[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b","\u043c\u0443\u0437\u044b\u043a\u0430","\u043c\u043e\u0440"], "comments": 20, "likes": 44, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12280" }
Олег Чимде
3 188

Музыка «Мора»: песни во время чумы

Мысли о музыкальном альбоме Theodor Bastard «Утопия».

Поделиться

В избранное

В избранном

С творчеством петербургской группы Theodor Bastard композитор Ice-Pick Lodge познакомился в середине нулевых. Василий «Mushroomer» Кашников с воодушевлением вспоминает клип на песню «Пустота», первый хит музыкантов. Клип рисовал талантливый мультипликатор Кол Белов.

«Потом у нас на форуме и в сообществах временами появлялись сообщения о том, что творчество Theodor Bastard странным образом перекликается с нашим, — говорит Mushroomer. — Таким образом мы заочно уже, можно сказать, сотрудничали».

Гитарист и автор музыки Theodor Bastard Александр Старостин, более известный как Фёдор Сволочь, говорит, что Ice-Pick Lodge увидели клип ещё на стадии разработки первого «Мора». «Как нам рассказал Николай Дыбовский, он не раз возвращался к этому клипу, подзаряжаясь от него вдохновением», — говорит музыкант.

Там люди в масках, и то ли птица, то ли демон с инфернальным клювом, странный мистический город с дирижаблями, и какие-то вращающиеся колёса — жуткая атмосфера.

Фёдор Сволочь
автор музыки и гитарист Theodor Bastard
Theodor Bastard

Даже как-то странно, что они начали сотрудничество только сейчас, спустя почти 15 лет после заочного знакомства. Из всего многообразия музыки композиции Theodor Bastard как ничто другое подходит творчеству Ice-Pick Lodge. Густое, чуть тревожное звучание, эхо, многообразие этнических инструментов, спокойный, но сильный вокал Яны Вевы — именно так должен звучать новый «Мор».

И он зазвучит. Theodor Bastard специально для игры записали музыкальный альбом, который выйдет 4 декабря. Группа также устроит презентацию альбома-саундтрека — 16 декабря в родном Петербурге, а на следующий день и в Москве.

Сейчас из тринадцати треков альбома «Утопия» доступен только первый, который вы могли слышать в финале демоверсии «Мор: У мраморного гнезда». Но мне дали доступ ко всем трекам, и я просто не могу перестать их слушать.

Трейлер «Мраморного гнезда», в котором звучит трек Theodor Bastard — Darkness

Здравствуй, темнота

Последнее время «Мор» позиционируется как мрачный хоррор, вероятно, чтобы быть понятнее рядовому игроку. Но всё-таки это больше, чем просто хоррор. «Мор» — это в первую очередь самобытный мир, со своими традициями и мифами, культурой и философией. Его создают талантливые вольнодумцы, готовые переломать все устои видеоигрового мира.

Посреди города здесь стоят художественные инсталляции — нереальные лестницы, устремлённые в небо. По улицам бродит чума, что покрывает дома маслянистыми пятнами. За пределами города простирается степь, где живут черви — белоголовые причудливые существа, и их жёны. Дети прячутся в гигантском Многограннике из бумаги и играют роли поважнее взрослых. Здесь смешиваются разные культуры, идеи и мировоззрения. Уникальный мир, пропитанный мистикой и пьянящим запахом твирина.

«Дыбовский — совершенно фантастический человек, — говорит Фёдор Сволочь о директоре «Мора». — Словно одной своей частью души он живет в этом выдуманном им мире. У него такой потусторонний подход, который нам очень близок — это и шаманизм, и магия».

Музыка Theodor Bastard, в свою очередь, тоже пронизана шаманизмом и магией. Почти любая композиция группы идеально вписалась бы в мир «Мора», но всё-таки игра получила свой собственный альбом. Как рассказывает Василий Кашников, саундтрек будет звучать не столько в локациях (хотя трек под названием The Temple Of Lost Childhood прозрачно намекает, что место ему в Многограннике), сколько во время каких-то важных определяющих событий.

«В остальном саундтрек пишу я, он будет в самом деле весьма минималистичный, и скорее похож на своеобразную интерактивную увертюру к трекам Федора» — говорит Mushroomer, а также отмечает, что в создании саундтрека у Theodor Bastard была полная свобода.

Мы с Яной, нашей вокалисткой и со-композитором, с самого начала решили, что должны абстрагироваться от всяческих ожиданий и сочинять так, словно это полностью наша история. Поэтому была полная свобода.

На большом экране на нашей студии всегда проигрывался ролик с игрой. Сам мир игры диктовал правила. Три месяца ушло на то, чтобы всё это ладно записать и скроить из этого волшебное покрывало звука. И вышел практически цельный альбом.

Фёдор Сволочь
гитарист и автор музыки Theodor Bastard
Трейлер альбома

Каждый из тринадцати треков «Утопии» создаёт свою неповторимую атмосферу. Darkness рассказывает о тьме, за которой скрывается нечто неизведанное. Children Are Burying The Doll манит, интригует — звуки музыкальной шкатулки и перекликающиеся юные голоса на фоне приоткрывают дверцу в мир детских кошмаров. Потрясающие мелодичный и пронзительный трек Mourning Of The Gone буквально пронизывает насквозь, а от Shaman From The Downtown мурашки бегут по коже — вот она, истинная музыка степи. Каждый из тринадцати треков — это своя история.

Theodor Bastard используют в своём творчестве огромное множество инструментов, в том числе — сделанных своими руками. Я послушал альбом около тридцати раз, с разной степенью вовлечённости, но так и не смог определить многие инструменты на слух. Все инструменты вместе — и этнические, и синтетические, и даже голоса — будто сливаются в один. Он называется Theodor Bastard.

Инструмент своим звучанием должен подчеркивать пространство самой игры, быть органичным дополнением видеоряда. В «Море» какое пространство? Правильно — по большей части гулкое, открытое, тревожное. Пустоши, пустые улицы города, какие-то коридоры.

После нескольких экспериментов мы с Яной пришли к тому, что тембрально металл и камень как текстура подходят лучше всего. Поэтому и звучание такое вышло холодное. Мы использовали колокола, разные допотопные музыкальные шкатулки. Я много экспериментировал с металлической стружкой на разных поверхностях. Из традиционных инструментов были задействованы варган и шаманский бубен, ещё монгольский морин-хур и несколько тибетских ритуальных горнов, причём один из них сделан из берцовой кости человека.

Кое-что приходилось изобретать. Например, колокола для игры были сделаны из обрезков газовых труб разной длины. Они отлично вошли в атмосферу «Утопии». И звучат в нескольких треках.

А ещё часть звуков, особенно горны, писались без наложения искусственной реверберации, в реальных пространствах: например, в лестничных каменных пролётах, чтобы подчеркнуть естественность пространства.

Фёдор Сволочь
гитарист и автор музыки Theodor Bastard

Реверберация придаёт музыке Theodor Bastard насыщенности, но она и без того густая. Если слушать её в хороших наушниках и поздно вечером, то вполне можно впасть в транс. По крайней мере у меня несколько раз получилось: всё дело в многоплановости звука — здесь и воющий ветер на фоне, и перемещающийся в звуковом пространстве варган, и дарк-эмбиентовые электронные шумы, и колокола, изредка вырывающиеся на передний план, и мантра в исполнении Яны Вевы. Музыка то возвышает тебя, то прибивает к земле намертво.

И всё-таки альбом «Утопия» — он в первую очередь для прослушивания фоном, для создания нужного настроения. Для медитации в темноте, с закрытыми глазами. Для прогулок среди лысых деревьев и старых тёмных домов, в окнах которых изредка загорается свет. От него становится тоскливо, но это — позитивная тоска, что разливается по телу и приятно щиплет кожу.

«Утопия» Theodor Bastard целиком и полностью принадлежит причудливому миру, что создают Ice-Pick Lodge, и если вы играли в первую часть, а может быть и в «Мраморное гнездо», то сразу же увидите знакомые места. Стоит только закрыть глаза и на секундочку вообразить.

#обзоры #музыка #мор

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться