[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Алексей Сергеев", "author_type": "self", "tags": ["\u0430\u043d\u0430\u043b\u0438\u0442\u0438\u043a\u0430","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 27, "likes": 37, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section": "pro" }
2 916
Gamedev

О снижении продаж AAA-игр: мнение Сергея Галёнкина

Почему ААА-игры стали хуже продаваться, и так ли это на самом деле.

Поделиться

В избранное

В избранном

Глава восточноевропейского отдела Epic Games Сергей Галёнкин написал в своём блоге Steam Spy небольшую статью, в которой попытался объяснить «низкие» продажи последних крупных AAA-проектов.

DTF публикует перевод статьи.

На этой неделе сразу несколько аналитиков и журналистов обратили внимание на, казалось бы, низкие продажи AAA-игр в этом сезоне. В пример всякий раз приводят Call of Duty: Infinite Warfare и Watch Dogs 2, но при этом почему-то забывают, что Battlefield 1 в первое время после релиза собрал вдвое большую аудиторию, чем Battlefield 4.

Роб Фэйхи опубликовал очень интересную статью, в которой обратил внимание читателей на трансформацию, происходящую с современной игровой индустрией. Впрочем, и он уделил слишком большое внимание консольному рынку и в меньшей степени ПК-рынку, позабыв про другие платформы и ниши.

Так кто это такой, этот «геймер»?

А вот что случилось, как мне кажется: происходит ещё большее разделение аудитории на группы. И каждой группе нужны разные игры, которые и начинают появляться на рынке. Конечно, мы не можем удовлетворить абсолютно всех, тут индустрии предстоит пройти ещё долгий путь (чем сейчас и стоит воспользоваться особо предприимчивым разработчикам). Перемены, начавшие своё наступление примерно 15 лет назад, только ускоряются.

Вы наверняка читали немало статей, в которых авторы утверждали, что «сегодня все мы – геймеры»? Что же, это, наконец, произошло, что меня очень радует. Но вот что надо понимать: да, все мы стали геймерами, но чуда не случилось, и мы не обратились вдруг белыми мужчинами 18– 35 лет, родившимися в США или Западной Европе.

И даже этих белых мужчин нельзя грести под одну гребёнку: далеко не все будут радостно ждать выхода очередного AAA-шутера про укрытия и перекаты. У игроков есть выбор, ведь в неделю может выйти сильно больше одного интересного проекта.

И именно тогда на сцене появляются Overwatch, League of Legends, Destiny и инди-игры. 15 лет назад всё было иначе: человек, считающий себя геймером, мог в лучшем случае купить одну игру в месяц. А потом он мог либо поиграть в эту игру, либо достать с полки один из старых дисков. Вот и весь выбор.

Больше выбора — больше игроков

А сейчас про геймера даже нельзя с уверенностью сказать «он». А ещё у него есть реальный выбор: он не обязан теперь играть в последнюю вышедшую AAA-игру. Более того, он может в любой момент скачать что-нибудь многопользовательское и окунуться в это с головой, и ему вообще будут не нужны новые игры. А ведь есть ещё инди. Да, в них играет не так уж и много людей, но и их числа хватает, чтобы повлиять на продажи ААА-игр.

И не забывайте: чем больше выбор, тем меньше людям хочется идти на компромиссы. Прежде большинство геймеров (включая меня) регулярно покупало Call of Duty, потому что иначе им даже негде было пострелять. А вот сейчас я могу с упоением пускать пули в лица виртуальных людей, и мне не надо терпеть очередной сюжет про приключения иностранных солдат. Конечно, существуют люди, которым по душе история в Call of Duty, но если она кому-то не нравится, то этот кто-то может поиграть в Overwatch, или Paladins, или Counter-Strike: Global Offensive. В зависимости от своих предпочтений.

Многие люди прежде играли на консолях и ПК, потому что у них просто не было другого выбора. Вы, наверняка, слышали про League of Legends, якобы самую популярную игру в мире. А слышали ли вы про King of Glory, мобильную MOBA от Tencent? В Китае она уже сейчас успешнее LoL.

Кто-то называет KoG «клоном» LoL, но это не имеет никакого значения, потому что она даёт огромной прослойке геймеров возможность играть в MOBA на смартфонах. Зачем им это нужно? Ну, возможно у них просто нет хорошего компьютера, или у них слишком маленькая квартира, или они часто и подолгу путешествуют. Среди них есть как новички, так и опытные геймеры — бывшие фанаты LoL и Dota 2.

Больше игроков, но меньше геймеров

Да, индустрия меняется. Всё большее место в ней занимают мобильные «убивалки времени», инди и многопользовательские соревновательные игры. Они привлекают всё больше людей, прежде незнакомых с играми, и параллельно отнимают часть аудитории у проектов AAA-уровня. Потому что теперь у этой части есть настоящий выбор.

Такое происходило и раньше, и, конечно, не только с игровой индустрией. Вы, наверное, уже и не помните, но когда-то человек, интересующийся новостями, мог в лучшем случае купить одну из двух газеток, продающихся в соседнем киоске. А теперь у него есть невероятный выбор. С другой стороны, конечно, теперь не всегда можно легко понять, насколько правдивую информацию подают новостные источники.

А ещё раньше если человеку нужна была соль или овощи, ему не приходилось слишком долго стоять над прилавком и выбирать. Это сейчас можно купить «органическую соль» или «помидоры без ГМО».

#аналитика #мнения

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться