[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Артём Слободчиков", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 160, "likes": 84, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "11885" }
Артём Слободчиков
6 404
Gamedev

Нам стоит помнить, насколько сложно делать игры

Как недостаток коммуникации между игроками и разработчиками связан с дискуссией о лутбоксах.

Поделиться

В избранное

В избранном

25 октября на The New York Times вышла колонка Джейсона Шрейера, автора книги «Кровь, пот и пиксели» и редактора новостей Kotaku, известного своими журналистскими расследованиями. В ней он рассказывает о том, как игровая индустрия уничтожает своих работников тяжёлыми и длительными «кранчами» — периодами постоянного сверхурочного труда.

Фил Фиш, известный в индустрии тем, что во время разработки Fez чуть не покончил с собой

Шрейер приводит множество историй о разработчиках, пострадавших из-за реалий индустрии. У Джина Симонета (Jean Simonet), программиста Skyrim, из-за стресса несколько дней адски болел живот, дизайнер Клинт Хокинг (Clint Hocking) частично потерял память, а бывалый программист Брэтт Дювилль однажды не мог выйти из машины из-за переработки. У других рушились отношения с любимыми и появлялось стойкое желание перестать заниматься играми.

Современная игровая индустрия в одних только Соединенных Штатах за 2016 год заработала 30,4 миллиарда долларов. При этом для создания крупных проектов вроде Mass Effect и Uncharted нужны десятки миллионов долларов и труд сотен людей, подчас работающих по 80 или 100 часов в неделю. Согласно исследованию Международной ассоциации игровых разработчиков от 2016 года, 65 процентам разработчиков приходилось «кранчить», а 52 процента добавили, что они занимались этим более двух раз за последние два года.

Книга Шрейера. В России её в начале 2018 года выпустит издательство «Эксмо»

К тому же, разработчики игр существуют в весьма жёстких условиях — в большинстве случаев им за переработки не доплачивают. Для их коллег из киноиндустрии такое немыслимо, поскольку там их права защищают профсоюзы. В целом, разработчикам платят меньше, чем в других профессиональных сферах, где приходится часто перерабатывать. Например, в финансах или юриспруденции.

Консенсуса насчёт необходимости «кранчей» нет. Какие-то разработчики вроде Марчина Ивински, сооснователя CD Projekt Red, считают их злом, без которого никуда. Другие, вроде Тани Шорт (Tanya Short) из инди-студии Kitfox Games, верят, что «кранчи» это ненормально, и при грамотном менеджменте игры можно создавать и без них.

По словам Шрейера, против точки зрения последних говорит тот факт, что из-за быстрой эволюции игровых технологий все проекты получаются разными, и планировать всё заранее невозможно. Базовая задача, на которую во время разработки прошлой игры уходило пять минут, в другом проекте может занимать все пятьдесят.

Пока что в индустрии господствует мнение Ивински: «кранчи» — это норма, несмотря на то, что некоторые разработчики перестают заниматься играми из-за тяжёлых условий работы. Уоррен Спектор, прежде чем вернулся в индустрию ради System Shock 3, долго преподавал в университете. Рафаэль Колантонио, гендиректор Arkane и геймдизайнер Prey, после плохих сборов игры — в Steam на момент написания материала у неё 442 тысячи владельцев — ушёл из студии и занялся своей пиццерией. Разработчики выгорают, и это неудивительно.

Люди думают, что делать игры легко. Но это тяжёлый труд, который может уничтожить твою жизнь.

Марцин Ивински
сооснователь CD Projekt Red

Действительно, несмотря на то, что материалов об условиях в индустрии появляется всё больше, большинство до сих пор считает, что создавать игры несложно. И это ключевая проблема коммуникации между игроками и разработчиками.

Причин тут множество. Начиная с банального: само слово «игра» из-за его этимологии (первое значение — «песнь с пляской») сложно воспринимать как обозначение культурного произведения, на производство которого потрачены десятки миллионов долларов. «Игра» это что-то несерьёзное, развлечение, которым занимаются между действительно важными делами.

Кажется, что это незначительный момент, но, как говорит Славой Жижек, «слова — это важно». Используя язык, мы существуем в его культурном поле и оперируем «зашитыми» в него смыслами и мировоззрениями. Фильм «Прибытие» отчасти об этом.

К тому же, большинство игроков не знают, как именно создаются игры, и воспринимают процесс как абстрактное «разработчики разрабатывают, издатели издают, мы покупаем и играем». Это одновременно и технологический, и творческий процесс со множеством нюансов, и, подчас, чтобы полностью разобраться в нём, нужно самому стать разработчиком.

Из-за этого игроки оценивают проекты по признакам, характерные черты которых совсем не обязательно наиболее трудоёмкие. Например, графика: если перед человеком пиксельный инди-платформер, он вряд ли подумает, что его создатели трудились не меньше, чем разработчики третьего «Ведьмака». Ведь с одной стороны огромный мир с закатами небывалой красоты, а с другой подземелья, состоящие из пикселей с разными оттенками серого и зелёного.

Возникает негативный цикл фидбэка: игроки готовы платить только за проекты «на 60 часов» — разработчики и издатели искусственно «раздувают» игры — на них приходится тратить больше средств — возникает необходимость в дополнительных прибылях — вводятся микротранзакции и лутбоксы — игроки недовольны.

Это не значит, что разработчиков и тем более издателей нужно холить и лелеять. Когда они ошибаются или заходят слишком далеко, — а это неизбежно, потому что индустрия построена на людях, — им нужно об этом сообщать, выражать протест и предлагать альтернативные решения.

Но делать такие выводы можно только когда ты понимаешь, чего стоит введение в игру мультиплеера, механики паркура или балансировка ИИ. Когда между сторонами дискуссии есть базовое взаимопонимание.

#мнения

Статьи по теме
Джейсон Шрейер назвал издателя книги «Кровь, пот и пиксели» в России
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться