел последствия выстрела. Вскипевшая вода или термическое воздействие, баночную жесть скрутили и разорвали, но и следы расплавления были видны. Остатки выстрела были достаточно горячими чтобы создать на песке длинную полосу спекшегося кремния, хрусткую и поблескивающую. Ещё не стекло, но почти, почти.

Опер с уважением посмотрел на ствол в своих руках. При всей неказистой и колхозной сборке, это было оружие нового типа, весьма смертоносное судя по испытанию.

Сергей вернулся к грузовику, где Тайбофрог сноровисто паковал длинные армейские сумки отобранным снаряжением. Амфибия уже сменил свои оборванные шмотки на простые брезентовые штаны и куртку, поверх которой висела разгрузка и бандольера, утыканные не меньше, чем двумя десятками прямоугольных магазинов разной длинны. Пара кустарных пистолет-пулемётов, похожих на плод любви между Скорпионом, Люгером и Маузером, были подвешены в набедренную кобуру.

Взяв один из магазинов, Невский посмотрел на патрон. 9 мм, парабеллум. Понятно почему магазины такие длинные. В среде талантов и теми кто с ними сталкивался, что браунинговский, что пмовский, что люгеровский патроны, даже в экспансивном варианте считались недостаточно эффективными при одиночной стрельбе. Высоко котировалось только такое оружие, которое могло за секунду всадить пятнадцать-тридцать патронов в тушку. Различные трудности с контролируемой стрельбой, таланты умело игнорировали, за счет физической силы или высокой скорости реакции, были уникумы достаточно сильные и тяжелые, чтобы повторять трюки из боевиков девяностых, со стрельбой из какого-нибудь минигана.

Сергей положил магазин назад, по привычке протерев его платком. Тайбофрог кивнул ему на лежащую на одном из ящиков куртку. Бледно-серая, с логотипом «Армии спасения», вполне теплая. Протеревшись влажными салфетками и переодевшись, Сергей ощутил себя почти нормальным человеком. Распихал отобранный для него Таем арсенал, по кобурам и сумке. Гекксоген, куда-то отошёл, и Невский решил уточнить обстановку достав планшет.

Несмотря на то, что он предполагал долгую авторизацию, на ГКН, его профиль уже подтвердили.

***

KBACN/\NSK (действующий талант), подтвердил достоверность предоставленных вами данных. Ваш ранг (ассоциированный с талантами пользователь), верифицирован. Вам предоставлена возможность использовать форум, контроль над системой оповещения и право использовать сводки в новостной рассылкой. Помните о внутренних правилах ресурсов ГКН, и приятного вам дня.

Письмо от пользователя KBACN/\NSK. Пропущенный вызов от пользователя KBACN/\NSK.

«Опер. Как только прочитаешь, звони по обратному звонку. Поставь Тая на линию».

***

— Эй, Тай. У нас тут улов на ГКН. Ква-сн-чо-тотам-энск. Знаешь такого?

Глаза амфибии сделали круговое движение, явно не впечатлившись пониманием Сергея по вопросу.

— Читается, как Квасилиск. Поставь его на вызов и упакуй снарягу. Он парень своеообразный будет лучше если я с ним переговорю.

Договоренностей с Сергеем это никак не нарушало, поэтому передав планшет своему чешуйчатому партнеру, Невский продолжил упаковывать отобранные Таем вещи. Это потребовало от него, поглубже затолкать свои ментовские инстинкты. Единственная разница между ним и преступниками, прямо сейчас – это устный приказ и обещание Ершова. В том, что при необходимости Комитет его прокинет, он не сомневался. Система, всегда так устроена, что предусматривает возможность избавится от неправильно работающих или подставивших коллектив звеньев. Единственным надежным и вменяемым вариантом уцелеть в текущей мясорубке, было выйти из неё победителем. Нанести «Пасюкам» столько урона, сколько было возможно. В самом идеальном варианте столько, сколько хватило бы для разобщения и размежевания в ОПГ по вопросу целесообразности разборок с Невским силовым вариантом.

Но делать это, отрезанным от Комитетских ресурсов – невозможно. В цепочке моральных компромиссов, на которые ему сейчас приходится идти, сделка с «Рапторами» и попытка через Тайбофрога выйти на другие группы, это меньшее из зол. Но и за него однажды придется заплатить

Тайбофрог вернулся, и передал Невском планшет, отвлекая от излишних мыслей. На экране можно было разобрать длинные и темные, сальные патлы, и довольно грязную зеленую шапочку, самодельную, вязанную и возможно когда-то символизировавшую собой лягушачью голову.

— Это кто? Шутишь что ли? Это же какой-то стремный бомж.

Талант на экране оскалил рот в какой-то почти психопатической манере, продемонстрировав жёлтые зубы, щелястые и со сколами.

— Ой, а это же какой-то стрёмный нормиз! Я тоже тебя представлял иначе, судя по слухам. Но жизнь полна разочарований, опер.

— Обзовись хоть?

— Регулус.

Сергей провел рукой по волосам, взяв паузу и собравшись с мыслями. Был такой талант в «Амфибии», не из последних. Довольно шебутной, не то чтобы позитивно настроенный к Комитету. Но с ним считались. Что было куда важнее, он был из кочевых талантов, много работал не только по корневым районам, а регулярно перемещался, что невозможно без хороших связей или источников информации на территории.

— Невский, Сергей.

— Знаю, опер, знаю. Ты будешь удивлен, как твоя известность только растет. Банан очень обиделся, что ты его едва не привез к «Рапторам» на блюдечке. Он на тебя тоже скинулся, неофициально, конечно, но слово не воробей, сам знаешь.

— Спасибо за инфу…

— Таю говори спасибо. Он сказал, что ты человек четкий. По крайней мере пока ещё. Поэтому слушай твой расклад сейчас. «Пасюки» тебя хотят зажать на Ваське, подтягивают ещё некоторый резерв, и улаживают говно на Петроградке. Они не какие-нибудь лохи, нейтралы не пойдут с ними на жёсткий конфликт, тем более ты тоже хорошо пошумел.

— Передай нейтралам, что я ещё был в хорошем настроении…

— Обязательно, - оборвал его на полуслове Регулус. — Но у тебя проблема другого плана. У «Каскадёров» и «Пасюков», есть совместный интерес поднасрать Комитету. У «Пасюков» он, конечно, посильнее, а у «Каскадёров» он скорее к госкомандам, но так уж получается, что ты и шесть миллионов баблом, находитесь в пересечении. Докинь сюда «Гондольеров», у них с «Пасюками», уже неделю, как какая-то совместная тема. Короче, расклад такой, что тебя обкладывают по всем направлениям, уже три разные группы. «Рапторы» за тебя вписались, но всё может в любой момент изменится, больно напряженная ситуация сложилась. Понял, куда клоню?

Сергей посмотрел на приближающуюся серую машину. Небольшой Ниссан, похожий на микроавтобус, и кивнул в ответ на слова Регулуса.

— Понял, спасибо. Ещё что подскажешь?

— Тай озвучил, что надо сделать. Я, конечно, не в восторге, давай начистоту. Но я Регии передам, дальше она решит. Планшет не пролюби, а то будет не связаться.

— Почтовым голубем, морзянкой отстучусь, - мрачным тоном отшутился Невский, обдумывая план.

— Тогда до встречи, опер.

Регулус отсоединился, а Невский размалывая песок ботинками, поплёлся в сторону, достав чистый телефон. По памяти, он набрал номер Ершова, не официальный и рабочий, а личный, который тот заставил его выучить для нештатных ситуаций. Трубку взял, но не Ершов. Голос был не знакомый.

— Слушаю.

— Мне два билета на матч ЦСКА-Динамо, моя скидка тысяча девятьсот восемьдесят два рубля.

—…Вас плохо слышно, повторите.

Ершов предупреждал о такой возможности, это означало что канал в данное время, может быть, под прослушкой.

— Я говорю, мне два билета на матч ЦСКА-Динамо, со скидкой, должна быть около тысячи девятисот восьмидесяти двух рублей.

— А вы на какой стадион собираетесь брать билеты?

Сергей посмотрел направо, в сторону здоровенного белого купола вдалеке, пытаясь вспомнить правильное название этой байды.

— «Газпром-Арена»

— Матч ЦСКА-Динамо? На каком основании скидка?

— Как постоянному клиенту Динамо фанклуба. На матче Спартак-Динамо, выиграл.

Ершов не объяснил зачем он использует такую систему шифровок, а Невский, как прилежный подчиненный приказы оспаривать не стал. Система была простой и понятной, базировалась на иносказаниях. Первой озвучивалась информация с привязкой к ЦСКА и любым годом с 1980 по 1989. Затем следовало упомянуть Динамо и футбольный клуб родного района. У Сергея это был «Спартак-Москва».

— Да, слышу вас хорошо.

Информацию приняли и его примерно опознали.

— Звоню от знакомых, тут сельская местность, слышно плохо, повторите.

— Слышу вас хорошо, билеты можно подготовить. Как планируете добираться?

— На метро, где можно будет билеты забрать по зеленой ветке?

— А какая срочность?

— Хотелось бы сегодня, за пару часов пока я рядом.

— Подождите пять минут, необходимо уточнить информацию.

Сергей сбросил звонок, и начал помогать Тайбофрогу, переносить снаряжение в машину. Звонок раздался, когда они уже всё упаковали. Номер был неизвестный.

— В мире нет ещё пока, команды лучше ЦСКА

— Хоть ты лопни, хоть ты тресни, а Спартак на первом месте.

— Билеты на матч с Динамо ты ищешь?

— Я.

— А чего за Спартак болеешь?

Голос незнакомца прозвучал почти с обидой.

— За Динамо по призванию, за Спартак по жизни.

— Ох и тяжко тебе будет в Питере.

— Мясник, крови не боится.

— Ладо, два билета есть. Что-то ещё надо знать?

— Зелёная ветка, много багажа.

—… Насколько много?

— Много. Много пиротехники.

— Проблемы будут?

— Только у бомжей местных, слово даю.

— Через полчаса у развязки ЗСД напротив стадиона. Найду вас сам.

Невский повесил трубку, и вынув симку с аккумулятором, убрал её в карман, направившись к Тайбофрогу и Гекксогену. Протянул «раптору» руку, и тот пусть и нехотя, но пожал её.

— Не знаю, как насчёт успеха, но въеби им там, опер.

В машине вовсю работало отопление, на задних сидениях тусовалось сразу трое дракокровых. На водительском сидел Миасс. Пока Невский и Тайбофрог, устраивались, в результате чего опер обнаружил себя на заднем сидении, с расписанным под хохлому дракокровым на коленях, Гекксоген вырулил свой грузовик с пляжа.

— Ну что, Невский, по первому или по второму плану?

— По первому. Начальство дало добро.

Миасс пожал плечами и направил машину на север.

— Где выбросить надо?

— В районе развязки ЗСД, у стадиона. Подходящее место?

— Подойдет.

Поездка была неспешной, Миасс петлял по дворам и переулкам, словно наслаждаясь возможностью поиграть в шпиона. Тайбофрог молча откисал попивая минералку, сменяя бутылки. Дракококровые молча и враждебно сидели по обе стороны от Сергея, а сидевший у него на коленях, постоянно плотоядно облизывался, обдавая Невского запахом не первой свежести мяса, и позволяя посмотреть на частокол клыков, длинной в мизинец в его пасти.

Следуя указаниям методички оперативного работника, Невский молча терпел такое вызывающее поведение, не выказывая неудобства или недовольства. Не сказать, чтобы у среднестатистического скэйлз, умственные способности превосходили типичного подростка. Импульсивные, несфокусированные, жестокие. Динамика отношений между нормальными «рапторами» и скейлз, по ощущениям Сергея напоминала хорошую такую братскую динамику между младшими и старшими братьями. Несмотря на разногласия, доходящие до потасовок, когда дело касалось противостояния окружающим, и те и другие объединялись в эффективную группу, которую почти нельзя было разбить на противоречия.

Так что скорее всего вызывающее поведение дракокровых сейчас, было неформальным напоминанием, кто главный. Оставалось только терпеть, не взирая на желание отвесить смачный подзатыльник слюнявой и воняющей твари. Двое других, впрочем, не отставали. Один достав длиннющий нож, настоящий Боуи, смотревшийся в хилых ручках скейлз, как тесак, начал точить о него когти. Второй решил, что нету лучшего времени, чем сейчас, и начал проверять свой двуствольный обрез-лупару, раздражающе щелкая курками.

Казалось, ехидные рептилии делают всё, чтобы спровоцировать его на конфликт, но Сергей отказался, и аккуратно подвинув голову создания перед собой, протянулся вперёд к Миассу.

— Слышь, Миасс. А как мне тебя найти, потом?

— А ты уверен, что у тебя это потом, будет, опер? Ты лезешь в такое дело, где шею свернуть, очень легко.

— Не пугай, Миасс, пуганные уже. Выживу, не выживу, вперёд не загадываю. А вот, часы отцовские, просрать, не очень бы хотелось.

Ящер приклацнул языком.

— Ладно опер, всё равно узнаешь. Отель в Биржевом переулке. Там и пересечёмся.

— Скидочку на номер на ночь дашь если что?

— Опер, вот нифига ты борзый? И винтовочку тебе, и скидочку, и телефончик. Давай не всё сразу.

Невский усмехнулся.

— Давай вот на что забьёмся. За каждые сутки, что я «Пасюкам» шило в жопу сапогом забиваю, ты мне потом организуешь номер с джакузи и стриптизом.

Тайбофрог поперхнулся смехом и расплескал по своей куртке минералку.

— Миасс, лучше не надо, он из принципа начнёт с огнемётом по Купчино бегать.

— Принципы дело такое, - согласился Миасс, оглядывая опера. — Но, с другой стороны, а какого хрена бы и нет? Давай опер, слово «Раптора» даю. Впечатлишь – проставлюсь от души.

Невский протянул руку, проигнорировав рычащего скейлз, и пожал клешню Миасса, по ощущениям, словно сделанную из чугуна.

— Тай, разбей.

Амфибия скрепил сделку, легким ударом разбив их рукопожатие, и откинув очки посмотрел на Невского своими черными, невыразительными глазами.

— Так, давай сразу договоримся, я твои самоубийственные тенденции поддерживать не буду.

— Ну так я и не самоубиваться, собрался. Расслабься Тай, всё идет по плану.

Амфибия фыркнул, и надвинув очки, пропел последнюю фразу, подражая панк исполнению.

— Всё идееет по плану!!

К развязке ЗСД, Миасс добрался вовремя, с его слов хвоста за ними не было, но спутниковое и аэростатное наблюдение сбрасывать со счетов не стоило. Поэтому выбрасываться, пришлось на ходу, в короткий пятисекундный проезд под опорами и полотном ЗСД. Выкинув сумки, Невский выпал сам, покатившись по асфальту и сразу вспомнив все свои травмы. Ногу засаднило так, что он подумал, что разошлись швы и спайки.

Пошатываясь, он поднялся и взял одну из сумок. Тай уже закинул на себя две, и подхватив третью на пару, они шарахнулись к опорам. Уже начинало вечереть, сумерки сгущались, и под развязкой почти не было машин. Привлекая их внимание, припаркованная в облетевших кустах бледно-зеленая и порядком ушатанная Нива, моргнула фарами.

— Твои?

— Не знаю, будь наготове.

Водитель Нивы, вылез из машины. Высокий, худой, как скелет, мужик лет пятидесяти, с массивной челюстью и седой щетиной. Если судить по униформе, машинист метро, но военная выправка, намекала, что китель он у кого-то позаимствовал. Весьма неприязненным взглядом, он смерил Тайбофрога и Невского, и подойдя к Сергею неожиданно отвесил тому подзатыльник.

— Ершов просил тебе передать.

Сергей, не ожидавший такого, проморгал стремительное, совсем не старческое движение, и ругнулся. Тайбофрог пакостно захихкал в кулак, издавая какие-то звуки похожие на сверчка.

— Быстро кидайте свое барахло в машину. Ты – зеленый, на заднее сидение и прикинься дерюгой. Ты, спартаковский, на переднее.

Уложились меньше чем в минуту, и неприметной нишей, не зажигая фар, “машинист” вывел их из-под развязки, подъехав к какому-то гаражному комплексу, куда въехал через какие-то совсем уж незаметные ворота, и поехал дальше уже с зажженными фарами.

— Значит слушай, боец. Сёма сказал оказать тебе всю возможную помощь. Сёма человек серьезный, за дурака, он просить бы не стал. Поясняй свой план.

— Нужно выехать по метро, из района и добраться либо до Купчино, либо до Рыбацкого.

— Ты в курсе про статус метро?

Метро в Петербурге считалось нейтральной, табуированной территорией. Нет, эпизоды случались, например случайно кого-то загнали в метро, потасовка какая на платформе или в верхнем зале, это были мелочи жизни. Но за попытки налетов на пассажирские составы или сбой в расписании, за применение сил в основной подземке, и за многое другой в сообществе талантов устанавливали если и не смертную казнь, то серьезные травмы. Это в основной. Была ещё и параллельная подземка, параметро или Метро-2. Но про него в Комитете старались не думать.

Сама идея того, что существовали таланты, способные создать полностью готовую к работе параллельную сеть метрополитена, включенную в основную, дублирующую её, с готовой инфраструктурой, хоть сейчас вводи в строй, пугала до усрачки. Но ещё хуже были гипотезы о том, что таланты и вовсе могли быть не причастны к появлению Метро-2. В питерском Комитете, на исследование Метро-2 комплекса отправляли только подготовленных по литере «М» оперативников, и после пары неприятных инцидентов, программу почти свернули. Таланты, судя по всему, активно исследовали вторую подземку, но своими знаниями по вопросу – делится не собирались.

— В курсе, в курсе. Нужен только транспорт, не более.

“Машинист” побарабанил руками по рулю.

— В Купчино без вариантов. На ветке нужно делать пересадку по техническим тоннелям, а пешком вы там не пройдете, до ночи. Рыбацкое, это вариант.

— Карта есть?

В бардачке Нивы, нашлась карта, старая ещё времён девяностых, но сверяя актуальные точки по памяти, Невский смог прикинуть возможные места для операций. Молча протянул карту Тайбофрогу, тот посмотрел, тоже что-то прикидывая.

— Сработаем значит.

“Машинист” посмотрел на них с сомнением, но передал Невскому рацию и плоский ключ.

— Значит я вас везу сейчас до вентканала. Там будет проход к основной линии. Час, полтора надо будет подождать. Ждете мотрису техническую, она даст два гудка и встанет. Грузитесь и сваливаете. Ключ и рацию сдадите машинисту. Он вас не видел. Ему скажете, где скинетесь.

Всё прошло настолько гладко, как Невский и не надеялся. Влезли, спустились по шахте, кряхтя под весом снаряги, и молча ждали ярко-желтый, похожий на игрушку, вагончик с какой-то машинерией. Загрузились и отправились в путешествие по линии.

Пунктом назначения, была станция Щемиловка. Раньше там было полузаброшенное ответвление, какая-то техническая линия, сейчас, а точнее после 2012, это ответвление превратилось в полностью построенный тоннель прямой, как стрела, дублировавший часть основной линии метро. Несмотря на свою паранормальную природу, и дурную репутацию у метростроевцев, это был один из немногих участков Метро-2, детальная или частично-детальная карта которого, была у Комитета.

Невский видел её мельком, но в сложившихся условиях, план пусть и на зыбкой основе, выглядел рабочим.

«Пасюки», обложившие Василеостровский должны были найти две иголки в стоге сена, сначала отследить передвижения Невского и Миасса, затем догадаться, где и когда Миасс сбросил Невского, и только потом дойти до мысли что Невский покинул район на метро. С трехчасовой форой и помощью Тайбофрога, он мог двинутся куда угодно, в направлении с севера на юг, и учитывая активность «Амфибии» в районе Лахты, «Пасюки» могли бы предположить северное направление. Но даже если бы они и догадались, что Невский двигается на юг, обратно в их угодья, им требовалось перекрыть несколько станций метро и районов, снимая сетку своих постов и патрулей с Васьки и Петроградского.

Оставалось только просчитать план и найти удобный, оголённый участок для нападения. И к глубокому прискорбию «Пасюков», Сергей уже достаточно вник в деятельность банды, чтобы прикинуть, где такой участок мог быть. Оставалось получить подтверждение, но с этим помогли из «Амфибии».

Скинувшись на техническом тоннеле, и затерявшись в темноте сухого, неподвижного воздуха в подземки, Невский ощутил почти атавистический страх первобытного человека, перед темнотой. Выдержки идти, держась за Тайбофрога ему хватило лишь шагов на двести, после чего он достал фонарик.

— Тай, а что ваши говорят про Метро-2? Ну так, из интереса?

Сергей говорил, понизив голос, что-то словно давило ему на виски, и ему это не нравилось. Тоннель выглядел абсолютно обычным. Пыльноватым, заброшенным, но они тут явно были не первыми, в пыли были видны десятки тропинок и дорожек от самой разной обуви, и сотни крысиных следов

Тайбофрог тоже отозвался на пониженных тонах.

— Тоже что и ваши. Никто не знает, что это такое и кто это сделал. Ну, в тоннели конечно и я залезал, только ясности это не прибавляет. Иногда станция нормального метро, прямо за стенкой, а ты смотришь на её копию, но пустую. Иногда станция там, где она в планах только, очень примерно. И всё работает. Лампы не разбиты, металл не вынесен. Не нормально это.

— Что, даже бомжи ничего не вынесли? – Невский удивился, в Комитетских сводках таких подробностей не было.

— Именно что. Есть более обитаемые тоннели, есть менее. От района зависит. Но в глубину, никто особо лезть не хочет. Слухи разные ходят. «Гондольеры» говорят, что есть настоящий подводный тоннель-труба, выходящий куда-то в Финский залив. «Клыки» якобы отрыли подземный ангар около Ржевки. Ну и все говорят про нечисть, монстров в темноте, порталы в пространстве-времени. Это не та тема, которую обсуждают серьезно. Те кто знает что-то, обычно молчат.

До нужного ответвления, по памяти Сергея, добрались не сразу. Проплутали полчаса по тоннелям, пришлось ориентироваться по компасу. Нашли узкий лаз к вентканалу, и через две решетки, нашли шахту. На улице уже совсем стемнело, и с помощью наноклинков Тайбофрога, вентшахту они аккуратно вскрыли. Тут временно разделились, нормиз и есть нормиз, поэтому Сергей вышел наружу один.

Поплутав по району, Невский нашел подходящую машину, потрепанный и потертый, Форд, выпуска ранних нулевых. Было стыдно угонять машину у простого обывателя, но без колёс шансов на успех не было.

Объектом планируемой операции в Щемиловке, было небольшое кафе. Комитет точно знал, что объект принадлежит работающему на «Пасюков» коммерсу. «Пасюки» в свою очередь, использовали точку для постоянных встреч и отмыва денег. За последнее Невский и уцепился. В норме, для налёта на кафе, пришлось бы привлекать ордера, ОБЭП и СОБР. Это сдало бы операцию с потрохами. Но в обычный день, чего «Пасюкам» бояться, и кто кроме Тайбофрога и Невского знает, куда ударит оперативник?

Выбирая между десятком целей в районе, Сергей выбрал наиболее трудную в плане доступности, расположенная прямо в центре крысиных территорий, она была равноудалена от основных границ. С двух сторон эта точка была отрезана промзонами, депо и железкой, с третьей – зажата Невой. В случае чего, «Пасюки» могли надежно перекрыть район. Ну или так они считали.

В окно машины неожиданно постучали. За стеклом маячил темный силуэт, с ярко-розовым шарфом, который, впрочем, был неимоверно засрат, и парой пластиковых пакетов.

Регулус выглядел почти также, как и по видеосвязи. Выше среднего роста, патлатый, в придурочной яркой шапке и темном костюме, с бронежилетом, в подражание ниндзя. Довершал его образ, длинный чехол с луком за спиной, и колчан у бедра. Смеяться над этим архаизмом, Сергей даже не собирался, весь опыт Комитета показывал, что, если талант настолько уверен в себе, что предпочитает использовать лук, а не пистолет, это значит, что в противниках опытная и хитрая сволочь, которая найдет способ при помощи палки с веревкой устроить столько же проблем, сколько и какой-нибудь взрывающий всё силой мысли.

— Ну что, приятно познакомиться!

Регулус преувеличенно театрально потряс Невскому руку.

— Сбили вы их со следа капитально, часть бригады ищет вас по Сестрорецку, часть пасет Ваську.

— А тут что?

Проведя по патлам рукой, Регулус призадумался.

— Щемиловке, так-то досталось. Тут «Арматура» кучковалась, Хиракэн, Минреп, Электрофор в минус. Кувалда и Бита, точно на Ваське. Остаются Гвоздь, Жвачка и резерв. Но из резерва выпали некоторые. Точно Хардбасс где-то рядом околачивался. Другое дело, что в районе до чёрта статуй.

— Ну разберёмся.

Это тоже было частью расчёта Невского, «Арматура» лишилась не просто кадров, там в минус ушли сразу и командир, и его заместитель. Оставшиеся были более чем опытны и опасны, но безынициативны.

Пока они возвращались назад, Сергей проверил содержимое пакетов. Всё было, как договаривались. Тайбофрог, тоже по-прежнему ждал на месте. Сергей быстро перепаковал снаряжение, добавив пару игрушек от «Амфибии» в основной набор.

Бомжеообразный, тусил рядом.

— Слышь, опер, я, конечно, не лезу в твои дела, но ты тут решил развязать Третью Мировую?

Сергей усмехнулся.

— Регулус, а если бы тебе Пасюки запретили по городу ходить и делать твою работу, потому что ты делаешь её хорошо, ты бы проглотил или хотя бы попытался выебать их до посинения?

Не дав ему ответить Сергей кивнул Тайбофрогу.

— Ну что, погнали?

Регулус посмотрел на Невского, с изрядной долей сомнения, но затем перехватил кивок от Тайбофрога. Пожал плечами.

— Ты опер… Фиг с тобой, я прикрою вас если что. Региа дала добро.

Тихую октябрьскую ночь, сопровождаемую лишь шуршанием и пересчётом денег, завезенных во флигель кафе, нарушил рык мотора.

Затем, пробив и разломав летнюю веранду, панорамное окно основного здания выбил легковой автомобиль, проехавший сквозь зал до упора, во все стороны разметав столики и кресла. За рулём машины, фигура в куртке с капюшоном, ткнулась носом в руль, нажав на клаксон. Двое охранников с короткими пистолет-пулеметами в руках, подскочили к машине, и рванули дверь на себя. В этот же момент открылась задняя дверца багажника, и оттуда на пол, волной высыпались самодельные дымовые гранаты, в потоке которых промелькнуло несколько продолговатых цилиндров, а со стороны водителя, под ноги охранникам вылетело несколько ребристых корпусов, явственно похожих на осколочные гранаты. Мгновением спустя обе двери захлопнулись обратно, а помещение залило вспышкой взрыва и грохотом СШГ, и волной дыма.

Охранники, улепетывающие от взрывов обычных гранат, попытались осмыслить произошедшее, но затем под ноги им упало сразу несколько новых СШГ, и им резко стало не до этого.

Во флигеле, где происходил пересчёт денег, тем временем действовал Невский. Сергей выбил дверь ногой, и увернувшись от попытки удара, приложился монтировкой по колену противника. Первичную охрану тут осуществляли люди, поэтому зверствовать не следовало. Охранник, ругаясь свалился на пол, и Сергей скрутил ему руку, наискось сковав его запястье с лодыжкой, в один довольно резкий рывок. Затем, выбравшись из коридора в помещение, второстепенной кухни, где вместо снеди на столах стояли машинки для пересчёта денег, он наставил на сидящих на пересчете подручных, трофейный пасюковский ТТ. Для доходчивости своих слов, Невский прострелил холодильник.

— Деньги, в сумки. Кто, косо на меня посмотрит, прострелю колени!

— Ты вообще на кого…

Невский, не стал вдаваться в долгие разговоры, и вместо выстрела в колено, съездил собеседнику по переносице пистолетной рукояткой. Вышло звучно, а главное доходчиво. Он посмотрел на руководящего процессом, самого старшего, полноватого человека с мучнисто-бледным лицом. Тот осторожно потянулся и начал складывать купюры обратно со стола в сумки.

С улицы доносилась частая стрельба, много и от души.

Парк вокруг кафешки был заставлен статуями, а почти любая статуя во Фрунзенском и Невском районах – гарантированный голем «Пасюков». Возможно шпион, возможно полноценный боевой. Некоторые из статуй около карьера были очень даже здоровыми.

Тайбофрог убедил Сергея, что с большинством местных големов, его пистолет-пулеметы совладают. Мол бронебойные патроны, а тут всё-таки песчаник и простой бетон, не гранит и железобетон, которые «Пасюки» используют для серьезных боевых статуй. Но судя по нарастающему снаружи грохоту, дела у него шли неважно.

***

Тай, расправившись с охраной и превратив симпатичную кафешку в филиал вечно дымящей Этны, занял позицию на крыше. Валящий столпом дым, надежно скрыл его от големов, которые могли бы и чем-нибудь запустить, так что первый десяток он положил почти в лабораторных условиях. Свинцеплюи, которые он позаимствовал у «Рапторов», работали очень исправно. Это были скорострельные машинки, со свободным затвором. Термовизор, встроенный в его очки, позволял ему выделять следы тепла, излучаемого големами. Деталей он не знал, просто ещё когда он состоял в «Амфибии», они уже тогда знали, что наиболее горячие места големов, это важные магические узлы. А значит – уязвимые точки. Второй уязвимой точкой големов – была необходимость их создателей, делать более гибкие и подвижные сочленения, воспроизводящие работу человеческих суставов, а значит хороша очередь, могла повредить и перебить достаточно тросов или арматуры, для того чтобы обезвредить каменюку.

Впрочем думать, что големы тупые, могут только очень наивные люди. Голем, это слепок личности его сотворившей, и скульпторы, стоявшие за брутальной бетонной силой своей банды, были кем угодно, только не тупыми. Первым действием каменной толпы, в ответ на очереди, летевшие из-за туманной завесы, стал рассыпной строй. Плотная толпа разделилась на небольшие группы по два-три голема, полукругом стягивающиеся вокруг здания. На глаз их было около тридцать, а за их спинами маячили уже совсем здоровые.

Обычные статуи, которых использовали «Пасюки» делились на две категории. Человекоподобные, до двух метров, похожие на гипсовое наследие СССР, обильно понатыканные по всем местам где только можно и нельзя. И всякая мелкая зверообразная живность: львы, собаки, бараны и козы, лошади и птицы. Шпана и фанаты других группировок, иногда вандалили статуи, но надежно разбить их без кувалды, было невозможно, да и «Пасюки» любили распускать слухи, о том, что статуя может обидится и атаковать. А росписи придавали им только ещё большей пацанской эстетики, нежно любимой членами крысной стаи. Городские власти пытались от них избавляться. Половина вывезенных на помойку статуй возвращалась назад своим ходом, другая половина – под окна чиновнику, принимавшему решение о вывозе.

Вторая категория, официально называлась артобъектами. Например, четырехметровая статуя пожарного с топором в полный рост. Или бетонные слон и жираф. Или копия Давида, в полный размер, установленная в сквере у Волковского кладбища. Ну как установленная. Пришел туда он явно сам, судя по следам и довольно часто менял свое положение и позицию.

Вот и сейчас, за спинами статуй, Тайбофрог разглядел выползающее из воды чудовище, десяток рук и несколько голов, на торсе размером с железнодорожную цистерну. Заглядевшись по сторонам, он едва не проморгал атаку сзади. Крупный и неожиданно тихий голем-кентавр с головой горного барана, вскочил на крышу, и помчался сквозь рассеивающиеся клубы дыма. Откуда-то со стороны, с тихим свистом прилетела стрела. Пущенная по высокой дуге, с необычной, конусовидной головкой, размером в кулак, она врезалась в голову барана, чуть ниже подбородка, и взорвалась.

Со скоростью восприятия, которую он получил вместе с обликом чешуйчатой и склизкой твари, Тэф воспринимал взрыв, очень медленным. Его собственные руки, двигаясь, словно сквозь вязкий кисель, и оставляя в воздухе взвесь из слизи, перезарядили первый из пистолет-пулемётов, на длинный, пятидесятизарядный.

Наконечник стрелы взорвался. Взрыв, был быстрым, красивым, словно цветок. Направленная струя огня, прошла сквозь шею кентавра, бетон крошился и испарялся, арматура и тросы лопались и трескались, изгибаясь и сворачиваясь. Голову монстра сбило назад, статуя встала на задние ноги, вздыбившись в лошадиной манере.

Тай уклонился от летящего в него сзади булыжника, в перекате сменив и второй магазин, на тридцатизарядный. Именно со второго пистолет-пулемёта, он обстрелял кентавробарана. Точно нацеленная очередь, пробилась сквозь задние ноги статуи, разломав их, и бетонный монумент, грохнулся об крышу, проломив её, и завязнув.

Талант продолжил стрелять, отбив обе руки, затем расстреляв копыта, добив магазин и перезарядился. Из темноты, мягким кошачьим прыжком появился Регулус.

— Ну чё, как ночка, Тэф?

Явно понтуясь, он не глядя выстрелил куда-то в сторону, и темнота расцвела вспышкой взрыва, разметавшей очередную статую на куски.

— Напоминает о старых, добрых деньках, а?

Тайбофрог пожал плечами, и точно поставленным ударом ноги, отправил в полет с крыши, забравшуюся наверх по пожарной лестнице, статую лыжного туриста. Взмахнув палками, тот улетел вниз, повалив несколько своих коллег.

— А у этих стал бетон попрочнее, смотри почти не раскололся.

— Брось Тэф, не свиливай с темы…

Регулус увернулся от исполинской конечности, на ходу разматывая черный витой трос с пояса.

— Напоминает о старых временах, не без того…

Тайбофрог перепрыгнул с крыши на монструозную статую, и забрался к ней на спину. Вторая гигантская конструкция, попыталась ударить по амфибии, но он прыгнул вперед, активируя наноклинки. Позади него, Регулус, зацепился тросом за плечо статуи, и прыгнул вниз, в толпу пасюковских клевретов. Старый отработанный прием, не подвел и в этот раз. Сначала, рванувшийся многорукий конструкт повалил опутанных тросом товарищей, и проволок их по земле. Затем, по его затылку, пришлась новая стрела со взрывчаткой, и топоча, как мамонт, он попробовал поймать таланта в чёрном.

Тайбофрог тем временем сосредоточенно отбивался от наседавших статуй. Нанокатары в его руках, прорубались сквозь армированный бетон статуй, плавно, как сквозь масло. Комбинация его силы, и инопланетных технологий, создавших режущую кромку из углеродных нанотрубок, позволила ему снести обе ноги пятиметровой конструкции, опрокинув её на землю, с потрясающим грохотом.

Если бы всё было так просто. Статуя рухнула и пошла трещинами, но не развалилась. Её здоровенная рука, облепленная тиной, метнулась к Тайбофрогу, как стенобитный таран. Амфибия отступил обратно, и едва не попал под удар кулака от второго гиганта.

— Тай!

Окрик Регулуса вовремя предупредил его, и отклонившись, он прыгнул в сторону, влетев в твердый и неприятный кусок бетона, имевший форму статуи в шинели, с винтовкой из стальной арматуры. Лицо статуи было сделано строгим и осуждающим, почти в комичной манере.

Руки гигантов тем временем столкнулись, с грохотом самосвала, до прогиба осей нагруженного поребриками. Во все стороны, полетела шрапнель цементных обломков.

— Блин, а этот мне нравится! Регулус, есть веревка?

Статуя попыталась схватить его, сдавив в объятиях, типичный прием клевретов такого рода, но Тай отскочил, отрубив винтовку, и прокрутив её на манер посоха, в своей хватке. Весила арматурина, навскидку за двадцать кило, но была довольно ухватистой. Сзади на Тайбофрога вылетела статуя остромордого, словно низкополигонального льва с раскрашенной гривой, но талант, уже раскрутивший свою дубинку, единственным мощным ударом сверху вниз, расколол ожившее изваяние пополам, поморщившись от вибрации стальных прутьев в своих лапищах.

— Прости, занят!!! – Регулус мелькнул на периферии зрения, наматывая свой трос вокруг шеи гиганта, которого ему удалось заманить на своего товарища. Теперь один конструкт, методично топтал и размалывал лежащего на земле, пытаясь попасть по постоянно маячащему перед глазами таланту в униформе ниндзя.

Остатки статуи дергались, но нападать уже не могли, извиваясь на земле. Тайбофрог огляделся, как раз вовремя, чтобы увернуться от удара памятника, изображавшего какого-то боксера. К счастью, эта статуя не была сделана изначально боевой, «Пасюки» умели делать очень опасные, подвижные модели таких клевретов, рукопашный бой с такими, был тяжким испытанием даже для опытного таланта.

Этот был лишь патрульным, частью защитной системы, но бил умело. Тай качнул торс, поднырнув под удар. Его левая рука распрямилась, в прямом ударе, под острым углом попавшем в челюсть статуи. Голову боксёра вырвало из креплений, тело выгнулось назад, рухнув. Активировав оба наноклинка, Тайбофрог взрезал землю, отрубив обе ноги.

— ПАААААБЕРЕГИИИИСЬ!!!

Регулус и восемьдесят кило его тощего тела, кометой влетели в спину амфибии, бросив таланта вперёд, как пинком. Оба покатились по земле и грязи, прежде чем смогли сгруппироваться.

— Повезло, упал на мягкое.

— Я тебя ненавижу, Рег…

Патлатый, помог подняться Тайбофрогу, и обнял его, тепло, по-братски.

— Я пиздец, как скучал по тебе, зелёный ты засранец.

— Ээ, Рег, а что насчёт…

Гигантский многорукий конструкт, уже сделал было шаг в их сторону, когда Регулус кликнул чем-то в руке. Корпус статуи, крест-накрест в несколько витков опоясанный тросом, внезапно разукрасила серия взрывов. Яркая, огненная полоса прошлась вдоль троса, пробив бетон. Разрезанный на части подрывом детонирующего шнура, огромный клеврет сложился и рухнул сам под себя.

— Охрененный салют! — Тайбофрог искренне обнял Регулуса в ответ, хлопая его по спине.

— Как блядь трогательно…

Раздавшийся сверху голос, заставил их обоих отпрянуть друг от друга, уставившись на фигуру, стоявшую на крыше. Там стояли три таланта, но голос принадлежал только одной из них. Центральной фигуре, затянутой в черно-белый мотоциклетный костюм, украшенный узорами оскаленных пастей.

— Вы ещё поебитесь тут, - прошипела Барсук, и её глаза поверх клыкастой маски, вспыхнули ярко-оранжевым огнем, когда она кинулась в атаку.

***

Несмотря на сломанную переносицу своего товарища, счетоводы «Пасюков» копошились и не спешили наполнить сумки. Тянули время, не понимая, что играют на план Сергея.

На глаз в сумках было уже порядка тридцати килограммов в каждой, самыми разными купюрами. Большей частью было в долларах, треть была рублями крупных достоинств и оставшееся какие-то непонятные пластиковые купюры, по виду – Ландскнехтовские. Убедившись, что на столах не осталось ничего, Невский приглашающим жестом открыл дверь кладовки с продуктами.

— А теперь содержимое карманов на стол.

Не рискуя спорить с Невским, сообщники банды, засыпали стол содержимым своих курток и штанов. Отвлекая внимание, Сергей взял один из мобильных, дешевую, очень компактную раскладушку.

— Начальство твое тут под каким номером? Ну, быстрее!

Бледный мужик, постарше Сергея, которому принадлежал телефон, пожал плечами.

— Записан, как "Ветклиника".

— Ну я созвонюсь, ты не возражаешь?

Бледнорожий пожал плечами.

— Твои похороны, отморозок.

— Мои, мои. Заебетесь хоронить, недомерки. Ать-два в кладовку марш. Быстрее, быстрее.

Сопротивляться «Пасюки» не стали, толпой пройдя в кладовку. С улицы раздалась оглушительная серия взрывов и грохот лавины обломков. Здание ощутимо вздрогнуло, стекла и лампы во внешней секции лопнули. Несколько секунд, Невский потратил, на опрокидывание холодильника и создание баррикады перед дверью кладовки.

Снаружи раздался звуковой удар, пронзительный сотрясающий воздух рев, и земля под ногами дрогнула. На поле боя появились таланты, и Сергей потянулся во внутренний карман, поймав там продолговатый цилиндр детонатора. Взяв со стола ключи от машины, оперативник нагнулся, подхватывая первую сумку. Попутно он достал из-за пазухи круглое и толстое тело противопехотной нажимной мины, и положил его себе под ноги. Удар по двери, подсказал ему что в помещение кто-то вошёл. Точнее ворвался. В следующее мгновение в его шею уперлось продолговатое острие телескопического копья, и он поднял руку, поворачиваясь к вошедшему.

Это был талант, в типичном старом трикотажном спортивном костюме, три полоски и фирменное название с ошибкой. Даже цвет был стереотипно синим. На контрасте, шлем и маска у него были очень профессионально сделанными, похожий на средневековый круглый, но в современном исполнении с выпуклыми линзами, похожими на ПНВ.

Довершала образ шляпа, круглая, больше похожая на небольшой металлический щит и остроносые металлические накладки на армейских берцах, в стиле рыцарских сабатонов. Из его тощего и высокого тела, прямо сквозь костюм, торчали несколько десятков длинных, толстых шипов, сделанных из стали, придающих ему сходство с куклой вуду.

— Ну привет, опер, - прогудел талант сквозь шлем, и прижал плечо к челюсти. — Взял его. Сейчас выведу.

— И тебе привет, Гвоздь – Невский сделал движение рукой, и прижатый к рукаву провод свесился, после чего он указал на детонатор в своей руке. — А теперь смотри сюда.

Отодвинув полу куртки, он показал таланту самодельный жилет с парой увесистых брусков, в которые были воткнуты провода.

— Это рука смертника. Дернешься, я отпускаю кнопку – взрыв. Пытаешься предупредить своих – взрыв.

Талант попытался что-то сказать, но Невский махнул рукой и повысил голос, почти крича.

— Думаешь я блядь блефую? Подумай, блядь лучше. Мне нечего терять и некого тут жалеть. Ни тебя, ни твоих сообщников. Я взорвусь к хуям, с меня спроса не будет, ещё доказывать придется, что это я взорвался, а не ваши подонки тут что-то учудили. Кивни если понял условия.

Медленно, Гвоздь слегка наклонил голову. Удерживая с ним зрительный контакт, Сергей незаметно подвинул круглый диск противопехотной нажимной мины, и поставил сверху стул, поманив к себе Гвоздя, удерживая между собой и талантом, расстояние в пять-шесть шагов.

— Сейчас ты подойдешь и сядешь вот на этот стул. Давай, давай быстрее, а то сейчас кто-то из твоих друзей ещё стену проломит, и у меня пальчик дернется, неловко выйдет.

Гвоздь, не распознавший манипуляцию, подошел ближе. Он не был тупым, просто он был хорош в следовании приказам, и Сергей давил авторитетом и готовностью к жестким мерам, отлично играя психа. А с психами спорить – себе дороже. Когда Гвоздь присел на стул, кнопка на мине, удовлетворительно хрустнула, прожатая ножкой стула.

— Это противопехотная нажимная мина, она же – прощайте мои ноги. Она доработана, таким образом что сдетонирует сразу, как только с неё уберут вес. Вы таланты, живучие твари, но думаю подрыв кило тротила, под твоей задницей не добавит тебе здоровья. Кивни если понял.

Гвоздь медленно кивнул, и Сергей, перехватив свободной рукой его запястье, сковал ему руки, пропустив наручники под коленом. Покопошился на разгрузке, и вынув провода из одного из брусков взрывчатки, вложил его в ладони Гвоздя.

— Слушай сюда. Ничего личного просто работа. Это тебе чтобы ты не думал о глупых трюках, сам. Оставь это дело умным людям. Ты молодой, ну если что посидишь в тюрячке, выйдешь по УДО, в авторитете или там через Перековку…

Гвоздь умудрился показать ему оба средних пальца, поудобнее перехватив брусок взрывчатки.

— Протыкать не вздумай, да? И головой не дергай. Мало ли.

Сергей стащил с себя жилет со взрывчаткой и накинул его на Гвоздя, застегнув вокруг его шеи, и вынув ещё пару проводов.

— Ну всё, бывай тут.

Похлопав таланта по шлему, он подхватил обе сумки, и кряхтя от тяжести, побежал к противоположному выходу.

***

В классификации Комитета, у Барсук стояли преимущественно Спринтерские подклассы.

Олимпиец и Спринтер, за счёт постоянной тактики скоростных и силовых атак, подкласс три тройки [1] 333, за возможность преодолевать звуковой барьер и подкласс НУРС[2]

Атака Барсук, была по настоящему взрывной. Одной из её способностей являлась возможность создавать нестабильное поле из энергии, что-то вроде силового щита, который детонировал при столкновении с чем-то прочнее себя, как фугасный снаряд. Второй, о котором было известно Тайбофрогу, позволял ей сжимать своё тело, в комок очень плотной субстанции. Третьей – она была очень хороша в навыках фехтования японской палицей-канабо.

Скомбинируйте все три, добавьте олимпийский комплект, виртуозные навыки к управлению этими способностями, возможно что-то большее чем это, полейте соусом из ярости к своим противникам, от уровня которой счётчик Гейгера выходит из строя.

Тайбофрог и сам был довольно неприятным противником, Контрспринтер, давали не просто так. Тех, кто мог его догнать он мог избить, а те, кто мог его избить, не могли его догнать. Проблема была в том, что у Барсук было вдвое больше опыта и ещё на старте своей карьеры, она чистым напором разгоняла целые банды, бросавшие ей вызов, в одиночку.

И на закуску, её способности не контрились Регулусом. Ну или почти не контрились, тут Регулус любил поспорить. Факты же для Тайбофрога были таковы, что, когда Баруск была в своей малой форме удары способности Регулуса были бесполезны против неё, зато били по всем остальным. Это если бы Регулус успел посмотреть на неё. Он не успел, зато его способность сбила с крыши Перфоратора. Затем Тайбофрог едва успел прыгнув, перехватить товарища, и прыжком уйти от попадания Барсук.

В том месте, где они стояли, возникла идеально круглая воронка, грунт из которой разнесло по сторонам, неприятно напомнив амфибии, о выстрелах крупнокалиберной ствольной артиллерии. В вихре тумана и огненного свечения, Барсук вылетела по прямой из проделанной ямы, и пролетела вперед.

Её малая форма, раскаленный комок материи в ореоле из взрывов, словно комета, разделил Тайбофрога и Регулуса, стеной пламени и огня, ударной волной отбросив их тела в стороны. А затем сверху, в Тайбофрога пришёлся удар Хардбасса. Хардбасс может и был довольно посредственным снайпером, создаваемые им звуковые волны, на ближней дистанции обладали колоссальным сокрушительным эффектом. Если бы Тай был обычным человеком, его могло бы распылить в фарш…

Но он уже давно не был человеком.

И всё же по ощущениям, его словно грузовик сбил, вмяв в землю. Хуже всего было то, что Хардбасс атаковал с крыши, и скрылся из видимости почти сразу, не дав шанса контратаковать. Тайбофрог посмотрел на Перфоратора, но тому не повезло принять удар от Регулуса в прыжке.

Регулус полностью соответстветствовал своей кличке [3], его талант оглушал тех, на кого он смотрел, вырубал способности и организм целиком. Если Барсук его удар не задел, то вот прыгнувшего с крыши Перфоратора – вполне. Бессознательное тело таланта врезалось в землю, и исходя из того, что видел Тай, Перфоратор в ближайшие пару месяцев на ноги не встанет, за переломом оных.

Но Хардбасс оставался проблемой, пока он на крыше…

От мыслей о том, что делать с Хардбассом, его отвлек собачий свисток. Три через два. По обговорённой с Невским системе, это означало, что он уже нашёл машину и взял деньги. А ещё это означало, что все способные услышать сигнал Невского рванули к нему.

Ещё днём, Тайбофрог, возможно, подумал бы о том, что оперу нужна будет помощь. Но Серёга показал себя настоящим беспредельщиком, борзым и что самое главное умным. Его можно было бросить на пару минут, а вот Регулус был своим, братишкой, и ему нужна была помощь. Сделав выбор Тайбофрог кинулся в темноту, где полыхали взрывы Барсук.

***

С обратной стороны несчастной кафешки, царил какой-то ад. Звуки взрывов, оттуда смешивались с каким-то инфернальным гулом, от которого мутило. Явный признак инфразвукового воздействия, о котором читал Невский, далекими от сейчас вечерами на неделе, когда изучал банды Петербурга. Пока всё шло в рамках плана.

По уму Гвоздя конечно надо было взять в плен и допрашивать, но он был идейным и опытным, колоть такого можно долго. Оставалось просто надеяться, что остальной план работает, как и задумано. Нанести удар, вызвать хаос, взбудоражить «Пасюков», фаза простая. Сработает ли Комитет, так как должен?

Если да, то городские команды начнут бить по перемещающимся от центра города участникам банды, а в самом идеальном варианте если мысли Невского и Ершова совпали, и тот отслеживает трекер Тайбофрога, то удар нанесут и по окраинам «Пасюков». Но был и план Б.

Машина «Пасюков» оказалась здоровенным внедорожником, возможно даже и бронированным. Ускоренным темпом Невский забросил обе сумки в салон, и достал из разгрузки свисток. Как ему успел объяснить, Тай, свист в этом диапазоне таланты типо него тоже слышат. Три длинных, деньги взял. Два коротких, машину нашёл.

Сергей достал планшет, и подключился к ГКН, используя свой подтвержденный статус, проверил есть ли тревога по Щемиловке. Сделал глубокий вдох, об этой части плана Регулус был ещё не в курсе, и он мог бы воспринять это близко к сердцу. Тай был в курсе, и ему было пофиг, а сам Невский пошёл на такой шаг не без внутренней неприязни. Но дело надо было делать.

***

Сигнал-уведомление сети оповещения об активности талантов. Приложение «ГородКоторого.Нет»

Внимание, подтвержденный пользователь высокого уровня, с доступом к оперативной информации уведомляет:

«В районе Белевская улица, Ивановская улица, Ивановский сад, Ивановский карьер, происходит нападение таланта на гражданский объект. Стрельба из легкого оружия, талант предположительно опознан как Тайбофрог. Соблюдайте осторожность, гражданским немедленно покинуть зону боевых действий.»

***

Перед машиной Невского, откуда-то сверху, спрыгнул талант. Здоровяк, одетый в гакуран с высокой, почти офицерской фуражкой, массивными эполетами и пафосными аксельбантами. За спиной развевался переливающийся металлизированный плащ, на шею был повязан карикатурно огромный красный галстук-платок. Обе руки таланта прикрывали перчатки, каждая из которых по габаритам не уступала боксерской. Угловатые, с направленными раструбами динамиков, они не выглядели, как что-то приспособленное к ближнему бою.

Ноги таланта прикрывали массивные, стальные сапоги с решетчатой же отделкой. Бронзовая маска таланта детально изображала лицо кричащего в агонии человека, похожего на рисунок Эдварда Мунка. Хардбасс, относительно молодое дарование «Пасюков» из числа их поклонников. Сам стал талантом или помогли, непонятно, прославился кучей мемных роликов. В глазницах маски, блеснули живые человеческие глаза, и Сергей неожиданно сам для себя, почти на инстинкте, врубил дальние. У него не было плана, просто желание действовать.

На секунду, этого хватило, Хардбасс отступил назад, ослепленный, и его звуковой удар влетел в машину, выбив все стекла. Невского зацепило краем, в ушах повис неприятный звон, из носу полилась кровь. Вот только он уже влетел плечом в здоровяка, и вбил его в стену ударом плеча. Хардбасс был прочным и тяжелым, его олимпийский комплект должен был обеспечивать ему достаточную устойчивость к создаваемым им самим ударным звуковым волнам. Но ещё он был из новейшего поколения талантов, которые росли с ощущением собственного превосходства, и он не ожидал, что обычный человек, будет оказывать ему такое сопротивление.

Пользуясь новой заминкой Хардбасса, Невский с размаху ударил его кулаком в пах, с удовлетворением отметив, что Хардбасс не носит ракушку. Размашистый тычок выбил из Хардбасса гулкий вопль и согнул таланта пополам, либо реально достав до его уязвимого места, либо создав достаточно угрозы, оперативнику было не до понимания собственной эффективности. Перехватив таланта за воротник, он прыгнул двумя ногами оттолкнувшись от стены, и упав. Хардбасс влетел головой в бампер внедорожника, с почти колокольным звоном. Сергей вскочил на ноги, его повело в сторону, но выхватив ТТ, он несколько раз выстрелил в лежащего Хардбасса.

Тот не был неуязвимым для пуль, две первых выбили из его плеча кровавые фонтаны, две других пробили его по ногам. Одна попала в подколенное сухожилие левой ноги, другая в лодыжку правой. С другой стороны, эффект от пуль был явно слабее, чем должен быть. Хардбасс с матом растянулся, но шевелится продолжил, а патроны, которых было достаточно чтобы пробить человеческое тело насквозь, так и не дали ни одного сквозного ранения.

Вскочив за руль, Невский подавил желание проехать по голове Хардбассу. Это желание было вызвано в первую очередь кучей стекла, вонзившейся ему в спину и задницу, когда он сел в водительское кресло, а во-вторую очередь – булькающими звуками мотора, в котором что-то работало не ладно. Отъехав назад и протаранив пару статуй, он вырулил ко второму флигелю, скрывшись из поля зрения Хардбасса.

***

Регулус дважды чудом увернулся от Барсук, исключительно потому что она пыталась достать его взрывной частью своей силы. Её попадания по земле оставляли дыры размером в несколько метров, выбивая грунт взрывной волной. Парень проклял всё и всех, пытаясь поймать её взглядом, сфокусировать свою силу на ней, но она была слишком быстрой, переходя в малую форму за считанные мгновения пока волна огня и дыма, заслоняла ему прямую видимость.

Когда-то давно Регулус слышал, что Барсук получила свои силы неестественным путем, купила, или нашла способ их украсть. Это был довольно гадкий слух, учитывая, что во времена её появления, возможные способы получения сил сводились к убийству нескольких талантов. Хотя ещё более смутные слухи, говорили, что силы уже можно было купить и тогда. Правда это была или нет, комплект способностей у Барсук был на редкость удачный, а то насколько уверенно она им жонглировала, говорил о её немалом опыте. И она такой была почти всегда, сколько её помнили и знали в Питере и Калининграде.

Наконец он ощутил её за своей спиной, успел развернутся, едва не оторвав свой собственный позвоночник, но всё что он увидел, было красно-оранжевым сиянием силового поля, которое распространялось вдоль её палицы, приближавшейся к земле. В следующее мгновение направленная ударная волна пронеслась прямо через место, где он стоял, в виде стены перемолотого грунта и сжатого воздуха. Самого Регулуса там уже не было, его прыжком снес Тайбофрог, который выглядел так, словно его переехало грузовиком. Визор вдребезги лопнул, судя по паре осколков, застрявших в скуле, глаза у амфибии уцелели только чудом. Из плоских ноздрей сочилась кровь, пара клыков были выбиты.

— Кто это тебя так?

— Хардбасс зараза, пока на крыше сидел. Что тут у нас?

С металлическим звуком удара своей палицы, Барсук отправила в их сторону гранату в чугунном корпусе, которая грохнула, засыпав всё осколками. Тай отпрыгнул вместе с Регулусом в одну из воронок, проделанных Барсук.

— Сука-гаубица с ебанцой.

— Ааа…

Регулус не помнил, встречался ли Тайбофрог с Барсук один на один. Вот он точно не встречался, только с группой поддержки, в потасовке команд. Сказать, что её мощь и скорость неприятно его впечатлили было ничего не сказать. До заворота кишок неприятно себя чувствовать так, как государственные героие себя чувствовали при встрече с вигилантами. Щенком, неопытным и слабым.

Ещё хуже были летающие в воздухе грязь и искры, они мешали сфокусироваться, направить оглушающий удар. В ушах раздался неприятный и долгий писк, который вызвал оживление у Тайбофрога.

— Сдавайтесь лягушки сраные! Ваш опер вас кинул и съебался!

Новая граната прилетела точно в их укрытие, вынудив их ретироваться. Регулус выпрыгнул недостаточно быстро и крупным осколком, как бритвой чиркнуло по плечу. По спине сразу потекла кровь. Тай прыгнул куда-то в сторону, и Регулус вылез из грязи шатаясь, без его помощи. Как оказалось Тай схлестнулся с Барсук врукопашную, каким-то образом допрыгнув до ней.

Первый обмен ударами, был простым, на низких скоростях, стальные шингарды против канабо. Барсук не пропустила ни одного из ударов, Тайбофрог бил быстро, на грани восприятия Регулуса. Его руки постоянно перекрывали прямую траекторию и парню оставалось только ругаться на отсутствие связи между ними. Барсук не уступала Тэфу в скорости реакции, всякий раз её дубинка, отбивала либо принимала удар.

Регулус знал, насколько страшным противником мог быть Тайбофрог, даже без оружия. Град его ударов, за счёт строения скелета и скорости, мало в чём уступал огню из крупнокалиберного пулемёта. Барсук это тоже знала поэтому она окружила себя полем, пеленой из оранжевых и красных искр. Прежде чем Регулус успел ударить своей силой, Барсук подорвала свое поле, с ослепительно-яркой вспышкой, взрывной волной ударив по окружающему пространству.

Тайбофрог едва успел отпрыгнуть и его просто сдуло, Регулуса ударом от взрыва кувыркнуло через себя отправив обратно в яму. Затем где-то рядом с Барсук сдетонировала СШГ, со знакомым ухающим грохотом и слепящей вспышкой.

Затем был звук, хорошо знакомый ему звук долго кипящего электрочайника, усиленный и быстрый, возникающий при стрельбе из энергетического оружия, когда влажный или грязный воздух, неожиданно раскалялся. И вопль, ревущий яростный вопль Барсук, сопровождаемый ударом по земле.

Выглянув из ямы, Регулус увидел Тайбофрога, бегущего к девушке, и саму Барсук, которая склонилась на колено, опираясь на землю. От поясницы до колена, в её ноге виднелась тлеющая, окровавленная борозда обгорелого мяса. Мгновения, которое она находилась в его поле зрения ему хватило, чтобы ударить по ней своей силой. Это было словно задуть свечу, вот у тебя в восприятии есть колебание тепла и света, глубокий вдох и выдох до сиплого хрипа из легких, свеча потухает.

Тело Барсук обмякло, но она в последний момент, невероятным, непостижимым для Регулуса образом, смогла подставить дубинку, как опору, не упав, а склонившись и одновременно, перекрыв Тайбофрогу прямую траекторию для удара по лицу.

А затем ситуация снова изменилась. Сверху, по нему и по Тайбофрогу открыли огонь гудящие черно-белые дроны, с ярко-синими соплами двигателей. Это означало что на поле боя выдвинулся Пингвин, возможно весь остальной отряд «Выводок»[4] уже бросил любые возможные дела и мчался выручать своего лидера. Барсук тоже, не стала дожидаться Тайбофрога. Регулус уловил, возобновившуюся активность её тела и мозга, словно хаотичный ритм, настоящий рок-концерт энергии, который она разрядила.

С мощным взрывом её тело взлетело вверх и прежде, чем Регулус ударил вновь, ещё одним взрывом она отклонила себя в сторону. Удар Регулуса возможно задел её, краем, он уловил как её ритмы сбились, но затем дистанция между ними выросла. Подхватили ли её дроны Пингвина, или она вылетела за зону его воздействия?

Учитывая, что их опять начали обстреливать с высоты, Регулус не испытал желания исследовать этот вопрос поплотнее. Вместо этого он перехватил лук, сфокусировавшись на сигналах над ними. Электрическая и термальная активность дронов, виделась ему в виде размытых пятен, на высоте метров под пятьдесят. Слишком высоко для него. Перехватив из колчана пару продолговатых метеоракет, он закрепил на каждую по шарообразному наконечнику и поджог фитили.

Трюк, который он собирался провернуть, мог оставить покалеченным даже олимпийца, что уж говорить про обычного человека. Но в Петербурге вопрос заземления летающих противников, стоял остро не первый год, и каждая группировка разрабатывала что-то свое. Трюком «Амфибии» было использование электромагнитных гранат, которые запускались с рук. Но докинуть до нужной высоты, Регулус не мог. Весь фокус состоял в тайминге, прожми на гранату слишком рано, и она не заденет цель сферой ЭМИ, запусти ракету не вовремя и цель уйдет.

Дроны сосредоточились на Тайбофроге, как более опасном или приоритетном противнике. Чтож, это было обидно, но…

Регулус подбросил первую ракету по основной группе дронов, запустив вторую по диагонали в группу дронов кружившую над карьером. Тайминг был почти хорошим, хотя струей выхлопа ему едва не сожгло запястье. Вторая стая дронов, подбитыми птицами рухнула в воду. Из первой уцелел один из дронов, зашедший в пикирующую атаку обстреливая Тайбофрога клеевыми бомбами. Где-то на нижней трети атакующей траектории, снова раздался звук от выстрела из лазера, и дрон получил попадание в заднюю часть корпуса.

Цилиндрической формы, черно-белая конструкция с длинными крыльями, превратилась в огненную комету, врезавшись в землю, как реактивный снаряд. Тайбофрог выглянул из воронки, где он укрывался, весь облепленный клеем и землёй, словно голем. С нездоровыми кашляющими звуками, бронированный внедорожник в котором не было ни одного целого стекла, подъехал к парочке «Амфибий».

За рулем сидел почти непотрепанный, лыбящийся опер, рядом с которым болталось лазерное ружье. Кубики в голове у Регулуса окончательно сложились.

— Ну нихуя ты борзый, воистину.

Выскочив из машины, Невский помог ему уложить Тайбофрога, на заднее сидение.

— А с вами можно иначе?

Регулус не ответил, потому что знал, что иначе ничего бы и не получилось.

***

С кем бы не столкнулись Регулус и Тайбофрог, на них живого места не было.

Досталось Тайбофрогу, досталось Регулусу, досталось машине, Невский мог считать себя счастливчиком.

— Слышь… Рег…

Тайбофрог неожиданно подал голос с заднего сидения.

— Доживем до утра, всем говори, что опер подстрелил Барсук в жопу?

— Зачем?

— А куда я попал?

Все трое переглянулись. Невский вообще не понимал в кого стрелял, с его позиции происходящее в полусотне метров в темноте, было серией вспышек и взрывов, где Тайбофрог просто дал ему четко подсвеченную цель. Он стрелял в темный силуэт. Регулус согнулся, с кашлем захихикав. Тайбофрог тоже ухмыльнулся, продемонстрировав щербатые клыки, пары-тройки которых не доставало на привычных местах.

— Да чо вы ржете то?

— Да ты Барсук ногу прострелил. Не скажу, что жопу, но был довольно близок.

Сергей пожал плечами, проломив бампером ограду детской площадки, в попытках вырулить на улицу.

— Пацан сказал, пацан сделал, так Гекксогену и передашь. Хотя мне повезло.

— Нам всем повезло, это Барсук и её отряд. Хер знает, что они тут делают.

Сергей хотел пораскинуть мозгами, над этим замечанием, но тут выбивая все мысли из его головы, где-то за их спинами раздался новый звук. Это была смесь хриплого визга, с шипящим гулом. И этот гул звучал, как падающий самолет, тяжелый падающий самолёт разбивающий воздух. В этом рёве, а у Невского не было никаких сомнений, что это кто-то ревел, были ноты, при звуке которых в человеке просыпалось что-то забытое, первобытный страх, передавшийся где-то от териодонтов.

Ужас, перед чем-то огромным и хищным. Не первый раз звуки, издаваемые талантами, пробирали Невского до костей, но первый раз он ощутил, что талант где-то позади него, натурально не против сожрать его живьем, и более того способен это сделать. Регулус побледнел и даже Тайбофрог довольно нервно обернулся назад.

— Косатка!

— Чё-черная или Б-белая? — Сергей даже не понял почему заикается, пока не почувствовал вкус крови во рту. Оказалось, он в какой-то момент времени прикусил губу на нервяке.

— Да без разницы, я настолько охреневать в атаке не собираюсь!

В небе над районом неожиданно что-то полыхнуло, стало светло как днем.

— А этим что тут надо?

— Забыл сказать… Тай…

Тайбофрог что-то пробурчал с заднего сидения. Регулус непонимающе перевел взгляд на Невского.

— Короче, я слил локацию Тайбофрога на ГКН.

— Ой дебиииииииил!

Регулус натурально взывыв, схватился за свои патлы.

— Рег, я не против.

— Да пофиг против ты или не против, у нас точка выхода только через Неву!

— И в чём проблема?

— В том, что вы полгорода в район стянете?

Подтверждая его слова, позади в небе что-то грохнуло и половину района снова осветило вспышкой.

— Это половина проблемы, - заметил Сергей. — Вторая половина, куда ехать, а то я не уверен, что эта колымага протянет ещё полкилометра?

— Слушай, я очень рад, что ты настолько преисполнился в своей уверенности и полномочиях, но знаешь, что вот эта вспышка означает? Она означает, что ваш пламенный мальчик Звезда, сцепился с кем-то. И если это кто-то из «Пасюков», то тебя уже живым требовать не будут, тебя натурально приговорят и кончат…

Сергей хлопнул себя по лбу, вспомнив кое-что. Достав трофейный телефон, он проверил работает то или нет. Удивительно, но несмотря на вдрызг разбитый экран, телефон ещё держался. Доверив руль Регулусу, Невский нашел "Ветклиника" в контактах. Трубку взяли сразу.

— Эй там, начальство на проводе есть нет?

В динамике царила тишина, то ли не ожидали, то ли не поняли. А может и телефон не работал. Оперативник решил внести ясность.

— Я ещё на недельке позвоню, а пока можете Гвоздю маякнуть, что в мине и в поясе, пластида нет, так, потерли по поверхностям для аромата. Так что может съебаться, пока его за задницу не прижали. Целую, ваш Сережа.

Невский сбросил звонок и разобрав телефон убрал его в нагрудный карман. Регулус вытаращил на него глаза.

— Это сейчас что вообще было?

— Да я там пока был, Гвоздя на мину посадил.

— Так она же красящая!

Сергей пожал плечами.

— Я сказал, что там пластида нет. Про то что там нет краски, разговора не было.

Регулус откинулся на сидение и уставился в ночное небо. Тайбофрог сзади подал голос, успев уже заглянуть в сумке.

— А ещё он груз пиастров вынес. Тут на глаз, миллион, не меньше.

— Храбрым и судьба помогает, - Невский козырнул подслушанной где-то цитатой. — Так куда ехать-то пока тачка фурычет?

[1] 333 см. Глоссарий

[2] неуправляемый реактивный снаряд

[3] Регулус – Василиск, король змеиный, чей взгляд несет смерть.

[4] См. Глоссарий

6-я глава

Интерлюдия

5-я глава

4-я глава

816816 показов
5151 открытие
Начать дискуссию