[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Алексей Сергеев", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","vr"], "comments": 5, "likes": 5, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "612", "is_wide": "" }
Алексей Сергеев
524
Gamedev

«За нашу игру в дополненной реальности инвесторы уже предлагают до $2 млн» — рассказ основателя MintFrogs

Издание «Про бизнес» опубликовало колонку игрового разработчика и основателя студии MintFrogs Матвея Федоринчика — о том, стоит ли вести разработку мобильной игры в дополненной реальности и насколько проект Pokemon Go «разогрел» рынок. Редакция DTF публикует материал с разрешения издания.

Поделиться

В избранное

В избранном

Почему именно дополненная реальность

Идея игры, которую мы сейчас разрабатываем, пришла во время сотрудничества с парнями из MSQRD (дизайнер нашего проекта MintFrogs рисовал первые маски, я занимался пиаром). Тогда мне пришлось углубиться в дополненную реальность и набирающую популярность виртуальную реальность. Чем отличаются эти две технологии:

1) В виртуальной реальности можно работать и играть только в очках. Там полностью цифровой контент.

2) Дополненная реальность «вешает» цифровой контент на реальный мир. Технологиями можно пользоваться при помощи, например, мобильного телефона.

До этого я занимался финтех-стартапом MintPay. Но, сотрудничая с MSQRD, я первый раз увидел дополненную реальность в действии. Эмоции, которые я испытал, были достаточно сильными.

Команда MSQRD. Фото из личного архива

После этого опыта мне захотелось делать что-то, приносящее эмоции. А игры — яркий тому пример.

В принципе, направлениями, активно использующими технологические тренды, зачастую являются игры и порноиндустрия. К примеру, проект PornHub активно развивает раздел, в котором используется виртуальная реальность.

Сейчас мы делаем два игровых проекта. Расскажу про один из них: League of Arosaurs. Это геолокационная игра в режиме реального времени, в которой используется дополненная и виртуальная реальность.

В чём идея игры

У игрока есть арозавры (аrosaurs) — зверьки, наделённые магическими способностями. Игроки сражаются друг с другом, чтобы улучшить рейтинг своего арозавра. Чтобы суметь подняться выше по рейтингу, игрок должен накопить больше игрового опыта, монет и карт сражений (увеличивая рейтинг, он попадает в новые лиги и арены, на которых сражается).

Среди элементов дополненной реальности — технология управления голосом, а также технология распознавания лиц. Последнюю технологию мы используем в том числе для различных фишек. Например, игрок сможет делать селфи с понравившимся персонажем.

По части затрат на разработку проекта суммы относительно небольшие. Точных цифр мы не раскрываем. Могу отметить, что на создание подобной игры хватит $100 тысяч.

Откуда финансирование? У нас в доле инвестфонд и небезызвестное в СНГ медиаагентство. Это мои знакомые, и так получилось, что нам комфортно работать вместе.

Монетизация. Игра работает по модели free-to-play (сама игра бесплатная, но есть внутриигровые покупки, которые ускоряют достижение прогресса в игре). Также мы используем механику gacha: если помните, в конце 1990-х годов были наборы фишек и наклейки для детских журналов. Когда покупаешь пакетик с шестью наклейками и не знаешь, какие именно изображения внутри. Аналогом наклеек являются карты — умения наших персонажей.

Команда и этапы разработки

Cейчас в студии MintFrogs работает восемь человек: шестеро в офисе и двое удаленно. У меня задач много, но основная — скорее, продюсерская.

Технический лидер занимается серверной частью, так как игра у нас в режиме реального времени, и необходимо обеспечивать онлайн-взаимодействие игроков. Разработка осуществляется при помощи инструмента для создания двух- и трёхмерных приложений и игр Unity. 3D-художник моделирует весь наш контент. Дизайнер-иллюстратор делает интерфейс и скетчи наших персонажей и локаций.

Ещё у нас в команде есть опытный геймдизайнер и программист.

Фото из личного архива

Проект находится на стадии разработки — делаем его уже три месяца. Мы уже прошли стадию прототипа. Сервер уже работает исправно, контент почти весь готов. Сейчас занимаемся мета-игрой. Поясню:

1) Есть core-игра — основная механика, которая дает инструменты для игры, согласно её правилам и алгоритмам поведения в игровом мире.

2) Мета, в свою очередь, создает игру в сознании игрока. Запускает мысли, идеи, ожидания и интерес.

