[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Олег Чимде", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","finalfantasyxv"], "comments": 12, "likes": 35, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 955

Навсегда: истинная дружба в Final Fantasy XV

Отношения, которым веришь.

Поделиться

В избранное

В избранном

В ноябре прошлого года мы выпустили перевод колонки Брии Коуд, работавшей над Child of Light и несколькими играми серии Assassin's Creed. Она поделилась любопытной историей: двоюродная сестра Брии, пытавшаяся освоить «Скайрим», однажды позвонила ей и в слезах сообщила — Лидия умерла. Случилось удивительное: девушка создала у себя в голове симулякр — приняла компьютерного персонажа за настоящего человека. А смерть близких людей всегда расстраивает до слёз.

The Elder Scrolls V: Skyrim

Но кто такая Лидия? Обычный телохранитель-компаньон Довакина, который бегает рядом и время от времени выкрикивает угрозы в адрес врагов. Да, на ней можно жениться, но человеком она от этого не станет. Обычная «говорящая голова» с мечом, не более. Skyrim ничего не делает для того, чтобы вы считали компаньонов близкими людьми. Двоюродная сестра Брии Коуд просто никогда раньше не играла в ролевые игры, её разум не зашорен. Сам факт общения с ненастоящим человеком — в новинку.

Но игрокам с многолетним стажем сложнее почувствовать связь с игровыми персонажами, тут нужно нечто большее.

Final Fantasy XV

Трудности социализации

Когда Resident Evil 7 поставил меня перед выбором между Мией и Зои, я несколько опешил. Какой тут вообще может быть выбор? Мия — жена главного героя, но не моя. Мне она — никто. Просто женщина с демоном в голове, которая отрезала мне руку бензопилой. С Зоей же я по ходу игры общался по телефону, она мне помогала, и я — ей. Мы успели хоть чуть-чуть узнать друг друга.

Тем не менее, в игре был расчёт на то, что я предпочту Мию: этот выбор открывал условно хорошую концовку, а сюжет с Зои ни к чему не приводил. Отвратительно. Авторы ничего не сделали для того, чтобы я чувствовал хоть какую-то связь с Мией, кроме пространного факта «она вроде как моя жена, значит, я должен выбрать её».

Resident Evil VII

Но в случае с новичками всё не так. Однажды я усадил друга, который никогда ни во что не играл, за Silent Hill 2. Во-первых, ему было действительно страшно. Во-вторых, когда Пирамидоголовый убил Марию, мой друг чертовски расстроился. Хотя Мария практически не общалась с Джеймсом, главным героем игры. С ней был только потусторонний контакт, но не реальный. Она просто бегала рядом и крайне вяло реагировала на творящийся вокруг макабр.

Silent Hill 2

В ролевых играх всё ещё сложнее, и связь там должна быть гораздо прочнее. Когда я случайно переспал с Андерсом в Dragon Age, то ничего не почувствовал. Кроме лёгкой обиды на несовершенную систему диалогов, конечно. На тот момент Андерс был для меня никем. Я брал его в партию исключительно потому, что он крутой маг и прекрасно подходил мне по стилю боя. Это вообще общая проблема игр BioWare: в партию берёшь не тех, к кому испытываешь симпатию, а наиболее подходящих по геймплею.

Как бы мне ни была симпатична Сэра в Dragon Age: Inquisition, как бы ни нравились колкие ругательства, которыми она разбрасывается по ходу игры, я не брал её в отряд. Она — лучник, который был мне просто не нужен.

Dragon Age: Inquisition

Игры BioWare — не из сложных. При желании даже на «харде» можно выиграть любой бой с одними лучниками в партии. Однако сам геймплей однообразная партия несомненно портит. Предположим, вам не нравятся Вивьен и Дориан. Вы что, будете сражаться с драконами без магии?

Я пообщался с коллегами и провёл небольшой опрос: кого вы берёте в партию — полезных или симпатичных? Мнения разделились примерно поровну.

Но, тем не менее, Inquisition в плане построения связей с соратниками — наиболее совершенная игра от BioWare. Каждого героя понимаешь чётко: вот этот усатый парень сноб и весельчак, но такие люди обычно несчастны. Вот эта воительница вся такая крутая только снаружи, а внутри она — стеснительная и смешная. Да и случайный секс здесь исключается: любви нужно добиваться, долго и упорно. Никто просто так на ровном месте не бросится к вам в койку.

Но Inquisition несовершенна. Всё там построено по шаблону: у каждого сопартийца есть личный квест, который приведёт к улучшению ваших отношений. Рыночная система дружбы — сначала ты помогаешь, и только потом тебе начинают доверять. Выглядит не очень искренне. Да и короткие диалоги, которые случаются в миссиях, выглядят надуманно и искусственно, потому что не привязываются к контексту. 

Вы можете перенести очень сложную битву, кое-как одолеть дракона и с трудом выжить, но отдачи от сопартийцев не получите. Дориан с Вивьен, как ни в чём не бывало, обменяются дежурными колкостями и замолчат на 10-15 минут. Герои Inquisition интересные, но — мёртвые.

Настоящая дружба

Путь к релизу у Final Fantasy XV выдался не из лёгких. Менялась концепция, менялся движок, менялся руководитель проекта. Но идея взаимоотношений между героями осталась ключевой.

Четверо друзей отправляются в путешествие и по ходу дела постоянно влипают в неприятности. Мир открытый, есть основная сюжетная линия и множество сторонних. Тут нет ничего удивительного: Final Fantasy XV — обычная игра с открытым миром, местами даже заурядная. Магия в том, как изящно она влюбляет тебя в своих героев.

Игровой персонаж один — принц Ноктис, и с ним вы должны себя ассоциировать. Но есть и трое сопартийцев: прирождённый боец Гладио, интеллигент Игнис и по-хорошему инфантильный Промпто. Все они стереотипны, как принято в ролевых играх, но каждым из них действительно дорожишь. Пока что я не видел другой игры, которая так сильно заботилась о вашем отношении к героям.

Эффекта истинной дружбы между вами и компаньонами удаётся добиться благодаря нескольким простым, но эффективным креативным решениям.

Герои постоянно общаются

И речь вовсе не о привычном по играм BioWare обмене шуточками, которые выглядят как юмор в фильмах Marvel: вот здесь у нас ровно восемь секунд, мы шутим про молот в лифте. Диалоги не надуманны, они почти всегда вписаны в контекст. Герои обсуждают то, что слышат и видят.

Конечно, есть какие-то шаблоны диалогов без контекста, которые со временем начинают повторяться, но, в целом, обмен репликами индивидуален для конкретного времени и места.

Друзья в живом диалоге постоянно: реплики зависят как от событий, привязанных ко времени, так и нет. Промпто может разныться, что хочет есть, и его поддержит Игнис. Гладио спросит, не болит ли у Ноктиса голова. Игнис расскажет, каково ему сидится на пассажирском кресле автомобиля, в то время как обычно он за рулём. При этом на диалоги влияют локации, погода и ещё множество факторов.

Иногда сопартийцы начинают откровенничать, причём эти диалоги можно запросто не увидеть. Однажды мы остановились в какой-то захудалой гостинице, и Промпто позвал перед сном посидеть на крыше. Рассказал, что комплексует из-за своего возраста, считает себя ненужным на фоне остальных. Всё это — бесценно. Я вижу, я верю — да, это реальные люди. Да, это мои друзья.

Отдача после драки

Герои Final Fantasy XV активно реагируют на сражения. После особо сложной битвы Ноктис упрётся руками в колени, Промпто может повалиться на землю, а Игнис — устало похлопать в ладоши. Причём, всё зависит от того, насколько мощным был враг.

Это — настоящая награда, и она важнее, чем очки опыта. Да, в JRPG герои обычно дают эмоциональную отдачу после драки: её можно увидеть, например, в Tales of Xillia. В зависимости от напряжения в битве герои порадуются победе или свалятся на землю от усталости. Но всё это происходит на экране подсчёта очков, который существует где-то в отрыве от реальности, и не воспринимается как часть игры.

У всех есть хобби

Ноктис любит рыбалку. Гладио — исследовать места, в которых оказался. Игнис учит рецепты блюд и готовит их в лагере. Промпто фотографирует всё подряд. Final Fantasy XV не концентрируется исключительно на боевых действиях: здесь есть место и простым радостям, которые также работают на связь между вами и героями игры.

Промпто, завидев на горизонте что-то интересное, предложит вам поехать туда и сделать снимок на память. Фото обязательно получится удачное. Также он делает снимки и просто так: затем, в лагере или гостинице, друзья соберутся вместе и посмотрят их, обязательно отметив самые удачные.

Фотографирование построено на сложном алгоритме, который зависит от множества различных триггеров. Но я, как игрок, просто вижу отличные снимки природы, своих друзей или даже коллективное сэлфи.

Если Игнис выучит новый рецепт, то обязательно поделится этим с сопартийцами (реплика, правда, очень часто повторяется), а новый улов Ноктиса обязательно обсудят. Более того, еда в Final Fantasy XV выглядит настолько круто, что к жалобе Промпто на урчащий желудок невольно прислушиваешься.

Поездки на машине

Я всегда мечтал о подобном путешествии в реальности: мы с друзьями садимся в машину и едем, куда глаза глядят. Но, увы, нет таких друзей, нет машины, времени. Нет приключений.

Открытый мир Final Fantasy XV будто создан для тех, кто устал от открытых миров. Не нужно куда-то бежать, захватывать вышки и тому подобное — ты просто садишься в машину, на заднее сидение, отмечаешь пункт назначения и едешь под музыку из прошлых частей Final Fantasy, глядя по сторонам. По дороге герои могут завести диалог о том, что услышат по радио, или Промпто что-то заприметит и предложит сфотографироваться. А если вдруг кончится бензин, машину придётся толкать. Симуляция дорожного приключения в дружеской компании работает прекрасно.

Совместный досуг

Мой друг Промпто без ума от чокобо. Время от времени он так вызывающе ноет, что я продлеваю абонемент на пользование этими ездовыми животными и бросаю машину где попало, пересаживаясь на чокобо.

Я знаю, что Игнис получает кайф от готовки, поэтому я обшариваю рынки в городах и ищу ингредиенты для вкусного борща.

А ещё я спускаюсь в канализацию за новыми фарами для нашей машины и терплю там непотребства от демонов. Умираю, но возвращаюсь вновь, потому что машина Регалия — тоже мой друг, и я хочу, чтобы она выглядела прекрасно.

Всё это — мелочи, не правда ли? Но из мелочей и складываются отношения с людьми. Сначала ты изучаешь внешность человека, смотришь на его жесты, прислушиваешься к тембру голоса. Затем узнаёшь его получше: оцениваешь юмор, способность поддержать беседу, спрашиваешь о хобби. Затем вы начинаете проводить время вместе. И, в конце концов, ты чувствуешь уют рядом с ним.

Формирование отношений к героям Final Fantasy XV проходит через все те же самые этапы. И вот, спустя пятнадцать-двадцать часов игры, я искренне начинаю считать Промпто, Игниса и Гладио своими друзьями. Вот это — другое дело. Вот это — волшебство.

Автор фотографий — мой хороший друг Промпто.

#мнения #finalfantasyXV

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться