[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Артемий Леонов", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b","elex"], "comments": 128, "likes": 90, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11546" }
Артемий Леонов
17 099

Очень странная «Готика»: обзор Elex

К чему привело решение смешать три сеттинга.

Поделиться

В избранное

В избранном

Раз в несколько лет студия Piranha Bytes выпускает игру, очень похожую на свои предыдущие проекты. Рецензии на них обычно тоже очень похожи друг на друга — примерно со времён первой Risen они традиционно начинаются с перечисления элементов, которые объединяют все игры студии.

Герой вынужденно оказывается в незнакомой обстановке и начинает всё с нуля, поначалу каждый враг представляет для него огромную проблему, он должен присоединиться к одной из трёх (или двух) фракций и найти учителей, чтобы прокачать боевые или магические навыки. Заканчиваются эти рецензии обычно выводом, мол, формула «Готики» безнадёжно устарела и нуждается в переменах. Однако сами разработчики год за годом дают понять, что не согласны с этим тезисом.

Без сюрпризов

Геймплей Elex можно описать очень просто — он практически идентичен Risen 3: Titan Lords, предыдущей игры от «Пираний». Похоже здесь всё, от интерфейса и анимации персонажей до боевой и диалоговой систем. Принципиальные геймплейные различия можно пересказать в одном абзаце.

Risen 3: Titan Lords

Главный герой Джакс чудом выживает после крушения своего летательного аппарата, а также огнестрельных ранений, и отправляется в путешествие по гигантскому открытому миру. Он действительно получился огромным — в полтора раза больше знаменитой своими титаническими размерами мира «Готики 3» , и абсолютно открытым. Идти можно куда угодно, хоть сразу к базе главного злодея.

Но назвать мир насыщенным на этот раз трудно. Разработчики обещали, что за каждым углом нас будет поджидать что-то интересное, а окружение постоянно будет генерировать уникальные «маленькие истории». На практике 90% этих маленьких историй будут звучать так: «за мной погналась какая-то тварь и чуть меня не сожрала». Иногда их будут разбавлять более интересные истории, например: «пока я разговаривал с NPC, прибежала какая-то тварь и сожрала его охранников, а потом и его самого, и теперь квест считается проваленным, а игра считает, что я его убил».

Мир Elex населяет огромное количество разнообразных хищников, но ведут они себя практически одинаково — некоторое время угрожающе смотрят на вас, а потом бегут к новой жертве. От животного нужно увернуться при помощи переката, а затем ударить растерявшегося противника в спину — или расстрелять, в зависимости от вашего стиля игры.

Между собой представители местной фауны различаются только живучестью и силой атаки, плюс некоторые из них могут атаковать дистанционно — кто-то плюется огнем, кто-то ядом. Кое-где можно повстречать гигантских чудищ вроде циклопов, швыряющихся огромными валунами, но на первых этапах игры мысли вступить с ними в бой у вас даже не возникнет. В дальнейшем выяснится, что даже против них существуют безотказные приемы.

Реактивный ранец, к слову, полностью меняет процесс исследования мира — теперь непреодолимых препятствий нет, можно просто нацелиться на точку и бежать к ней по прямой, периодически перелетая через скалы и аккуратно планируя с огромной высоты. Из минусов: ранец не даёт испытать радостного чувства «я догадался, как сюда добраться». Во время прохождения одного из квестов на вопрос о том, как мне пробраться мимо стражника, NPC ответил: «У тебя же есть ранец, перелети через стену».

За убийство монстров и выполнение квестов Джакс получает опыт, который при достижении нового уровня конвертируется в очки характеристик и очки навыков. Характеристики вроде силы, ловкости или хитрости можно прокачать сразу, а для того, чтобы потратить очко навыка и научиться чему-то новому, нужно найти учителя и заплатить ему круглую сумму.

На нормальное оружие тоже придется копить — снять его с трупа бандита не получится. Броня же и вовсе стоит баснословных денег, да ещё и возможность купить её открывается только по достижении определенного ранга в той или иной фракции, так что сменить её у вас получится не больше пары раз за игру.

О геймплее игр от Piranha Bytes трудно сказать что-то новое, да и сами разработчики постоянно повторяют, что Elex — прежде всего ещё одна «Готика». Поэтому я подробно остановлюсь на главной отличительной особенности Elex, которая вызвала больше всего вопросов и разногласий как у поклонников творчества студии, так и у обычных игроков — на сеттинге.

По сравнению с этим глобальным изменением углубление серии Risen в пиратскую тематику, в своё время разделившее фанатов на два лагеря, кажется совсем уж мелочью. Действие происходит на планете Магалан, в своеобразном научно-фантастическом мире. Или всё-таки в фэнтезийном? И что это за «смешение трех сеттингов», о котором говорили разработчики?

Выйти из «Готики»

Первый город, в который игрок попадает почти сразу же после начала игры, выбран явно неслучайно. Столица фракции Берсерков Голиат, как и весь окружающий его регион — это концентрированная «Готика».

Средневековые постройки, лесные пейзажи, неприветливые воины, говорящий загадками маг — такого острого чувства дежа-вю Piranha Bytes не дарила нам, пожалуй, со времён Risen. Даже местный бестиарий при ближайшем рассмотрении оказывается знакомым — встретив на болоте самого настоящего тролля я обрадовался ему, словно старому знакомому.

В Голиате и его окрестностях я провел несколько очень приятных часов — любовался пейзажами, бегал по поручениям NPC, пытаясь завоевать их доверие, охотился на дичь при помощи лука и стрел.

А потом местный правитель послал меня на разведку в соседний регион.

Проделав долгий путь по пустыне, усыпанной минами, и улизнув из-под носа у жутких мутантов, я оказался в Таваре — столице фракции Изгоев, которую разработчики описывают как постапокалиптическую.

Там меня встретил привратник в кожаной куртке и тёмных очках, немедленно прочитал лекцию о расширяющих сознание наркотиках и поделился информацией о местных боссах с именами вроде Дюк и Биг Джим.

В диалоге с привратником камера переместилась на моего спутника — закованного в латы благородного воина по имени Дурас, — и в этот момент я понял, что больше не могу воспринимать мир Elex всерьёз. Слишком уж не сочетались друг с другом его элементы.

Позже я оказался в городе, открытом для членов всех трёх фракций, и увидел, как в местном баре выпивали друг с другом средневековый воин, «научно-фантастический» солдат с лазерной винтовкой за плечами и представитель фракции Изгоев, словно сбежавший из Fallout. В сочетании друг с другом эти трое очень напоминали расслабляющихся после какого-нибудь фестиваля косплееров — отделаться от этой мысли у меня уже не получилось.

Вероятно, когда разработчики Elex говорили «мы хотим смешать три сеттинга», они именно это и имели в виду. Речь не об уникальном мире, где сосуществуют фэнтези и постапокалиптика — авторы просто взяли три совершенно разных сеттинга и поместили их в игру.

При этом «смешать» — не вполне подходящее слово, потому что именно смешиваются они не так уж часто. Игра делает всё, чтобы максимально отделить три свои части друг от друга. Изгои живут в пустыне, Берсерки в лесу, а Клирики — на вулканическом ландшафте, при этом границы каждого региона чётко определены. Если ты вышел из леса и попал в пустыню — значит, фэнтезийный сеттинг закончился и начался постапокалиптический. Не перепутайте.

Фэнтезийные Берсерки — это викинги. Не гармонично вписанная в научно-фантастический мир фракция, культура которой во многом напоминает культуру викингов, а самые настоящие викинги. Они выходят с боевыми топорами, луками и стрелами против вооружённых лазерными винтовками Клириков и их гигантских боевых роботов — и периодически побеждают.

Вождя Берсерков, к слову, зовут Рагнар — чтобы ни у кого не осталось сомнений. Постапокалиптические Изгои, видимо переживая, что их фракция вызывает недостаточно ассоциаций с Fallout, сооружают в центре своей столицы гигантскую бомбу.

Клирики «научно-фантастичны» и технически подкованы — безо всякой скидки на то, что в нескольких километрах от их наполненных роботами и всевозможной электроникой городов люди всё ещё строят деревянные лачуги и куют стальные шлемы.

Во время очередного путешествия из одного сеттинга в другой я неожиданно понял, что мне напоминает мир Elex — парк развлечений из фильма «Мир Дикого Запада» 1973 года. Там тоже были три совершенно несвязанных между собой зоны — Средневековье, Древний Рим, и, собственно, Дикий Запад. Вот только в фильме ковбои оказались среди римских садов из-за масштабного сбоя в системе работы андроидов, тогда как в Elex такая мешанина — нормальный порядок вещей.

Всё это может показаться придирками, но всё-таки верить в этот мир по-настоящему на первых порах не получается. А исследовать мир, в который до конца не веришь — сомнительное удовольствие.

Второе дно

Разрушенные постройки цивилизации, господствовавшей на планете Магалан до катаклизма, вероятно, должны были добавить игре загадочности и интриги, но это так не работает. Темы мира до катастрофы Elex практически не касается. Телекоммуникационные вышки, ветряки и разбросанные тут и там седаны и хэтчбэки — всё это просто антураж и ничего больше.

Тот факт, что Магалан — не Земля, а совершенно другая планета, делает все эти реликты ещё менее интересными. Из радиоприемника неожиданно не зазвучит Элла Фицжеральд, а карта опасного подземелья не окажется на поверку схемой метро Сан-Франциско, как в недавнем сериале «Хроники Шаннары».

Никаких отсылок, никаких трогательных напоминаний о былых временах. Если Fallout показывал нам, как катастрофа преобразила Бостон или Лас-Вегас, то Elex рассказывает о тех местах, о которых мы вообще ничего не знаем. Исследовать исчезнувшую цивилизацию Магалана неинтересно, потому что внешне она ничем не отличается от нашей (вплоть до дизайна автомобилей), но при этом она — всё-таки не наша.

Несмотря на всё вышесказанное, в определённый момент ощущение нереальности мира если не исчезает полностью, то очень сильно ослабевает. Благодарить за это следует сценаристов — они оживили мир Elex, который изначально казался мертворожденным.

После нескольких сотен строчек диалогов понимаешь, что у мира Elex есть вменяемая история, и почти всё имеет обоснование. Клирики живут на выжженной пустоши, потому что их эксперименты убивают природу, а регион «фэнтези» покрыт зелёными лесами не потому, что геймдизайнер хотел, чтобы игрок почувствовал себя в «Готике», а потому что Берсерки специально выращивают леса, пытаясь восстановить экологию Магалана.

По той же причине они не пользуются технологиями — но это всё-таки остаётся самым неправдоподобным моментом во вселенной Elex. Трудно поверить, что, скажем, охотничьи ружья вредили бы экологии ощутимо сильнее, чем используемые Берсерками луки.

Сценаристы, судя по всему, осознают слабость своего «экологического» аргумента и поэтому постоянно предоставляют дополнительные обоснования технофобии Берсерков. Персонажи то и дело упоминают об их могущественной магии, способной противостоять любой технике, или просто упоминают, что находят поведение Берсерков странным.

Когда моего персонажа, на тот момент достигшего высшей ступени в иерархии Берсерков, спросили, зачем он присоединился к «этим чокнутым», он, словно оправдываясь, ответил, что находит их отказ от техники глупым и непрактичным, но уважает за другие вещи.

В оставшихся двух фракциях тоже можно разглядеть что-то кроме воплощённых стереотипов. Учёные-Клирики, как выясняется, одержимы не только боевыми роботами и лазерным оружием, но и религией. Их философия и даже дизайн костюмов и интерьеров во многом напоминают хаммеритов из Thief, но менее агрессивно настроенных.

Изгои же олицетворяют идеи абсолютной свободы и гедонизма — их объединяет не только любовь к одежде в стиле «Безумного Макса» и англоязычные имена, но и полное неприятие двух других фракций с их строгими законами и религиозными догматами.

Если Клирики и Берсерки идут в бой во имя своих идеалов (зачастую довольно спорных), то Изгои готовы защищать лишь собственную возможность жить в свое удовольствие, периодически употребляя наркотики.

Даже если идеи группировок вам не близки, присоединиться к одной из них всё же придется — как и в любой другой игре от Piranha Bytes. К сожалению, на основной сюжет выбор фракции сильно не повлияет — два квеста будут развиваться параллельно.

Без вариантов

История Джакса, командира безэмоцинальных воинов-альбов, преданного боевыми товарищами и вынужденного начинать новую жизнь среди тех, кого всегда считал врагами, интригует и цепляет.

Разработчики говорили, что Джакс неслучайно стал первым не безымянным персонажем игр Piranha Bytes и обещали рассказать «очень личную историю». Это действительно так — Джакс не просто случайный «приключенец», оказавшийся в незнакомой обстановке. В мире Магалана у него полным-полно знакомых.

Кого-то из NPC он в своё время пытался убить, кто-то просто знает его в лицо. По всей карте можно встретить бывших товарищей и соратников. Кто-то из них попытается вас прикончить, кто-то захочет присоединиться, но с каждым из них у главного героя произойдет полный драмы диалог о прошлом, целях и убеждениях. Каждая из этих встреч добавляет персонажу глубины, а ближе к середине игры его сложные взаимоотношения с некоторыми из бывших сослуживцев и вовсе начинают напоминать шекспировскую трагедию.

Более неоднозначное решение — постоянные флэшбэки. Они включаются почти что после каждого важного для сюжета момента и в большинстве случаев выглядят одинаково: после долгих планов Ледяного дворца (так называется база альбов) нам показывают двух безэмоциональных воинов, которые обмениваются репликами в духе «нам нужно выполнить директиву», «приказы не подвергаются сомнению», «наши враги будут уничтожены».

В самом начале, когда мы ещё ничего не знаем о мире игры, смотреть эти флэшбэки в меру интересно, но затем они начинают утомлять — в них нет ни напряжения, ни, за редкими исключениями, важной для сюжета информации. При этом вне флэшбэков те же самые персонажи-альбы — едва ли не самые интересные герои во всей игре.

А вот с вариативностью прохождения у Elex всё не очень хорошо. Сюжет слишком прямолинеен — после выполнения одного набора заданий вам тут же выдают другой, и так до самой развязки. Решать вы можете лишь то, в каком порядке эти задания выполнять.

Всё это не так сильно бросалось бы в глаза — в конце концов, многие популярные ролевые игры тоже не предлагают никакой вариативности в прохождении основного квеста, — если бы не одно очень странное решение разработчиков, связанное с местным аналогом «кармы».

Мировоззрение Джакса определяется шкалой: с одной стороны «человечность», с другой «холодность». Разработчики обещали, что «холодность» будет повышаться при «логичных» поступках, а «человечность» — от проявления эмпатии. Однако на практике решений, в которых приходится выбирать между трезвым рассудком и сочувствием к ближнему, в Elex очень мало, и «карма», как обычно, формируется в зависимости от выбора ни на что больше не влияющих ответов в диалогах.

Тут есть две проблемы. Во-первых, по достижении персонажем определённого уровня «логичности» или «человечности» игра начинает блокировать противоположные варианты ответов. А во-вторых, Elex почему-то ставит знак абсолютного равенства между логичным поведением и лояльностью главному злодею игры.

Всё это приводит к курьёзным ситуациям. После долгих и продуктивных переговоров один из NPC спросил меня: «Ну так ты собираешься убить главного злодея?». Вариант «Да» игра заблокировала, поэтому мне пришлось ответить что-то вроде «нет, мы с ним договоримся», и шокированный таким ответом NPC меня атаковал.

Примерно понятно, что разработчики хотели сказать, вводя эту систему — что долгие годы подавлявший в себе эмоции Джакс должен был в кратчайшие сроки научиться проявлять эмпатию, чтобы избавиться от влияния своего бывшего хозяина.

Вот только реализована эта идея очень неудачно — когда игра, в которой значимый выбор в диалогах можно пересчитать по пальцам одной руки, лишает игрока последней возможности влиять на события, это раздражает.

Elex — игра неоднозначная. Это очередной проект в устоявшемся жанре «игра от Piranha Bytes», но на этот раз в сеттинге, отходящем от классического фэнтезийного средневековья ещё дальше, чем «пиратские» части Risen.

Она выглядит, как монстр из трёх сеттингов, неаккуратно пришитых друг к другу по прихоти продюсера, отчаянно желающего «сделать что-то новое». В какой-то степени она и есть такой монстр. Но, если приглядеться повнимательнее, попытаться поверить в этот странный мир и окунуться в игровой процесс, за неказистой оболочкой можно увидеть нечто большее.

Elex можно критиковать долго, но некоторых вещей у неё отнять невозможно. Во-первых, сценаристы Piranha Bytes вложили в игру душу. Им удалось создать десяток неоднозначных и интересных персонажей, имена, характеры и поступки которых не выветриваются из головы немедленно.

Они написали местами клишированный, но эпичный и трогательный сюжет о мести и искуплении. И, самое главное, они каким-то волшебным образом сделали так, что мир, состоящий из трёх тематических зон и трёх слабо сочетающихся сеттингов, через какое-то время начинает восприниматься нормально.

Во-вторых, Elex — настоящая RPG старой школы, которых сейчас выходит не так много. Мана и здоровье здесь не восстанавливаются со временем, любая лесная тварь убивает героя очень быстро, открытие инвентаря не ставит игру на паузу, а для того, чтобы пользоваться фаст-тревелом, нужно сначала отыскать телепорты, далеко не всегда расположенные в очевидных местах. Если вы когда-нибудь жаловались, что Bethesda «оказуалила» The Elder Scrolls, Elex наверняка удовлетворит ваши запросы.

Двери в игре всё-таки есть, но их всего несколько и их нужно очень сильно поискать

И, возможно, самое главное: Elex — это «Готика». Та самая, которую мы любим и ценим. Пусть боевые роботы, мутанты и ржавые «Хаммеры» в пустыне вас не смущают – если вы по-настоящему любите «Готику», то полюбите и Elex, не на первом часу, так на десятом.

Если не самые удачные творческие решения помешают коммерческому успеху новой игры от Piranha Bytes, то у Elex есть все шансы стать последней «Готикой» от легендарной студии, и от этого немного грустно.

#обзоры #elex

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться