Лешие, прибожки и романтическая поэзия: славянские элементы в «Ведьмаке» Статьи редакции

Вспоминаем все случаи, когда Сапковский и CD Projekt Red черпали вдохновение из родной культуры.

Как правило, слова «Ведьмак» и «славянское фэнтези» встречаются в одном предложении только в тех случаях, когда его автор пытается доказать, что первое не относится ко второму. И зачастую это утверждение является верным: пан Анджей черпал идеи и вдохновение из множества источников, и зачастую источники эти были созданы за пределами Восточной Европы.

Однако определённое влияние родных мифов и легенд в книжной и игровой версии саги присутствует, поэтому в рамках месяца Древней Руси мы расскажем о тех славянских мотивах, которые в «Ведьмаке» всё-таки есть.

Источники вдохновения

Анджей Сапковский — человек начитанный и образованный. Выпускник университета города Лодзь, пан Анджей свободно говорит на двадцати языках. Работая в советские годы во внешней торговле, он часто бывал за границей, где плотно подсел на фэнтези. Редкая поездка в страны «капиталистического запада» обходилась без визита в книжный магазин, и домой Сапковский возвращался, нагруженный книгами Толкина, Лейбера, Желязны, Ле Гуин и Джека Вэнса.

В восьмидесятые годы знакомство среднестатистического польского фэна с фэнтези ограничивалось «Конаном» да «Властелином колец». Отчасти именно поэтому свой первый рассказ на конкурс журнала «Фантастика» Сапковский написал в этом жанре — хотел выделиться на общем фоне.

В начале девяностых, когда «Ведьмак» уже стал общенациональной сенсацией, Сапковский написал несколько публицистических статей, в которых коснулся истории фэнтези, разобрал некоторые особо распространённые тропы и клише и рассказал о текущем состоянии жанра.

В эссе «Нет золота в Серых горах» пан прямым текстом говорит, что с его точки зрения в основе любого произведения жанра фэнтези лежит миф о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

Артуровская легенда, ирландские, бретонские или валлийские предания, «Мабиногион» — всё это в сотни раз лучше годится в качестве материала для фэнтези, нежели инфантильная и примитивно сконструированная сказка.

Артуровский миф среди англосаксов вечно жив, крепко врос в культуру своим архетипом. И поэтому архетипом, прообразом ВСЕХ произведений фэнтези является легенда о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола.

Анджей Сапковский

Когда Сапковский только начинал писать короткие истории о Геральте, он воспринимал цикл как современное переосмысление классических сказочных сюжетов, поэтому практически из каждого рассказа о ведьмаке торчат уши той или иной европейской сказки: «Белоснежки», «Красавицы и чудовища», «Русалочки», «Королевны-упырицы» и «Сказки о вавельском драконе».

Но когда автор решил перейти к более крупной форме, он задумал написать своего рода ответ на классические фэнтезийные тропы. И разумеется, не смог пройти мимо Артурианы. Во «Владычице озера» Сапковский использует элементы мифа уже в открытую, но отдельные детали присутствовали в цикле практически с самого начала.

Строго говоря, «Ведьмак» — это история о загадочном ребёнке, которому судьбой предначертаны великие свершения, и его мудрых опекунах. Просто Сапковский сместил акцент с ребёнка на одного из опекунов и превратил того из мудрого волшебника в не очень мудрого, но очень смертоносного профессионального убийцу чудовищ.

Одной «Артурианой» источники вдохновения автора не ограничились. «Ведьмак» опирается и на скандинавские и кельтские саги, и на классику жанра, и на реальную историю.

Является ли книжный «Ведьмак» славянским фэнтези?

У жанра фэнтези нет единой безусловной классификации, к тому же, в зависимости от выбранного критерия одно и то же произведение может относиться сразу к нескольким разновидностям. К примеру, недавняя «Опиумная война» Ребекки Куанг — это с одной стороны эпическое военное полотно, а с другой — ориентальное фэнтези, очень много черпающее из азиатской культуры и истории.

Если оценивать цикл по национальному признаку, то «Ведьмак» — родоначальник и самый известный представитель польского фэнтези, которое за последние тридцать лет превратилось в яркое и самобытное направление.

А вот по мифологическому признаку «Ведьмака» классифицировать гораздо сложнее, поскольку Сапковский черпал вдохновение из мифов сразу нескольких культур. Чем цикл точно не является, так это чистым славянским фэнтези, поскольку оно основано на мифах, былинах, сказаниях и преданиях славян, а сам Сапковский считал, что этих преданий у славянских народов в принципе не сохранилось. Именно поэтому к чисто славянскому фэнтези пан относился крайне негативно, о чём не преминул высказаться в своём эссе «Нет золота в Серых горах».

Анджей Сапковский
«Нет золота в Серых горах»

Вывод же таков: в польской фантастике мы имеем «постмодернизм» и Вареников, настоящей фэнтези у нас нет, если не считать нескольких подтверждающих правило исключений. Нет у нас фэнтези, ибо, во-первых, у нас нет архетипа.

Да, знаю, имеется славянская мифология: разные Сварожцы, Свантевиты и прочие Велесы. Но мифология эта не доходит до нас своим архетипом, и мы не чувствуем ее влияния на сферу мечтаний. Поскольку об этом эффективно позаботились. Славянская мифология тождественна язычеству, а мы, как твердыня христианства, восприняли Домбровку (Домбровка — Добрава — чешская княжна, христианка, жена короля Мешко I, для которого женитьба на ней была поводом для крещения и христианизации государства в 966 году) от чехов и крест от Рима с радостью и удовольствием, и это и есть наш архетип. У нас не было эльфов и Мерлина, до 966 года у нас вообще ничего не было, был хаос, тьма и пустота, мрак, который осветил нам только римский крест. Единственный приходящий на ум архетип — это те зубы, которые Мешко велел выбивать за нарушение поста. Так, впрочем, у нас и осталось до сих пор — терпимость, понимание и милосердие, зиждящиеся на принципе: кто мыслит иначе, пожалуйста, пусть себе мыслит, но зубы ему выбивать надобно обязательно. И вся древнеславянская мифология вылетела из нашей культуры и из наших мечтаний словно зубы, которые мы выплюнули вместе с кровью.

Магия и меч, опирающиеся на польский архетип? Польский архетип волшебника? Магия — это дьявольство, пользоваться чарами невозможно без отречения от Бога и подписания дьявольского цорографа. Не Мерлин, а Твардовский. А разные там велесы, домовики, вомперы, божетята и стрыгаи — всё это божества и фигуры хтонического характера, персонификация Лукавого, Сатаны, Люцифера. Наша Never-Never Land? Идущие там бои, борьба Добра со Злом, Порядка с Хаосом? Ведь в польской архетипной стране мечты не было Добра и Зла, там было исключительно одно Зло, к счастью, Мешко I принял христианство и выбил Злу зубы, и с той поры остались уже только Добро, и Порядок, и Оплот, и что нам после всего этого дьявол Борута? Святой водой его, сукина сына! Ату его!

Наши легенды, мифы, даже предания и сказки, на которых мы воспитывались, были соответствующим образом кастрированы всяческими катехетами, в большинстве своем, вероятно, светскими, ибо такие, как известно, хуже всего. В связи с этим наши предания до чёртиков напоминают жития святых — ангелы, молитвы, крест, чётки, добродетель и грех — все окрашено изысканным садизмом. Мораль из наших сказок одна: если не прочесть молитву, то дьявол немедля поднимет нас на вилы и в ад! На вечные муки. А Бог, как гласит известный анекдот, присутствует в польских сказках и преданиях повсюду, за исключением чуланчика Ковальского, да и то лишь потому, что у Ковальского чуланчика нет. Поэтому неудивительно, что единственный архетип, который проглядывает из этих сказок, это архетип церковного притвора (пока что — скажу в скобках). Но не для фэнтези.

Как мы видим, в чём-то автор оказался не прав.

Кроме того, будучи поляком, большую часть жизни прожившим в Польше и говорящим на польском языке, совсем без национального колорита автор не смог бы обойтись, даже если бы захотел. Поэтому паны, мэтры, солтысы, кметы и прочие курвы очень удачно заменяют дефолтных сэров, пэров и пейзан. А некоторые термины Сапковский был вынужден использовать просто для того, чтобы читатели поняли, о чем идёт речь. Так, краснолюды и низушки, волею Евгения Павловича Вайсброта проникшие и в русскую речь, взяты паном прямиком из первого польского перевода «Властелина колец» Марии Скибневской. Правда, подвизавшийся там же цмок в русской версии всё же остался драконом.

Славянские элементы в книжном цикле

Хотя слово Wiedźmin придумано самим Сапковским, в культуре многих славянских стран встречаются так называемые «знающие люди» — знахари, чародеи, травники и ведуны, снимающие сглаз, порчу и проклятия, защищающие урожаи и оберегающие простой люд от хищников и всякой нечисти. В легендах эти личности владели магией, но вот мечами махать, как правило, не умели.

В славянской мифологии берет начало и Право Неожиданности — в сказках и легендах попавшие в беду крестьяне, купцы и дворяне часто слышат от своего нежданного спасителя, что в благодарность за спасение они отдадут ему то, что «оставили дома, но о чем не знают и чего не ожидают увидеть» либо же попросту «первое, что они увидят, вернувшись домой». Правда, в легендах тех, кто требовал подобную плату за свои услуги, обычно считали слугами дьявола.

Славянские корни есть и у двух сюжетов, что легли в основу первых историй о Ведьмаке — рассказ «Предел возможного» основан на «Легенде о Вавельском драконе», а та самая конкурсная работа, присланная в журнал «Фантастика», с которой всё и началось, имеет много параллелей с «Королевной-упырём».

Рассказы мимоходом используют и другие элементы славянской мифологии. В «Дороге без возврата» встречается дорожный знак с надписью «Налево пойдешь — вернешься. Направо пойдешь — вернешься. Прямо пойдешь — не вернешься». В «Меньшем зле» Геральт убивает кикимору, а в «Вопросе цены» ведьмаку рассказывают о «бабе-яге, у которой где-то в тех местах есть логово, этакий домик на когтистых курьих ножках». А когда в финале «Края света» Торкве желает Геральту с Лютиком спокойной ночи, это является прямой отсылкой к польской поговорке «там, где дьявол желает спокойной ночи», что означает «посреди нигде».

Когда скромняга бард...

Кроме того, славянские мотивы встречаются:

  • среди географических названий (Марибор и Новиград);
  • в именах персонажей (Велерад, Весемир и Зывик);
  • в бестиарии (утопцы, лешие и костецы).

Славянские элементы в играх

Игровая трилогия использует родную мифологию куда активнее Сапковского. В каждой части есть как минимум одна локация, насквозь пропитанная славянским духом: Темноводье в первом «Ведьмаке», Флотсам в «Убийцах королей», Белый Сад и весь Велен в «Дикой охоте». Бескрайние леса, непроходимые болота, уютные деревеньки с богатыми избами и обветшавшими, покосившимися срубами, мужики на завалинке хлещут водку и мечтают о варениках с картоплей... того и гляди, из-за ближайшего деревца выйдет Безруков и запоёт про берёзки, но, слава богу, обходится без него.

Славянская атмосфера чувствуется во всём, начиная от местных обычаев и заканчивая монстрами, легендами и разговорами. Мужичьё боится смотреть Геральту в глаза и верит, что в ночь Равноденствия ведьмаки оплодотворяют ведьм и чародеек, Ворожей собирает местных жителей на Дяды, а по лесам и полям рыщут лешие, бесы, полуденницы, прибожки и игоши. Да и живущие на Лысой горе ведьмы с Кривоуховых топей напоминают древние легенды о Бабе-яге: в некоторых историях вместо одной бабки неосторожных путников встречала сразу троица сестёр, которые были не прочь пригласить их на обед в качестве основного блюда или десерта.

Правда, игровые монстры напоминают оригиналы разве что названием. Мифологический леший чаще всего изображался справедливым хозяином леса, благотворящим охотникам и лесорубам, которые уважают лес — а в «Дикой охоте» это один из самых опасных противников, способный управлять волками и деревьями, телепортироваться и превращаться в стаю ворон. Справедливости ради, с некоторыми лешими, например с тем, что живет в окрестностях деревушки Ферлунд, можно договориться и в игре.

Эй, Дормамму... тьфу, Леший, я пришёл договориться

В мифах полуденицы служили персонификацией теплового удара: если вдруг работнику в поле жаркой летней порой напекало голову, виноваты были именно они. Обычно полуденицы изображались в облике вооружённого серпом облака пыли, хотя в искусстве встречавшись и изображения молодой женщины в белом. В играх же полуденица — это жуткий призрак, высасывающий из своих жертв всю жизненную силу.

В сказках Кащей — это бессмертный старик, в игре же это краб-переросток

Пожалуй, одни лишь прибожки остались такими же безвредными шалунами, какими изображались в мифах.

Родные мифы были не единственным источником вдохновения. Разработчики из CD Projekt Red с удовольствием обращались и к другим материалам, например, к польской романтической поэзии XIX века.

В четвёртой главе первой игры ведьмак натыкается на квест «На ярком солнце». В рамках квеста Геральту необходимо убедить душу убитой невесты, превратившейся в полуденицу, в том, что она умерла.

В ходе квеста Геральт обращается за помощью к Лютику, который ворчливо замечает, что не успеет придумать что-нибудь заслуживающее внимания за оставшееся у них время. Но когда друзья встречаются с полуденицей, бард произносит текст столь сильный, цельный и запоминающийся, что игроки могут заподозрить Лютика в несвойственной ему скромности.

Секрет успеха Лютика кроется в том, что бард цитирует не свой текст, а известную в Польше поэму «Призрак», входящую в цикл культового польского поэта XIX века Адама Мицкевича «Дзяды».

Тот же цикл «Дзяды» пригодился разработчикам и во время работы над «Дикой охотой». Когда Ворожей просит Ведьмака помочь ему с проведением ритуала Дяды на острове Коломница, старик и собравшиеся в кругу люди либо цитируют «Дзяды» прямым текстом, либо мастерски адаптируют под современную речь.

Наконец, ещё одним мощным источником славянской атмосферы в играх стал мощнейший саундтрек к «Дикой охоте», написанный польскими композиторами Марцином Пшибыловичем и Миколаем Строинским — и записанный польской фолк-группой Percival Schuttenbach.

Композиторы взяли за основу народную музыку стран Восточной Европы, Ирландии, Шотландии и Скандинавии, а музыканты сыграли её с помощью таких древних инструментов как византийская лира, лютня, давул, гусли и средневековые флейты. Кельтские мотивы перекликаются с восточнославянскими песнопениями, ударные боевые треки балансируются умиротворяющими пасторальными мелодиями, создавая эффект полного погружения в мир.

Хотя «Ведьмака» и нельзя назвать чисто славянским фэнтези, в книгах встречается довольно много узнаваемых элементов, а уж в игровой вселенной отдельные локации полностью переносят игроков в мир славянских мифов, преданий и легенд.

0
54 комментария
Написать комментарий...
sochnoslivka
Ответить
Развернуть ветку
Ragnark

А слышал не так давно вышел сериал с точно таким же названием

Ответить
Развернуть ветку
Armor

"Да, знаю, имеется славянская мифология: разные Сварожцы, Свантевиты и прочие Велесы. Но мифология эта не доходит до нас своим архетипом, и мы не чувствуем ее влияния на сферу мечтаний."

так и западная не доходила. Толкин целенаправленно(!) своими руками собрал сотни полузабытых мотивов и народных сказок и выплавил из них целую новую мифологию, со всеми литературными признаками настоящего мифа, с картами, языками и всем прочим, да такой глубины, что всем хватило, в чем собственно и есть его литературный подвиг. 

Заминусят, поди, но читал я этого Сапковского - весьма посредственный писатель. Серия про ведьмака начиналась, судя по всему, как эдакая графоманская шутка - деконструкция классических сказок, с вводом дополнительного персонажа, стоящего как бы слегка над историей, и было даже забавно. Но чем дальше, тем основательнее приключения Геральта из Ривии превращались в хроники грустного бомжа-куколда, которого всемогущее предназначение™ и судьба мотают как говно по извилистой речке, и как он это всё преодолевает. Чем дальше, тем печальнее в общем. И да, с игровым Геральтом (во всяком случае из третьей части игры) книжный имеет весьма мало общего. 

Ответить
Развернуть ветку
Валентин Малиновски

Я вот дейсвительно не понимаю хейта и претензий вот от геймеров к Сапковскому.
В в книгах Сапковского господсвует моральный релятивизм и цинизм по отношения к любым нарративам и группам влияния,главные герой-этакий последний стоик,не ставящий целью что то изменить в погрязшем мире,,а просто зарабатывает монету тем делом чем умеет.
так и в жизни Сапковский поступает ровно так же,спокойно за денежки Нетфликса скажет что угодно.
Это предельно честная в своем честном цинизме позиция.
Сапковский и его книги-отличное ведь переложение и отражение нашего мира и его ситуации,с невежественностью низов,откровенной эксплуатацией этого верхами и их скотством,отсутвием веры в какие то большие нарративы,и т.д и т.п.-это деконструкция фэнтэзи и пересборка их с точки зрения современной циничной реальности.
Да,это типично постмодернисткая деконструкция,и это абсолютно логично
.

Сравнивать его с Профессором абсолютно бесмысленно.Толкиен был не просто писатель и не просто ученый языковед,он был талантливейшим мифотворцем,собравшим сквозь свою христианскую призму в том числе историю запада еще не христианского,и у него это превосходно получилось.
Хороший мифотворец сам верует в "миф",толкиен был глубоко верующий человек,что очень сильно влияло на его искуство,весь сильмариллион и властелин колец это по своему истории полные глубоких вполне себе религиозных и полубиблейских и евангельских патернов,просто переосмысленных вне церковной догматики ,а что называеться,душевной работой и душой,без дидактичности и с большим талантом

А Сапковский-честный циник ,который ни кому и ни в чего не верит,и просто хороший писатель.

Ответить
Развернуть ветку
13 комментариев
Боевой кофе

Солидарен с мнением, потому что у меня те же ощущения. 

Я только с третьего раза, через силу дочитал цикл Ведьмака. Первые две-три книги - весьма неплохо, но дальше - такая тягомотина и переливание из пустого в порожнее, что просто жуть. И это при том, что я Сильмариллион с удовольствием прочитал. 

Имхо, лучшее, что получилось из ведьмака - это игры. 

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Hrafnsmal
Но чем дальше, тем основательнее приключения Геральта из Ривии превращались в хроники грустного бомжа-куколда, которого всемогущее предназначение™ и судьба мотают как говно по извилистой речке

Ну да, конечно, ведь нет в этих книгах больше ничего. Нет шикарно прописанных всех без исключения вторичных персонажей, мастерских эпизодов и диалогов с историей в истории, ближайшим аналогом которых будут фильмы Тарантино и Гая Ричи. Ничего нет, только куколд-геральт постоянно ноющий о Йеннифер. 

"Ведьмак" и "ПЛиО" - это два цикла в фэнтези, где мне было не похуй на персонажей, которые в других циклах даже не статисты, а просто функции. Помню с каким удовольствием читал и перечитывал побег Фаоильтиарны или переговоры королей и собрания Ложи Волшебниц. Блестящая работа с персонажами и миром, который действительно начинался как небольшой конкурсный рассказ. 

И да, с игровым Геральтом (во всяком случае из третьей части игры) книжный имеет весьма мало общего.

О, еще один пришедший из игр хейтерок человека, которому эти игры обязаны всем, кроме багов.

В первом "Ведьмаке", кстати, Геральт 1 в 1 такой же, как и в книгах.

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
дружище Варг
Заминусят, поди, но читал я этого Сапковского - весьма посредственный писатель.

Я б порвался и заминусил, но мне лень.

Ответить
Развернуть ветку
realavt
Серия про ведьмака начиналась, судя по всему, как эдакая графоманская шутка

Она начиналась как четко вывереный проект, нацеленный на коммерческий успех. Сапковский поставил себе цель и шел к ней по оптимальному пути, аккуратно подбирая нужные ингредиенты. Потребителям понравилось, успех следовало закреплять.

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Любитель

Мне немного печально от этого факта, но я сам забросил читать Ведьмака во время 4 книги.
Первые 2 мне очень понравились, но дальше, когда история начала крутиться вокруг Цири, мне это так стало неинтересно.

Постараюсь как-нибудь всё-таки осилить оставшиеся книги, чтобы сложить более точное представление о книжном цикле.

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Zaeed SE

В 3 ведьмаке Геральд такой же куколд как и в книгах.
Только в самой 1 игре ведьмак обладал хоть какой то мужественностью и мачизмом. По мере возвращения памяти его куколдизм вернулся.

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
1 комментарий
Matsyk Hellish

Походу автор статьи, а также некоторые другие люди, не поняли сарказма и обиды Сапковского про то что христианство убило славянскую культуру, превратило её в подделку западной церковности с ярко выраженным мазохизмом. И учитывая контекст Польши - эта "христианщина" продолжается и до сих пор.

Ответить
Развернуть ветку
Ярослав Голубев

Анлогично. Деожи плюс не дочитал последнию книгу бросив на середине, тцпо надоело. Это уже после того как в ведьмака поиграл, пролистал по диагонали.

Ответить
Развернуть ветку
Родион Раскольников

Как ни крути, а лучшая романтическая поэзия в "Ведьмаке" начинается вот этими словами: 

Ответить
Развернуть ветку
Hrafnsmal

"Ведьмак" это славянское фэнтези не потому, что там березки шумят, а потому что персонажи имеют определенную модель поведения и систему ценностей, характерную для жителей Восточной Европы. Любой диалог Геральта и Лютика и тем более посиделки краснолюдов с базаром за жизнь невозможно представить в исполнении краснолюдов другой, неславянской национальности. Поэтому собственно книжный "Ведьмак" и малопопулярен на западе, там эти диалоги все теряются в ужасном переводе. 

Ответить
Развернуть ветку
Gelio Rumstrang

Ага. Люди почему-то часто это упускают, аппелируя к западно европейским сказкам или бестиарию.

Ответить
Развернуть ветку
Снежный танк88
В каждой части есть как минимум одна локация, насквозь пропитанная славянским духом: Темноводье в первом «Ведьмаке»

Справедливости ради, в первом ведьмаке легче назвать локации, которые не пропитаны славянским духом. Во многом поэтому он настолько сильно полюбился геймерам из СНГ.

Ответить
Развернуть ветку
Santiago

Великая игра!

Ответить
Развернуть ветку
Roxy Gen
 Право Неожиданности

Так оно было и в европейских сказках. Девочка-безручка так начинается. А она основа на итальянской сказке 17 века и других её вариантах.
Если поискать, то еще где-то да встретится. ЕМНИП у ирландцев было такое.

Ответить
Развернуть ветку
Vlad K

Да скорее всего это восходит к какому - нибудь еще индо арийским мифам. А там уже расползлось по всей Европе, как и куча других мифов.

Ответить
Развернуть ветку
Pe40nkin
кто мыслит иначе, пожалуйста, пусть себе мыслит, но зубы ему выбивать надобно обязательно.

Золотые слова. 😉

Ответить
Развернуть ветку
Fred Lemuer

Когда я пытался проанализировать эту тему, меня безбожно заминусили.

https://dtf.ru/read/103511-o-chem-skazal-nam-pan-sapkovskiy

Ответить
Развернуть ветку
Педагогический месяц

Ну потому что есть некоторые проблемы у этого текста:

 Змей Горыныч, лично мне тоже видится чужеродным элементом, так как в восточных культурах змий или дракон – это существо обладает скорее положительными характеристиками, тогда как в силу исторических конфликтов на Руси сложилось отрицательное отношение к этому образу.

Образ змееборца — это центральный индоевропейских мотив, который сформировался еще до того как произошел распад праиндоевропейской общности (больше 6 тысяч лет ему) и присутствует у всех индоевропейских народов от индуса и до исландца. И да, змей должен быть злой, и должен быть повержен героем — и именно этим индоевропейцы отличаются от восточных культур: у нас змий это хтоническое зло, а восточно-азиатских народов это добрый и мудрый зверь, потому что культура разная, по разному формировалась и в разных условиях. У славян кстати образ змия наиболее близок именно к нейтрально-злому, но это уже внутренняя особенность славянской мифологии, которая более "серая" чем другие европейские.

 Если взять, например, былину о Илье Муромце, то можно обнаружить в ней множество совершенно «неславянских» элементов. Например, орды татаро-монгол или Идолище поганое, которое похоже на вражеского хана.

Самые что ни на есть славянские элементы. Потому что почти все стадии этногенеза славян, в отличии от уже остальных европейских народов, проходили либо в непосредственной близости от степей либо в степях, по котором вечно кто-то с востока приходил. Это для англо-саксов орды кочевников с востока чужеродный элемент, т.к. их предки покинули степи еще 4 тысячи лет назад, сделали крюк через Скандинавию и уже давно позабыли че это такое. А славяне далеко от степей никуда не уходили, они остались рядом с ними жить, и степная тема ключевая в славянской культуре, находит в свое отражение и в фольклоре, и во военном деле, и т.д.

 Польша, пусть даже средневековая, в этом плане является некой пограничной чертой. В ней есть что-то и от запада, и от восточных славян.

Поляки кстати вплоть до XX века дрочили на сарматизм — эт такая польская идеология, которая возводила польскую шляхту к степным кочевникам сарматам. У них восточные мотивы лезли во все щели. Даже знаменитая польская конфедератка позаимствована у татар. Немцы на поляков немного конечно повлияли, примерно так же как и скандинавы повлияли на русских.

 Использование автором мировых или польских мистических существ никак не влияет на статус "каноничного фэнтези", поскольку сказки Андерсена , братьев Гримм и других авторов давно стали достоянием всего человечества.

Братья Гримм делали ту же самую работу, что и Афанасьев — просто ходили по Германии и собирали местный фольклор на этом все. А нет, не все. Половина территории Германии была населена славянами — лужичане до сих пор в Саксонии и Баварии живут, а где-нибудь около Ростока на славянских языках разговаривали до XX века. Но ряд сюжетов Братьев Гримм не только германские и славянские, но есть действительно общеевропейские (Белоснежка, например).

 При этом называть «славянским» рассказ только из-за наличия в нем домовых и леших на мой взгляд спорное решение.

Самое логичное. Любой англичанин знает, что вампиры и русалки живут где-то там далеко на востоке за Одром, где все варвары на одно лицо и дерутся за баян.

 На мой взгляд произведение рассчитано на массового зрителя, и наличие африканцев в средневековом городе в принципе не особо влияет на его восприятие

Да фигово он влияет. Во вселенной Ведьмака где неправильная форма повод набить морду, мирно прохаживающиеся негры вызывают когнитивный диссонанс — весь социальный подтекст книги похерен.

А самое главное, я не слышал про многомиллиардные обороты Нетфликса в ЦАР и Сомали, африканцы их натуги точно не оценят. А в развитых странах негров живет не так уж много — больше всего их в США - 12% и во Франции — 8%, а во всех остальных странах куда меньше, в той же Германии их меньше 2%. В Европе и Северной Америке (а это ключевые рынки для Нетфликса) славян вообще-то живет больше чем негров — инфа 145%, но я что-то не заметил репрезентации славянских актеров в сериале. 

Ну т.е. они взяли славянскую фентази, написанную польским писателем и распропагандированной польскими разработчиками, но весь их каст на 90% состоит из разноцветных актеров британского содружества и только один актер второго плана из Румынии, lol — эт называется культурная апроприация.

 Попробую привести более конкретный пример того, как различные культуры меняют отношения между людьми. Возьмем два известных произведения о светской жизни в районе 19 века: британскую «Гордость и предубеждение» и нашу «Войну и Мир».

Вот это здравая мысль. Но не получила развития.

 Касательно конкретной цитаты Анджея я мог бы отметить следующее. Сапковский высказался в духе современности и мне сложно его за это осудить.

Тоже здравая. Пан писатель и сам заявлял, что он мужик простой: ты ему деньги, а он тебе права и делай че хошь.

Ответить
Развернуть ветку
Артем Иванов

типичный дтф же 

Ответить
Развернуть ветку
Judge Jameson

Ну тут надо звать @CrazyFizik 

Ответить
Развернуть ветку
Педагогический месяц

Мне туда уже лень писать :-) Но учитывая с какой частотой во всех этих ведьмаках повторяется слово "зараза" (на самом деле, это замаскированное польское ругательство "холера") вселенную Ведьмака уже можно однозначно идентифицировать как польскую фентази (блядь, да как правильно это слово писать-то? Фентази? Фэнтази?). Тут вообще без вариантов, никто не так не любит холеру и заразу, как поляк.

Вообще у пана Спаковского все же присутствует некоторый комплекс неполноценности восточноевропейского писателя, он кагбэ стесняется этого и всех пытается убедить, что он пишет прям как взаправдашний западный писатель, западное фентази, про короля Артура. Некоторые фанаты вселенной, страдающие таким же комплексом, тоже вот так же пытаются всех обмануть. Но CrazyFizik'а не проведёшь:

1) Некоторые сюжеты и мотивы являются в принципе общими для всех индоевропейцев.

Например мотив короля Артура, так же как и мотив волшебного оружия вместе с Владычицей Озера является общеевропейским, и встречается в том или ином виде в фольклоре не только всех европейцев, но и обнаруживается еще и у других народов вдоль индо-европейских миграций. Совершенно внезапно, меч короля Артура был обнаружен, например, в нартском эпосе, мотив о котором туда притащили мигрирующие в IV-V веках аланы, да и Перун встречается в вайнахском эпосе (притащили славяне в IX-XI веках, вероятно через хазар).

Так же и мотив сказки о Золотой рыбке и жадной старухи, тоже вот индоевропейский, встречается и у индусов, и у поляков, и русских и у немцев. Только абстрактная "золотая рыбка" может менять обличие в зависимости от территории, где-то дерево, где-то медведь, ну а конкретно золотая рыбка — это кашубский вариант (потомки ободритов).

И совершенно внезапно, Белоснежка и семь гномов так же общеевропейская сказка уходящая корнями в хуй знает какие древности, и независимые варианты этой сказки встречаются в: Испании (Красивая падчерица, и еще с десяток локальных вариантов), Шотландии (Золотое дерево и Серебряное дерево), Германии (совершенно внезапно это Белоснежка), Дании (Красивая девушка и хрустальные чаши), Швеции (Дочь Солнца и двенадцать князей-колдунов), Италии (Мария, злая мачеха и 7 разбойников), Франции (Зачарованные чулки), России (Волшебное зеркало). В Албании Белоснежка по имени Мариго тусит в окружении аш 40 драконов, а в Греции Мариетта её окружает всего лишь 40 великанов. Многие варианты сказок были собраны независимо друг от друга и предполагается что как минимум этот сюжет появился еще в Античности. Где-то кстати я даже видел несколько статей с подробным разбором разных вариантов Белоснежки.

В общем у нас есть большой пласт общеевропейского фольклора, уходящими корнями в глубокую древность и который является в одинаковой мере родным и для германцев, и для славян, и для италликов и т.д. Наличие таких сюжетов не делает славянское фентази менее славянским. А тут еще пан Пейсатель берет и деконструирует все эти архетипичные сказки (ту же Белоснежку) с польским садизмом.

2) Но поверх базовых общеевропейских мотивов каждый народ уже что-то свое наращивал. Вот именно здесь и надо искать уже локальные варианты. В первую очередь это бестиарий. Че такая Баба-Яга за бугром не в курсе (между прочим, древнейший образ у славян, связанный с представлениями о смерти). Стрыги — более локальный вариант славянских вампиров/упырей у поляков, белорусов и румынов (вообще это результат скрещивания славянского вампира с романским духом-покровителем в образе совы-неясыти). Кстати, упырь и вампир изначально одно и тоже слово, только упыри это у восточных славян, а вампиры у западных. Ну а дальше русалки, вилы, дивы, самовилы, самодивы, берегини, прибожики, мавки, навки, лешие, домовые, дворовые, банники, болотники, кикиморы, водяные и водники, полевики, полудницы, полуночницы, фараонки (да кстати, русалочка Андерсона, нихуя не русалка, а фараонка) и т.д. и т.п., в общем размеры бестиария настолько огромные, что ахренеешь.

В плане низшей славянской демонологии у славян проблем вообще нет — она отлично сохранилась, и как мы все знаем, пан Анжей активно юзал оттуда персонажей, а раз юзал, значит фентази славянское и точка. К слову, ведьмак тоже персонаж славянской мифологии и это не просто ведьма мужского пола и не аналог колдуна.

3) Ну собственно сюжет, стиль написания и т.д. и т.п. В Ведьмаке есть, например, аллюзия на раздел Польши, благодаря чему совершенно отчетливо определяются географические прототипы.

Ну и самое главное — славянские сказки имеют явное идеологическое отличие от западной научной фантастики и фэнтези. Битвы между добром и злом и противоборствующие идеологии в целом считаются разрушительными по своей сути, а высшие ценности заключаются в непосредственной доброте, честности и сострадании к окружающим. Вот та "самая серая мораль" и является классической фишкой восточноевропейской литературы и фольклора, которые сильно отличаются по тональности от западной литературы и фольклора.

Ответить
Развернуть ветку
4 комментария
Ярослав Голубев
Пожалуй, одни лишь прибожки остались такими же безвредными шалунами, какими изображались в мифах.

Во всех кнмгах что перекладываются на игры промсходит : взрывная агрессивная мутация биосферы : ибо игроку нужно кооо то рубить и резать 

Ответить
Развернуть ветку
Буржуазный будильник
цмок

Смок же. Там S, а не C, которая и читается как Ц.

Ответить
Развернуть ветку
RED D

"а по лесам и полям рыщут лешие, бесы, полуденницы, прибожки и игоши"
Прям даже Игоши рыщут, серьезно?  ) 

Ответить
Развернуть ветку
Артем Иванов

В дополнение к сказанному. 

Ответить
Развернуть ветку
Texlama

УДИВИТЕЛЬНО, что люди думают, что куколд это человек думающий чисто как циник и тд. Типо тот же толкин не был куколд. А на самом деле все наоборот скорее всего. Объяснять не буду. Думаю этот комментарий больше к тем изначально кто его поймёт. А кто нет, значит не дано пока.

Ответить
Развернуть ветку
Xella

Ты каким словарем пользуешься? В моем у слова Куколд совсем другое значение.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 54 комментария
null