Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему

Космос для никого.

В закладки

Научная фантастика — один из самых оптимистичных жанров литературы (по крайней мере обычно). Человек совершает великие открытия, путешествует между звёздами, контактирует с внеземным разумом и всегда находит выход даже из самой затруднительной ситуации. Ведь возможности и сила нашего разума безграничны, не так ли? И даже всевозможные антиутопии и пост-апокалипсис в фантастике нам чаще всего демонстрируют как назидание: «Смотрите, они совершили ошибку. Не допускайте такого в реальности, и всё будет хорошо».

Из всей бесконечной плеяды фантастов настоящим пессимизмом выделяются немногие. Одно из самых громких таких имён — Станислав Лем. Его творчество показывает нам, что даже в случае самого разумного и благонамеренного поведения человека, он не застрахован от тех рисков, которые несут в себе новые технологии.

В начале начал

Дом во Львове, где писатель жил в ранние годы

Возможно, такому отношению к будущему Лем обязан своей юности. Его молодые годы и первые литературные опыты пришлись на период Второй мировой войны и оккупации Польши. Оказавшись нежданно-негаданно гражданином Советского Союза, молодой Станислав учился в медицинском университете и надеялся сделать успешную карьеру. Будущее тогда, вероятно, ещё не казалось таким мрачным. Но всё изменило вторжение Германии в уже советский Львов: у Лема появились более чем серьезные причины для пессимизма и в жизни, и в творчестве.

Имея еврейские корни, он лишь по счастливой случайности не оказался убит. Но даже сохранив жизнь, он опустился на самое дно того мира, который строили нацисты в оккупированной Европе. Его жизнь была бедна, наполнена грубой чёрной работой. Станислав Лем страдал сам, а также видел страдания и смерть множества других людей, в том числе — всех близких родственников, не сумевших скрыть «расовой неполноценности».

Львовское гетто — одно из самых крупных на территории Европы — отделялось от остальных районов лишь колючей проволокой, так что царящие там порядки были у всех на виду

Он видел, как родной город, место, где прошли его счастливые детство и юность, превращается под действием злой воли во что-то совершенно иное. Во что-то чуждое, с непонятными законами, моралью и этикой, в которой евреи, поляки, русские, и множество других социальных групп оказались выведены за скобки «человеческого» — отчуждены от него.

Позднее эта метафора будет тайно или явно появляться во всех его произведениях, от полубиографической ранней «Больницы преображения» до последнего большого труда — «Фиаско». Мысль о том, что человек в любой момент может внезапно «выпасть» за пределы своего привычного окружения и мироощущения, и составило в будущем основной фундамент творчества Лема.

Ранние произведения

Первые произведения Лема ещё не так сильно выделялись из общей массы фантастики, но уже имели узнаваемые черты

Чувство обреченности ощущалось уже в ранних относительно оптимистичных произведениях писателя. Первая его повесть — «Человек с Марса» 1946 года, — повествует о попытке войти в контакт с инопланетным существом, чей космический корабль приземлился на севере США. Однако диалог между мирами оказался невозможен. Слишком велика культурная и понятийная пропасть. И лишь огромными усилиями агрессивного пришельца удается нейтрализовать.

Первый полноценный роман «Астронавты» 1951-го также рассказывает о торжестве земного разума над инопланетным. По его сюжету человечество к началу XXI века объединилось, построив коммунистическое общество (надо помнить, что Польша тогда была в соцблоке, и прогнозировать будущее иначе было нельзя), в то время, как враждебно настроенные обитатели Венеры, даже несмотря на более высокий уровень прогресса, мыслили как капиталисты-империалисты. Поэтому, создавая оружие против землян, истребили им сами себя в междоусобных войнах. Остатки их цивилизации исследуют ученые нашей планеты, делая выводы об упадочности такой идеологии.

Всё раннее творчество Лема являло собой такие вот яркие образчики «оптимистической» фантастики: это не удивительно, ведь написана она была в социалистической Польше. А официальный социалистический подход к литературе другого отношения и не предполагал.

Иллюстрация к одному из ранних изданий «Магелланова облака». Художник: Л. Дурасов

Однако фирменный стиль писателя ощущался уже на этом этапе. Как бы изобразил такой конфликт иной фантаст? Наверно, там были бы настоящие звёздные войны и батальоны отважных космодесантников, идущих в бой против полчищ венерианских захватчиков. Но у Лема нас ждут только мёртвые руины. А по ним в полном одиночестве скитается группа испуганных исследователей, пытающихся понять назначение странных механизмов и построек уничтожившей себя расы.

Эта тема отчужденности и невозможности контакта с иным разумом стала основной в творчестве Лема, но не единственной. Почти каждое следующее его произведение охватывало в себе сразу несколько основополагающих тем научной фантастики.

Искусственный интеллект и машинная эволюция

Начиная с «Формулы Лимфатера» 1961-го Лем неизменно предупреждает человечество о всех тех рисках, что связаны с созданием искусственного интеллекта. Не важно, будут ли это автономные андроиды-синтетики, внешне копирующие людей («Дознание»), вычислительные машины с ИИ («Фиаско») или полноценные машинные цивилизации («Непобедимый»). В любом случае они будут быстрее, сильнее и умнее человека. Но опасно это в первую очередь не тем, что разумные машины обязательно захотят устроить создателям судный день. Это, опять-таки, слишком просто для Лема.

Главную проблему взаимоотношений человека с ИИ он видит в том, что люди, осознавая свою ущербность перед машинами, вынуждены будут пользоваться их услугами — ежедневно и ежечасно.

Представьте дряхлого злобного старика с деменцией, который понукает своих молодых и полных силы детей: втайне он боится, что в какой-то момент дети сбросят это ярмо, а он ничего не сможет с этим поделать. Это его злит, пугает и делает ещё больше жестоким.

Вот таким своеобразным конфликтом «отцов и детей» Лем видит будущие отношения человека с ИИ — вручив искусственному интеллекту однажды наши судьбы, мы уже никогда не сможем избавиться от комплекса неполноценности. А для существ, которые в последние несколько сотен лет развивались, считая себя вершиной эволюции и хозяевами природы, такой удар по самолюбию грозит сломать все культурные и психологические устои.

Космические полёты

Если не брать серии вроде «Дневников Ийона Тихого», в которых фантастический антураж — просто декорация для постановки вполне реалистичных и даже бытовых проблем, то полёты человека в космос у Лема — это технически сложное и затратное дело, сопряженное с кучей рисков.

В первую очередь — психологических. Даже в «Магеллановом облаке», самом первом своём произведении на тему межзвёздных путешествий, Лем отвёл на полет к Альфе Центавра несколько лет путешествия. При этом многие из экипажа огромного корабля, люди стойкие физически и духовно, всё равно впадают в апатию и в приступе депрессии хотят разгерметизировать звездолёт — лишь бы только прервать осточертевшее ожидание.

В «Фиаско» полёт от Земли до другой звёздной системы обставлен ещё сложнее. Даже с использованием чёрных дыр путешествие может занять сто лет. И чтобы экипаж протянул столь большой срок, вся кровь в их организмах выкачивается и заменяется искусственным аналогом, который лучше подходит для гибернации человека. Все эти ухищрения Лем вводит в книгу, чтобы показать — человек физически не подходит для освоения космоса. Мы слишком хрупкие.

Гонка вооружений

Эволюция оружия тоже всегда была одной из центральных тем научной фантастики. И уже сейчас во многих армиях мира на вооружении стоят самолеты-беспилотники, экзокостюмы для пехоты и прочие uberwaffe, которые в большинстве классических sci-fi-произведениях представлялись уделом далёкого будущего.

В романе с говорящим названием «Мир на Земле» человечество, как это часто бывает у Лема, руководствуясь только самыми разумными и благими намерениями, переносит всю свою военную индустрию на Луну. Это должно уберечь население Земли от опасности развязывания высокотехнологичных войн, но при этом — помочь не утратить технологии и производственные мощности. В ООН даже создаётся секретная спецслужба по контролю за соблюдением этого моратория всеми странами планеты.

Однако на Луне всё идёт не так гладко. Научившись уничтожать друг друга в бесконечных тренировочных конфликтах, боевые системы… нет, не устраивают восстание машин. Это, опять-таки, было бы слишком просто. Самое совершенное оружие землян — запрограммированный нановирус, вырвавшись из секретных лунных лабораторий, просто уничтожает всё высокотехнологичное оборудование, которое хоть как-то может быть использовано в военных целях. Электронику, связь, станки, автомобили и прочие достижения цивилизации.

Ни один человек от этого прямо не пострадал, однако в глобальном смысле человечество оказывается отброшенным в своём развитии на двести лет назад, что неизбежно приведёт к краху экономики, промышленности, сельского хозяйства и множества других отраслей, и в конечном итоге обернётся миллионами смертей.

Социальная инженерия

Исчерпывающе позицию писателя по этому вопросу дают «Возвращение со звёзд» и «Футурологический конгресс». Человеческое общество может быть (и обязательно будет) управляемым — достаточно только воздействовать на участки мозга, отвечающие за нужные эмоции.

В «Конгрессе» мир будущего показан очень мрачным местом, в котором нехватка ресурсов и жуткая перенаселённость поставили человечество на грань вымирания. Однако люди этого не замечают, поскольку находятся в плену химических галлюцинаций и, наоборот, видят общество всеобщего изобилия и благоденствия.

Фильм «Конгресс» 2013 года использует некоторые сюжетные мотивы произведения Лема

«Возвращение со звёзд» ставит вопрос немного иначе. Все жители Земли прошли процедуру «бетризации», которая уничтожила в человеке агрессию и злость, но вместе с ними также силу воли, амбиции и желание идти к своей мечте. Получившийся мир оказался очень безопасным и мирным. Но никаких научных прорывов такое человечество уже не сделало бы и к звёздам не полетело.

Реальность, правда, кажется чуть более суровой, чем пессимизм Лема. Человека даже необязательно пичкать галлюциногенами. Порой достаточно лишь грамотной пропаганды.

Контакт с внеземным разумом

Начиная с момента, когда человечество осознало саму концепцию существования разумной жизни на поверхности планет, люди страстно мечтали встретить братьев по разуму. В XIX веке учёные всерьёз полагали, что разумные существа могут обитать на Марсе или Венере. Однако развитие науки показало, что это невозможно. После этого поиски перенеслись на внешние планеты Солнечной системы, а потом и за её пределы. Однако даже если разумные инопланетяне поблизости от нас и существуют, то либо не спешат обнаружить себя, либо им нет до нас никакого дела.

Обычно в фантастике долгожданный контакт оборачивается либо войной, либо дружбой до гроба. Но у Лема контакт чаще всего оказывается недоразумением.

В «Непобедимом» машинная цивилизация, с которой сражались люди, — это нечто вроде огромного пчелиного улья из металла и пластика. Она не стремилась специально убить всех людей: просто делала то, что подсказывала самая примитивная программа на уровне инстинкта выживания. Драться с ней — всё равно, что пытаться исхлестать плетью море.

В «Эдеме» земные космонавты оказались инопланетянам попусту безразличны. В «Солярисе» и «Гласе Господа» герои не могут даже до конца понять природу существ или явлений, с которым пытаются контактировать. Ну и в «Фиаско» земляне из самых гуманных и высокоморальных побуждений почти уничтожили разумную цивилизацию, с которой прилетели налаживать дружбу.

Даже на Земле люди разных национальностей или просто разного воспитания и уровня культуры зачастую не могут понять друг друга. Ну не о чем говорить профессору гарвардского университета с докторской степенью по английской словесности и неграмотному индейцу из Полинезии. Что уж тогда говорить о контакте с существами не просто с иной психологией или биологией, но, возможно, даже с иной химической основой жизни.

Что нас ждёт

Лем, пожалуй, один из немногих фантастов был человеком XXI века. В то время как даже самые молодые из ныне живущего поколения его читателей — люди века XX. Не потому, что мы глупы, а писатель был семи пядей во лбу, вовсе нет. Просто даже в своих самых смелых фантазиях, которые открывает перед нами фантастика, мы чаще всего мыслим стандартными категориями прошлого или даже позапрошлого века.

Если спросить у обычного человека, каким он видит будущее нашего вида через сто-двести лет, большинство обрисует нечто похоже на «Звёздные войны», «Звёздный путь», ну или, в крайнем случае — на «Бегущего по лезвию» или «1984».

Однако контуры этого будущего мира, которые уже сейчас неясно проступают через пелену времени, очевидно, будут совсем иными. И если большая часть обычной фантастики предпочитает закрывать на это глаза, рисуя приятные и привычные читателю миражи, то Лем с его страшным многолетним экзистенциальным опытом — это фактически Сартр от мира фантастики.

Он будто указывает пальцем на милые привычные глазу иллюзии и повторяет: «Этого не будет, и этого не будет, и вот здесь всё будет совсем по-другому». А перед обескураженным читателем словно из тумана наконец-то начинают проступать реальные очертания будущего, которое он, возможно, ещё успеет застать. Это будет пугающее, непонятное время, когда размоются старые вековые границы между естественным и искусственным, человеком и машиной, правдой и ложью.

Иллюстрация к «Солярису». Художник: Доминик Синьоре

Пожалуй, именно поэтому большинство моих знакомых старшего поколения Лема не любят. Некоторые даже не в силах объяснить, почему. Однако и они интуитивно чувствуют этот холодок инаковости, которым веет ото всех его даже самых шутливых и намеренно упрощённых произведений.

Если вы до сих пор не знакомы с его творчеством, но хотите открыть совершенно иной взгляд на проблемы, которые стоят перед человечеством в ближайшую сотню лет, то вам можно искренне позавидовать. Впереди — знакомство с бездонной палитрой концепций, от которых «рвёт крышу» всерьёз и надолго.

#литература #месяцкосмоса #золотойфонд

{ "author_name": "Сергей Сабуров", "author_type": "editor", "tags": ["\u043c\u0435\u0441\u044f\u0446\u043a\u043e\u0441\u043c\u043e\u0441\u0430","\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043b\u0438\u0442\u0435\u0440\u0430\u0442\u0443\u0440\u0430"], "comments": 58, "likes": 163, "favorites": 120, "is_advertisement": false, "subsite_label": "read", "id": 11131, "is_wide": false }
{ "id": 11131, "author_id": 14209, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/11131\/get","add":"\/comments\/11131\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/11131"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000 }

58 комментариев 58 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
31

"Солярис" и "Возвращение со звезд" шедевры научной фантастики, читал взахлеб. Присоединюсь к тем кто хотел бы на дтф побольше статей о классиках НФ таких как Дик, Хайнлайн, Саймак, Шекли, Азимов, Кларк и др.

Ответить
12

Жду статью о произведениях Филипа Дика, он писал прекрасную социальную фантастику, но о будущем недалеком, в отличие от Лема.

Ответить
0

Про Дика мы всё-таки лучше расскажем в рамках «Месяца киберпанка», который наверняка будет. Думаю, следующим же после «Месяца космоса».

Ответить
4

Про Гибсона тогда тоже не забудте.

Ответить
2

Дика можно внести в отдельный "месяц майндфака". Даже ради одного UBIK'а =)

Но идея с киберпанком радует

Ответить
0

И про Стерлинга.

Ответить
12

Приятно видеть такую статью на ДТФ. Надоело читать про нескончаемые хайп-генерирующие инфоповоды и срачи "медийных личностей". Всего Лема одним материалом не описать, но в качестве крючка на который могут попасть ничего не слышавшие о одном из лучших писателей-фантастов пойдет.
Жаль только что в статью не попал довольно известный случай про то как Филип Дик написал на Лема донос в ФБР. Потому как считал Лема группой советских писателей, работающих под надзором КГБ, для распространения коммунистической пропаганды среди граждан Америки. В самом деле, ну не может же один человек писать так много и так хорошо:)

Ответить
3

Лем из тех писателей, что формируют мировоззрение.
Лучше всего он раскрывается не в художественной литературе, а в таких странных вещах, как «Абсолютная пустота». Лекции суперкомпьютера, сборники рецензий к несуществующим книгам, рассказы для журнала PlayBoy — сильный был писатель, но очень, очень дальновидный.

Ответить
4

Дикий респект за Лема! Жирный плюсище! Один из любимейших классиков научной фантастики.
"Эдэм" пожалуй любимый из романов Станислава.
И всем интересующимся прогрессом и развитием цивилизации обязательно к прочтению "Сумма технологий" - по ней можно отдельную статью написать

Ответить
1

Большое спасибо за статью. :)
Очень хотелось бы прочесть очерк о "Академии" Азимова или "Города" Саймака. У Вас прекрасный слог, захотелось многое перечитать, дабы освежить в памяти.)

Ответить
1

Я бы с удовольствием написал про "Основание". Но, к сожалению, читал только шесть книг из этого цикла. Возможно, кто-то из коллег подхватит идею, или позже, когда закрою пробелы в этой области)

Ответить
0

Их около 10 или даже больше, но вот стоящими назвать все не получится. Словно Азимов часть книжек писал так, как сейчас наемные писатели для Blizzard или других компаний.

Ответить
1

Ну Азимовских всё же 7.

Ответить
0

"Основание" и истории о роботах с позитронными мозгами пересекаются, например, в "Роботы и Империя".
С другой стороны, истории о роботах, которые столь человекоподобны, что вводят всех в заблуждение, сейчас смотрятся устаревше. Потому что в рассказах есть и прикосновения, и повреждения, и множество других моментов, когда искусственное происхождение должно было бы о себе дать знать, но за счет книжного формата все это можно оставлять "за кадром".
Поэтому даже история робота Даниэля уходит в корни "Основания".

Ответить
0

Вселенная одна, но циклы всё же разные.

Ответить
0

Так к какому циклу будет отнесено пересечение ? И где черта раздела ?
Мне повезло, примерно 10 лет я читал Азимова почти каждый месяц. Новые книги выходили или даже в новом переводе и за это время все циклы, трилогии, дилогии, тетралогии слились в одну общую картину.
Забавной стала идея о том, что творение человека - роботы - сформировали идею о дальнейшем развитии общества для человека.

Ответить
0

к какому циклу будет отнесено пересечение ?

«Роботы и Империя»? К своему циклу про детектива и робота.
Я читал только «Основание», да и то без двух книг-прелюдий, потому не знаю насколько другие циклы отличаются от него, но некое своё лицо, свой сюжет у него имеется — собственно «план Селдона», если кратко.

Ответить
0

Тогда придется оставить циклу только трилогию. В других книжках видны ушки других серий, или наоборот - этой.

Ответить
0

Не, она вполне самодостаточно и цельна. Непрочтение других циклов не помешало мне понять весь сюжет серии об Основании. Просто можно говорить о мире будущего по Азимову в целом и отдельно о каждом из циклов.

Ответить
0

Азимов специально сделал луковицу, которую можно раскрывать слой за слоем. Он очень внятно указал на роль роботов для развития общества, но между книжками и их идеями было слишком много лет.
А почему вы не хотите прочитать все книжки ? Вдруг найдете отсылки, которые другие не замечали ? Трилогия была слишком космо-оперной, ее развитие стоит внимания.

Ответить
1

Прочесть-то прочту когда-нибудь. Как и много других хороших книг хороших авторов.

Ответить
0

Ну ладно. Буду ждать. :^)

Ответить
1

Академии" Азимова

Сочувствую, что вам первым попался этот перевод.

Ответить
0

Хм, я не хотела бы устраивать срач на пустом месте. :) Книга хороша и в данном переводе.

Ответить
0

Не срача ради, просто, имхо, этот перевод худший из трех, которые мне встречались

Ответить
0

Ну, это было начало нулевых и я была привередливым, влюбленным в фантастику ребенком. :) Тогда выходили в твердом переплете "Шедевры зарубежной фантастики" и я забив на компьютер читала ночами и днями все, что можно было скупить на книжном рынке. К сожалению, остальные переводы были в мягких переплетах и не привлекли тогда мое внимание. А сейчас уже для меня это только "Академия".

Ответить
0

Издательство "Хельг" в 1992 году выпускало отличное издание трилогия "Фонд". Потом были переводы и хуже, и лучше, но эта книжка была прекрасно оформлена и до сих пор в неплохом состоянии.

Ответить
0

Как только это не называли, и Основание, и Фонд, и Академия. Переводчики глумились, а обычному читателю был важен лишь закрученный сюжет. О непротиворечивых переводах даже сейчас вряд ли задумаются.

Ответить
0

Прочитал наверное все книжки по "Основанию". Сейчас многое из Азимова выглядит наивным и необоснованным. Приходится искусственно не замечать технических описаний или восхищения тем, что у нас уже появилось в руках.
К сожалению, пока вас увлекает детективная часть, то упускается момент критически оценить книжки. А ведь некоторые, вроде романа о роботе-крестьянке и ученом-человеке и их супружестве, сейчас вызывают больше усмешку.

Ответить
2

Помню, нашел с братом "Мурзилку" года 80 или около того, и там была иллюстрация 2000 года в представлении читателей. Там были летающие машины, высокие здания, монорельсы кругом, и так далее. Статья очень напомнила это. Спасибо за статью!

Ответить
2

"Но у Лема нас ждут только мёртвые руины. А по ним в полном одиночестве скитается группа испуганных исследователей, пытающихся понять назначение странных механизмов и построек уничтожившей себя расы."

У Стругацких про такое тоже годно было!

Ответить
0

А в каком произведении?Я сейчас читаю цикл 《Мир полудня》, там как раз будущее показывается радужным и прекрасным.

Ответить
0

Давно читал, к сожалению, точно не помню. По-моему, Жук в муравейнике. Будущее там да, светлый коммунизм, я имел ввиду конкретно заброшенный инопланетный город.

Ответить
1

Спасибо огромное за статью. Сам-то я уже давно перечитал почти всего Лема, но вот друзьям будет отличная заманиловка.
К слову, "Возвращение со звезд" Лем считал не очень зрелым произведением.
Жду подобную статью об Артуре Кларке!

Ответить
1

Когда читал момент в Солярисе, где планета копировала мимику человека, то у меня прям волосы дыбом вставали, до того это жутко было. Ни одна книга до или после не вызывала у меня таких эмоций.
Вообще Лем и Бредбери - мои любимые фантасты. И если Лем создает жуткие, опасные и непонятные человеческому разуму миры, то произведения Лема вызывают у меня какую-то грусть и даже сентиментальность, в конце Марсианских хроник у меня даже слезы на глаза навернулись. И помимо научной фантастики, у него есть что-то вроде..сказок? Не знаю даже, как это назвать.
Да, я хотел бы подобной статьи о Р. Бредбери.
И поддерживаю человека выше, о Ф. Дике.

Ответить
0

Да, про Дика обязательно надо! Антагонист Лема )

Ответить
1

Клас) Єдине що на фото не його будинок, а школа, де він навчався. Будинок ось

Ответить
–2

Выдающийся мастер слова, демонстрирующий нестандартную точку зрения на многие штампы космической фантастики. Хотя по части конструирования будущего недалеко ушел от большинства авторов. И все же читать интересно

Ответить
0

Чуть ли не все предсказания Лема сбылись. Лем на голову выше всех фантастов и своего времени и нынешнего.

Ответить
1

Прям уж всех? -)

Ответить
0

Ну а кто? Разве что Жюль Верн? Лем предсказал массу вещей - интернет, виртуальную реальность, нано-технологии; и в целом направление развития нашей цивилизации. Многие вещи уже почти сбылись: генные модификации, например - шаг в сторону описанного Лемом развития биотехнологий. Он просто думал в "ту" сторону. Открываешь любой его текст полувековой давности - там описана либо технологическая современность, либо недалекое и уже спрогнозированное будущее.

Если не веришь мне, см.: сепульки.

Ответить
1

Не хочется начинать холивар (и данное сообщение будет моим последним в данной дискуссии), но содержание вашего комментария имеет мало общего с реальностью. Как писатель, чувствующий людей, Лем - личность выдающаяся, но конструктор будущего из него так себе.
Тот же Жюль Верн в данном аспекте выделяется ярче, а, например, Ефремов проделал выдающуюся работу по преодолению "вечного настоящего", при котором писатели просто переносят современников в другие эпохи/галактики/Вселенные без изменения их мировоззрения.
Минусуйте, сколько вам угодно. От фанатов другого ждать не приходится -)

Ответить
2

Чтоооо? "Лем - личность выдающаяся, но конструктор будущего из него так себе." Это что за бред, извиняюсь?
Вы читали "Сумму технологий"? Просто складывается впечатление, что вы не очень осведомлены о предмете спора

Ответить
1

Не хотел здесь больше писать, но не мог не поблагодарить за наводку. Читал у Лема только художественные произведения, и непосредственно из них сложилось (возможно) ошибочное мнение. "Сумма технологии", насколько понял, больше философский трактат. Будет интересно ознакомиться.
Один ваш коммент несет несопоставимо больше пользы, чем осанны предыдущего комментатора

Ответить
1

Чувак, ты не прав. Как раз как "чувствующий людей", Лем - писатель не самый выдающийся. У него мало психологизма и не очень много движения и динамики в персонажах. За "чувствованием людей" -
это к Достоевскому, наверное. А Лем гениален именно как футуролог, философ и конструктор будущего.

Ответить
0

Я бегло перебрался в уме фантастов: Шекли, Воннегут, Герберт,Азимов, Саймак, Сиругацкие и т.д. - и что-то ярых оптимистов не припомнил

Ответить
0

В «Эдеме» земные космонавты оказались инопланетянам попусту безразличны

Если я правильно помню, вовсе они не оказались безразличны, их просто не сразу заметили, т.к. на планете попросту было мало живого народу после ядерной войны.

Ответить
1

Автор статьи, действительно, малость не читал или малость подзабыл - инопланетян заметили, но власть (которой якобы нет) оперативно не среагировала (издержки тоталитарной системы?). А потом уж были и войска, и наблюдение, и профессоры-диссиденты

Ответить
0

Примерно так и немного иначе, там вообще ядерной проблемы не стояло, там проблема в "самоокупации" инопланетян )

Ответить
0

А по другим известным фантастам будут подобные статьи?

Ответить
0

На дтф месяц фантастики - наверняка будут

Ответить
0

О, спасибо за напоминание: у Лема все еще есть пара книг, до которых у меня не дошли руки.

Ответить

Комментарий удален

0

Я до сих пор не понимаю, почему Лему не дали нобелевку. Да, у Борхеса были похожие на Абсолютную пустоту и Мнимую величину эксперименты, но Лем поднял эту идею на новый уровень. И реально обогатил мировую литературу.

Ответить
0

Нобелевку Лему хотели дать,но этого не сделали,что-то по голосам не хватило.

Ответить
0

Плюс за статью, один из любимых писателей) Меня именно этот "холодок инаковости" и притягивает в его творчестве, засчёт этого его произведения гораздо реалистичнее, чем у других фантастов. Ну и научная проработка впечатляет, конечно, из похожего только произведения Питера Уоттса могу назвать. Заставляет мозги поработать, настоящий sci-fy.

Ответить
0

А ведь Лем писал не только фантастику. До сих пор помню его книжку "Сумма технологий", где он делает некие футурологические прогнозы и в том числе рассуждает о пределе познания даже с использованием компьютерных технологий.

Ответить
0

Про Стругацких тоже очень хочется подобную статью.

Ответить
0

А кто помнит фантастику где люди живут очень долго? например в Питер Гамильтон - Звезда Пандоры до 600 лет доходил срок жизни, пришельцы, космос, терориризм, аугментация и клонирование прилагаются. А в Аластер Рейнольдс «Дом солнц» люди вообще жили миллионы лет

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
Хидео Кодзима оказался алгоритмом
машинного обучения
Подписаться на push-уведомления