К примеру, в популярной игре NFS часть сore — это движение по трассе. А мета — улучшение машин, игровой прогресс, переход на новые трассы-уровни.

Для чего разработчику нужен издатель

Если говорить простым языком, разработчик — это тот, кто делает игру. А паблишер (издатель) — тот, кто её продвигает от своего имени. У него уже есть игры, которые выстрелили. Есть трафик и ресурсы.

Разработчики могут быть в одном лице и паблишерами. Но если вы совсем маленький, то выпускать игру от своего имени без трафика и денег на продвижение в эпоху высокой конкуренции особого смысла нет. Лучше сфокусироваться на том, что вы умеете и можете — разработку игры.

Что хочет видеть издатель

Чтобы начать диалог с издателем, желательно иметь при себе почти всё необходимое: это и полный документ с описанием геймдизайна, и непосредственно почти готовую игру. Но может быть так, что издатели попросят кое-что поменять в игре. Поэтому если вы чувствуете, что имеете презентабельный прототип (тот же MVP), то можете его показывать и вести диалог.

Есть издатели, которые уже ждут от вас первоначальных данных об успехах игры после софт-лонча.

Запуск позволяет снять первые метрики:

1) ARPU — средний доход с одного активного пользователя за период.

2) ARPPU — средний доход с одного платящего пользователя за период.

3) Retention — возврат игрока через 1, 7 или 30 дней.Churn — отток игроков.

4) DAU — число активных игроков в день.

Желательно уже со старта доказать издателю, что ваш LTV (количество денег, которое вы рассчитываете получить с игрока за всё время его существования в игре) больше, чем его CPI — цена привлечения игрока.

Если у вас выходит LTV > CPI, то смело выносите дверь издателю.

Сейчас мы активно ищем издателя, чтобы сэкономить на продвижении и маркетинге. Ведём переговоры с крупным холдингом с головным офисом в Китае. Это бизнес с многомиллиардными оборотами, в его состав входит издательство, игры которого в топ-10 в мире.

Чтобы игра в дополненной реальности имела достаточно ценности и интереса, в ней обязательно нужно реализовывать геолокационный режим.

Например, у нас в игре есть условия: собирать сокровища на карте. А когда вы дойдёте до нужной точки, включится режим дополненной реальности, где вы сможете собрать сокровища или сразиться с другим игроком.

Насколько выгодны игры в дополненной реальности

Насколько это выгодно, пока еще не понятно. Но двери открылись. И, судя по доходам Pokemon Go, спрос на них будет.

До ошеломляющего успеха Pokemon Go спрос на игры с технологиями дополнительной реальности был невысок. Но после последних новостей интерес со стороны издателей и инвесторов, я думаю, заметно вырастет.

Уже сейчас «покемоны» обходят известные игры по популярности и доходности. Например, в США игра оказалась на первом месте по популярности уже на второй день. Это быстрее, чем скорость, с которой продвигалась на первое место игра Clash Royale (она была самой популярной в США для появления Pokemon Go).

Скриншот и данные: App Annie

Конечно, за Pokemon Go стоит сила бренда. Но, не поверите — ещё четыре месяца назад найти инвестиции на $100 тысяч мне было достаточно сложно. Теперь же приходят предложения от потенциальных инвесторов на суммы до $2 млн.

И это всё после Pokemon GO. Они очень хорошо «прогрели» рынок и их сеттинг (игровой мир) идеально вписывается в технологию дополненной реальности.

Планы

За август хотим сделать трейлер и доделать игру, а дальше будем смотреть на обстоятельства. Если договоримся с издателем, то выйдём быстренько в софт-лонч. Затем всё доработаем, потом определимся с датой релиза. Планируем запуститься этой осенью.

По части визуализации и графики мы старались не отставать от уровня, например, американской студии Pixar. Планы у нас амбициозные: подняться в мобильный топ и захватить мир. А затем сделать из арозавров сильную франшизу.

Что такое игровая франшиза. Если игра хорошо взлетит, и персонажи полюбятся всему миру, то, может, когда-то на коробке с Хэппи Мил появятся и арозавры. Так, как это было с теми же Angry Birds. У них очень сильная франшиза — как и у покемонов. Сейчас на интернет-аукционе eBay существует целый раздел, посвященный теме покемонов. И можно купить всё: от чехла на смартфон до одежды.

#технологии #мнения #VR

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться